Почему частные компании Казахстана стали чаще выплачивать дивиденды

Компании, имеющие листинг голосующих акций на Казахстанской фондовой бирже (KASE), заметно улучшили дивидендную политику

Фото: © Depositphotos.com/vantuz

Изменения коснулись частоты выплат, а также величины процента прибыли, направляемого на дивиденды, что свидетельствует об изменении роли дивидендов в казахстанском бизнесе. И хотя основная масса компаний продолжает накапливать нераспределённую прибыль, налицо серьёзные подвижки. Такая прибыль, как снежная лавина, может в любое время прийти в движение.

Щедрее всех прибылью с миноритарными акционерами делились крупные компании, прошедшие в своё время IPO. Разместив акции среди неограниченного круга лиц, они взяли на себя ответственность делиться прибылью и зафиксировали эту ответственность в корпоративных документах.

Национальный трубопроводный оператор «КазТрансОйл», с которого в декабре 2012 началась цепочка «народных» IPO, предложив 10% акций населению, системно работал над дивидендной политикой. В последние три года компания направляла на дивиденды всю чистую прибыль и дополнительные суммы от нераспределённой прибыли прошлых лет. Щедрость во многом объясняется наличием другого, мажоритарного, акционера в лице нацкомпании «КазМунайГаз», являющейся одним из крупнейших налогоплательщиков страны.

Сотовый оператор Kcell провёл IPO в декабре 2012, по итогам которого в свободном обращении находятся порядка 23% акций. С тех пор компания нарастила коэффициент дивидендных выплат: с 50% в 2015 до 70% в 2016 и 87% в 2017. Притом что чистая прибыль за этот период снизилась в 3,5 раза – с 46,6 млрд в 2015 до 13,4 млрд по итогам 2017.

Национальная компания KEGOC после «народного» IPO в конце 2014 года, в результате которого 9,9% акций теперь принадлежат частным инвесторам, до 1 июля 2017 четыре раза выплачивала дивиденды на общую сумму 37,6 млрд тенге. Дивидендная политика разрешает направлять на выплаты до 100% чистого дохода, начиная с минимума в 40%. В 2016 компания направила на дивиденды 50% чистой прибыли, в 2017 – уже 70%.

Национальный телекоммуникационный оператор «Казахтелеком», в котором миноритарии владеют 34% голосующих акций, до определённого момента не отличался дружелюбной дивидендной политикой. Однако и он за последние годы улучшил показатели. Если в 2015 на дивиденды отправились 15% чистого дохода, то в 2016 – 30%, а в 2017 – 71,2%. Хотя, скорее всего, итоги 2017, во-первых, объясняются разговорами о выходе компании на IPO, и текущему акционеру не хочется оставлять много денег на балансе. (Опыт НАК «Казатомпром», дебютанта IPO ноября 2018 года, показал, что, перед тем как предложить инвесторам 15% акций, государство выплатило себе в виде дивидендов по итогам 2017  аж 97% чистой прибыли.) Во-вторых, это обусловлено потенциальной покупкой «Казахтелекомом» частной Kcell, которая принесёт в случае закрытия сделки дополнительный денежный поток.

Ну и последняя, уже «закатившаяся звезда» отечественных IPO – нацкомпания «Разведка Добыча «КазМунайГаз» после выкупа акций у миноритариев решила не распределять доход за 2017 . В бытность публичной компанией с солидным фри-флоатом в 20% РД КМГ являлась примером для местных компаний, первой превысив порог в 90%.

Как видно, красивые дивидендные истории напрямую связаны с компаниями, не только генерирующими хорошую прибыль (а в случае с «народными» размещениями – с монополистами), но также имеющими большое количество сторонних акционеров. Для публичных компаний с классической долей акций в свободном обращении как минимум 20%-ный рост дивидендных выплат при условии стабильного чистого дохода – нормальная корпоративная практика. Величина дивиденда сигнализирует акционерам и потенциальным инвесторам о состоянии бизнеса и формирует их ожидания в отношении его развития. Хорошие дивиденды говорят о лояльности к акционерам и повышают корпоративный имидж. Не зря финансовые аналитики, как мантру, повторяют посыл, что дивидендная политика является одним из ключевых компонентов роста стоимости компании, её конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности. А брокеры предлагают клиентам акции компаний с положительной дивидендной политикой именно как «дивидендные истории», предлагая заработать в том числе на распределении прибыли.

Закономерности частных историй

В отличие от публичных компаний с долей свободно обращающихся акций дивидендная политика компаний, контролируемых одним или несколькими владельцами, весьма специфична. Как правило, она связана со структурой собственности и с отраслевой принадлежностью бизнеса.

Акционеры производственных компаний осторожно оценивают будущее и не склонны к вытаскиванию денег из них. И напротив, владельцы сырьевых компаний, а также «вкусных» активов с генерацией огромного денежного потока (преимущественно офшоры) бескомпромиссно начисляют себе дивиденды. Прекрасный пример – АО «Международный аэропорт Алматы», где собственник – частная компания с ограниченной ответственностью, созданная по законодательству Нидерландов. Информации по распределению прибыли за 2017 ещё нет, однако за 2016 собственник выплатил себе 3 млрд тенге вознаграждения из чистой прибыли в размере 3,1 млрд тенге. Большие выплаты были и в прошлых периодах.

Хуже всех платят дивиденды банки. Некоторые из них год за годом направляют чистую прибыль на капитализацию в расчёте скопить капитал на будущее – чтобы, когда возникнет потребность в деньгах, не привлекать личные средства акционеров. Однако банки с иностранным участием – совсем другое дело, их акционеры решительнее забирают себе часть прибыли.

