Во сколько обойдётся оздоровление банковского сектора Казахстана

Мероприятия по снижению невозвратных кредитов (NPL) в банковской системе Казахстана с 31,15% в 2014 до 6,7% в 2017, о которых говорится в официальной статистике Национального банка РК, не отражают реальной ситуации

Фото: © Depositphotos.com/chachar

По данным рейтингового агентства S&P, процент NPL по системе может достигать 25–30%. Об этом говорится в его отчете «Банковский сектор Казахстана переживает непростой период и по-прежнему нуждается в тщательной “расчистке” балансов».

Если верить предположениям S&P, то за три года – с 2014 по 2017 – усилия регулятора по оздоровлению рынка принесли успех только на бумаге. Притом что на 2014 пришлись максимальные показатели по NPL, а проблема с невозвратными кредитами возникла семь лет назад – в 2010, когда их уровень вырос с 5,15 до 21,17%. Как говорится, не было ни разу, и вот снова.

«Это обусловлено по-прежнему значительным объемом проблемных кредитов, выданных в предыдущий период, на уровне банковской системы и возможным ухудшением качества активов вследствие политики агрессивного роста кредитования и недостаточно жестких стандартов андеррайтинга, применяемой некоторыми участниками рынка в последнее время, – отмечается в отчете. – Ситуация в банковском секторе не стабилизируется до тех пор, пока банки не расчистят свои балансы. В настоящее время руководство страны обсуждает вопрос о возможном предоставлении банковскому сектору 2 трлн тенге, которые будут направлены на сокращение объема проблемных кредитов, однако, по всей видимости, только в крупных, наиболее системно значимых банках.

Предстоящие стресс-тестирование и анализ качества активов, которые будут проведены Национальным банком Республики Казахстан (НБ РК), могут выявить скрытые проблемные кредиты в некоторых банках и определить возможные потребности в формировании дополнительных резервов и в капитале. Однако генерирование достаточных показателей рентабельности, скорректированных с учетом рисков, на протяжении всего цикла остается одной из наиболее труднодостижимых задач для большинства казахстанских банков, и их характеристики кредитоспособности и стабильность по-прежнему зависят от способности и готовности собственников финансировать рост банковского бизнеса за счет вливаний капитала».

Наблюдатели рынка также скептически оценивают «бумажную» работу по оздоровлению балансов казахстанских банков.

- Национальный банк предпринимает активные меры по оздоровлению банковской системы и спасению банков. И, конечно, докапитализация Фонда проблемных кредитов, за счет которой он сможет выкупать проблемные активы банков, в этом смысле оправданна. Но это симптоматическое лечение, – поясняет Forbes Kazakhstan генеральный директор “SAS Казахстан” Андрей Суставов. Вместо того чтобы выстраивать системный подход к управлению рисками и сбору просроченной задолженности, что, если продолжать аналогию, сравнимо с новым, более здоровым образом жизни, наши банки продолжают уводить плохие долги во внешние организации и “дочки” и по формальным признакам приводить отчетность в порядок.

Действия властей по расчистке балансов банков не обрели четкой структуры на момент написания материала в виде документа в свободном доступе. Лишь зампредседателя Нацбанка Олег Смоляков подтвердил, что на расчистку NPL будет выделено 2 трлн тенге. Каким банкам будет отпущена поддержка, не сообщается, однако аналитики предполагают, что основные деньги уйдут Казкому.

«Докапитализация Фонда проблемных кредитов на 2 трлн тенге необходима для выкупа плохих активов Казкоммерцбанка в преддверии сделки по консолидации с Народным банком», – говорится в обзоре рынка АО «Сентрас Секьюритиз», со ссылкой на аналитиков Sberbank Investment Research, аналитического подразделения Sberbank CIB.

Аналитики Sberbank CIB указывают, что правительство РК внесло существенные изменения в расходную часть госбюджета на текущий год, предусматривающие выделение дополнительных 2,1 трлн тенге ($6,5 млрд) в Фонд проблемных кредитов для, по имеющимся сведениям, поддержки банковского сектора. «Подробная информация о конкретных получателях помощи пока не раскрыта, но было бы логично предположить, что по большей части эти средства будут направлены на минимизацию рисков ККБ, связанных с активами БТА Банка, что на данный момент составляет около 2,5 трлн тенге»– говорится в обзоре.

«Запланированное вливание капитала в Фонд проблемных активов может свидетельствовать о том, что правительство намерено вмешаться и устранить основное (по нашему мнению) препятствие для слияния ККБ и Народного банка, хотя подробности пока неизвестны. Это, по-видимому, означает, что Народный банк сможет заключить сделку в отношении оставшихся активов ККБ, – отмечают аналитики Sberbank CIB. – В то же время мы по-прежнему полагаем, что сохраняется ряд существенных рисков, как краткосрочных (дивидендные выплаты Народного банка), так и более долгосрочных (обеспечение потенциально благоприятных условий для миноритарных акционеров). Также следует отметить риски общего характера, связанные с понижением уровня достаточности капитала Народного банка и давлением на его операционные показатели в том случае, если сделка в конечном итоге будет заключена».

С ними соглашаются эксперты S&P, которые отмечают, что возможная сделка окажет позитивное влияние на оба банка только при наличии плана урегулирования проблемных кредитов Казкома, выданных в предыдущий период. «В зависимости от структуры сделки, ее результатом может быть образование очень крупной организации, которая будет контролировать 30–40% банковского сектора Казахстана, а объемы ее активов будут более чем в 2 раза превышать объемы активов следующего по величине игрока – АО «Цеснабанк»», – добавляют аналитики S&P.

Стоит обратить внимание, что цифра поддержки банковского сектора страны в 2,1 трлн может быть не окончательной. По мнению банкиров, которые пожелали остаться неназванными, высказанному Forbes Kazakhstan, эта цифра может вырасти до 2,6 трлн ($8,17 млрд). Фактически данная сумма составит чуть более четверти всей расходной части бюджета на 2017, которая равняется, по словам министра национальной экономики Тимура Сулейменова, 11,17 трлн тенге.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

2892
просмотр