Вообще, фактор миноритариев благотворно влияет на дивидендные решения. В компаниях с миноритарями – физическими лицами больше трёх дивиденды платят чаще и по стабильному проценту от прибыли. Например, стабильно распределяет доход энергетическая AMF Group. Она даже увеличила выплаты в расчёте на одну акцию: по итогам 2017 они составили 50 тенге на акцию, тогда как в 2013 – лишь 3 тенге, или 6% от чистой прибыли. Автопроизводитель «Азия Авто» (пять физических лиц, где 72% акций принадлежат крупному акционеру) последние два годы работает с прибылью и направляет на дивиденды всю чистую прибыль. Кондитерская фабрика «Баян Сулу», имея в акционерах мажоритария и двух миноритариев, также два последних года выплачивает дивиденды. Размер чистой прибыли влияет на коэффициент выплат. В 2017 он составил 19,6%, в 2016 – 28,7%. Соковое производство RG Brands выплатило пятерым акционерам по итогам 2017 года 74% чистой прибыли. В 2016  выплаты составляли 10%, в 2015 – 85%.

«Дойные» коровы

Тем не менее дивиденды остаются важной статьей ликвидности для большинства казахстанских публичных компаний. Решения годовых собраний акционеров листинговых компаний свидетельствуют о зависимости величины дивидендов от объёма и стабильности денежного потока. В 2017 многие из них не получили прибыль по причине роста себестоимости реализации и увеличения административных расходов. Интересно, что изначально выручка компаний была положительной, так же как валовая прибыль, которая затем растворилась в растущих затратах.

У компаний серьёзно увеличились издержки, особенно в части процентных расходов. Валютные займы у добывающих и инфраструктурных компаний задирают стоимость обслуживания долга, отражаясь на прибыли и затем на капитале. По итогам 2017 многие сырьевые компании либо не получили прибыли, либо направили её на покрытие убытков прошлых периодов или на развитие бизнеса. Например, ключевой бенефициар-нерезидент «АК Алтыналмас» рефинансировал прибыль на покрытие убытков прошлых лет, прибыль за три последних года сократилась с 24 млрд до 10,8 млрд тенге. Похожая история у «Аман Мунай Эксплорэйшн», принадлежащей одноимённой компании со штаб-квартирой в Нидерландах. Сокращение годового дохода с 3 млрд до 164 млн тенге негативно отразилось на решении о дивидендах.

Монашеская строгость в отношении дивидендов снижает инвестиционную привлекательность компаний, однако их акционеры вряд ли планируют будущие IPO и SPO. Большинство собственников листинговых компаний и без этого получают выгоды от листинга. Публичной и прозрачной биржевой компании проще договариваться с кредиторами и даже не доводить дело до краткосрочных займов. Акции можно «заложить» на денежном рынке, получив оперативную ликвидность. Дополнительно листинг даёт право цивилизованно передать компанию другому владельцу, оптимизируя налоги. Законодательство освобождает от налога прибыль, полученную от прироста стоимости акций, если они были реализованы на биржевом рынке.

Возможностью бизнес с удовольствием пользуются, и смене собственника зачастую предшествует существенная выплата дивидендов. Птицефабрика «АЛАТАУ-ҚҰС» по решению годового собрания акционеров в мае 2018 полностью выплатила дивиденды за 2017  (392,4 млн тенге). С июня компания перешла к новому владельцу. Угольная «Каражыра», не распределявшая доход по итогам 2016, за 2017 выплатила 77% чистой прибыли после частичной смены акционеров и усиления в них резидентов.

Компании с нераспределённой прибылью становятся денежным кошельком своих владельцев. Прибылью можно воспользоваться для финансирования сделок в других отраслях или просто получать вознаграждение от банков, направив на депозит, – в любом случае деньги «не спят». Нераспределённая прибыль становится источником беззалоговых и беспроцентных тенговых кредитов для связанных сторон и акционеров, сокращая для банков и без того узкий круг заёмщиков с хорошим кредитным качеством.

Например, владельцы компаний по общему страхованию, имея в наличии дополнительный бизнес, зачастую не забирают прибыль по итогам года, однако могут получить деньги при необходимости, начисляя вне­очередные дивиденды. Так, СК «Казахинстрах» не стала распределять 4,5 млрд чистого дохода по итогам 2017 . Однако за 2016 она выплатила в дивидендах 48% прибыли, за 2015 – 74%. В предыдущие годы дивиденды не начислялись. Зеркально поступил материнский Народный банк: по итогам 2017 года он выплатил в качестве дивидендов 40% прибыли, в пику двум предшествующим годам.

СК «Лондон-Алматы» (владелец – ТОО «DOSTYK LEASING») не распределяла дивиденды за 2015 и 2016 . За 2017 год, имея чистую прибыль в размере 700 млн тенге, компания выплатила акционеру 1,1 млрд тенге за счёт прибыли прошлых лет.

Вообще, страховой бизнес становится достаточно привлекательным в свете гарантированного денежного потока по обязательным видам страхования. К тому же общее страхование оперирует короткими – годовыми – обязательствами перед клиентом, которые в отсутствие страхового события пополняют доходную часть баланса.

Подводя дивидендные итоги 2017 года, можно констатировать следующие тенденции. «Открытые» публичные компании (в основе своей монополисты с предсказуемым денежным потоком) шлифуют дивидендную политику и пользуются выплатами для выстраивания коммуникаций с инвесторами. Акционеры «закрытых» компаний ставят капитализацию выше собственных интересов в виде изъятия процента чистой прибыли. Однако в отсутствие серьезных инвестиционных проектов все активнее перераспределяют прибыль в виде дивидендов. Росту дивидендов способствует политическая неопределённость, подвигающая владельцев изымать деньги с баланса компаний. Не исключено, что по итогам 2018 можно будет увидеть усиление этих тенденций.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8281 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить