Разумно ли запрещать табачным компаниям благотворительность?

Вадим Борейко: Ожидается, что в ходе начавшейся сессии депутаты казахстанского парламента рассмотрят два взаимоисключающих документа, касающихся благотворительной деятельности

Фотографии: Вадим Борейко
Благотворительная столовая Caritas в Тбилиси.

Один – это законопроект «О благотворительной, спонсорской и меценатской деятельности». Он ждет своей очереди на рассмотрение народными избранниками уже несколько лет. Повинуясь, очевидно, принципу – «хороший букет требует выдержки». Когда (и если) проект станет законом, то:

а) это даст бизнесу и гражданам право заниматься филантропией на легальных основаниях;

б) права бенефакторов будут защищены;

в) снизится налоговая нагрузка на благотворителей.

Кроме того, международные филантропы и получатели помощи из-за границы будут обязаны ежегодно отчитываться в СМИ об источниках и размерах, соответственно, расходов и доходов. А за ограничение благотворительной деятельности введут персональную ответственность чиновников.

Не сметь творить благо!

Второй документ – поправки в Кодекс о здоровье, запрещающие благотворительный вклад табачному сектору (спонсорство ему уже запретили). Инициировавшее их антитабачное лобби не скрывает мотивов: производители сигарет не должны покупать индульгенцию за свою «харамную» (греховную) профильную деятельность.

Правда, производители алкогольной продукции – такого же «харама» - в поправках не упомянуты ни разу. А что менее полезно – выпивка или курево, даже я как дока в обеих сферах утверждать не берусь: и то, и другое так вкусно.

Прежде чем разобраться, влияет ли филантропия табачников на пропаганду курения, приведу несколько цифр, иллюстрирующих состояние благотворительности в Казахстане.

Этим богоугодным делом в Казахстане занимаются регулярно лишь 9% граждан. Тогда как, например, в США – 90%. То есть почти всё население. Это стало там частью культуры. Размер пожертвований в Штатах составляет 2% от ВВП. Точных данных по нашей стране нет. Эксперты называют разные цифры – от 300 млн до 2 млрд тенге ежегодно, из них только 100-200 млн тенге жертвуются открыто. Остальные деньги передаются через «серые» или «черные» схемы. Поскольку отдельное законодательство, регулирующее филантропию, в стране отсутствует. В мировом рейтинге благотворительности, составленном британским Charity Aid Foundation, Казахстан занимает 66 место из 135.

Более или менее точно известен объем безвозмездной помощи, которую оказывает в РК «табачка», - 180 млн тенге, или $1 млн, в год.

Ежегодный оборот сигаретного рынка Казахстана составляет $1,2 млрд. Из этой суммы порядка 60% уходит государству в качестве акцизов, которые постоянно растут, и налогов. В общей налоговой нагрузке по стране доля «табачки» достигает 2%.

Казахстанское представительство крупной иностранной табачной компании, о которой пойдет речь ниже (называть ее не стану, поскольку проблема не конкретно в ней, а в возможном запрете на филантропию для всей отрасли), в 2013 перечислило в казну 23,2 млрд тенге. Это 0,5% всех налоговых поступлений в республиканский бюджет (для сравнения: один из лидеров пивного рынка Efes заплатил государству 9 млрд тенге). На филантропию компания отдает от 0,5% до 1% своей прибыли. Сколько именно, ее представители не разглашают: по их словам, это «сотни тысяч долларов».

А вот про свою благотворительную работу рассказывают охотно. Она делится на два направления – People (люди) и Arts (культура и искусство), соотношение пожертвований, соответственно, 60% на 40%.

По первому вектору в Астане был создан социальный центр для пожилых людей; в четырех городах страны незрячих обучили специальностям, благодаря которым они могут зарабатывать на жизнь: это акупунктура, китайский массаж и огнетерапия; в рамках фестивалей искусств проведены мастер-классы для 2 тыс. студентов музыкальных учебных заведений. Это не считая регулярных просьб акиматов района и области, на чьей территории находится табачная фабрика, - вплоть до того, чтобы починить крышу инвалиду или поздравить ветеранов с праздником.

Направление Arts – это четыре благотворительных фестиваля искусств, ставших традиционными, а также восстановление Ботанического сада в южной столице и много чего еще.

Если поправка о запрете на филантропию для табачников будет принята, все перечисленные проекты накроются тазом из металла, который выпускает Казахмыс. Да и челобитные от акиматов компания будет вынуждена отклонять, поскольку любая бескорыстная помощь с ее стороны окажется вне закона.

- Если кто-нибудь скажет, что на какой-то благотворительной акции мы продвигали сигареты, - пусть первым бросит в меня камень, - говорит представитель компании Олжас Бибанов. – Да и до сих пор никто внятно не объяснил, как филантропия может быть связана с продажами или решением начать курить, если в ходе акций мы не преследуем коммерческие интересы, не размещаем логотипы торговых марок, в названии компании нет марки сигарет, а в ряде случаев мы действуем анонимно. И всегда это только добровольные пожертвования.

- Тогда почему вас так беспокоит возможный запрет на благотворительность? Зачем вам вообще эта головная боль? Ну, запретят – и ладно. Зато сколько денег сэкономите.

- Это вопрос корпоративного имиджа. Мы хотим, чтобы наша компания ассоциировалась не только с продукцией, вредной для здоровья (производство и продажу которой государство, замечу, не запрещает), но и с благими делами.

Кстати, на Западе благотворительность – общепринятая традиция, часть культуры, в том числе деловой. А в Бельгии, например, делать пожертвования - даже обязанность компаний.

Все знают, продолжил г-н Бибанов, как жестко борются с курением в Европе. Но там никому в голову не приходит налагать табу на «табачную» филантропию. И в доказательство перечислил знаменитые институты культуры, с которыми на постоянной основе сотрудничает компания: Британский музей в Лондоне, музей Прадо в Мадриде, парижский Лувр, миланский Ла Скала, Эрмитаж и Большой театр не брезгуют «никотиновыми» деньгами. Иными словами, разделяют мух и котлеты.

Стань каплей в океане доброты

Огненные башни - современный символ Баку.

В начале сентября табачная компания пригласила группу казахстанских журналистов в пресс-тур в Баку и Тбилиси, чтобы они ознакомились с работой ее закавказских филиалов в сфере благотворительности. В Азербайджане и Грузии прогресс, видимо, еще не достиг казахстанского уровня: там, как и в Европе, тоже пока никого не осенило вводить запрет для производителей сигарет на спонсорство и филантропию.

Первый адрес, по которому мы отправились, стал скромный офис общественного благотворительного фонда Damla. Название переводится как «капля», отсюда и девиз организации - «Стань каплей в океане доброты!» Председатель Damla Негяр Абдуллаева рассказала, что фонд работает уже 7 лет в 15 регионах Азербайджана. Его цель – возродить традиции филантропии и меценатства, которыми страна славилась искони, а особенно – в период первого нефтяного бума в конце XIX – начале XX веков.

Полторы тысячи подопечных фонда – инвалиды, матери-одиночки, вдовы солдат, погибших в карабахском конфликте, малоимущие, дети, страдающие ДЦП и онкологическими заболеваниями. Их обеспечивают продуктами питания, лекарствами, деньгами, а ребятишек – еще и игрушками. У Damla – больше десятка корпоративных спонсоров, в числе которых и табачная компания (ее «контингент» - пожилые люди, с детьми она не работает - во избежание нежелательных коннотаций), и частные жертвователи. Каждый донор сам выбирает семью, которую он будет опекать, по анкетам, которые составляет фонд. Damla прозрачна (название обязывает) и представляет спонсорам финансовые отчеты о расходовании средств.

Набережная столицы Азербайджана.

Так же плотно сотрудничают «табачники» в Азербайджане с Национальным форумом НПО, объединяющим более 400 неправительственных организаций. Форум уже осуществил 60 благотворительных проектов, из них 55 были профинансированы иностранными компаниями. Три жизненно важных, в буквальном смысле слова, - производителем сигарет. Подробностями поделился председатель Национального форума НПО Рауф Зэюни.

В некоторых отдаленных регионах Азербайджана серьезные проблемы с питьевой водой: кое-где ее просто нет. Например, жители села Гарасакал Кюрдамюрского района из поколения в поколение кипятили техническую воду из канала. О качестве ее и «пользе» для здоровья говорить не приходилось. В самом названии этого населенного пункта (в переводе – чёрная борода) скрыта трагедия: мужчины здесь умирали в 40-45 лет, не доживая до седин.

Табачная компания установила на канале водоочистную систему модульного типа: техническая вода фильтруется до состояния бытовой, а затем – до питьевой. 

Менеджер по корпоративным коммуникациям азербайджанского филиала компании Али Вердиев не раскрыл стоимость проекта – сказал только, что цена самой дешевой системы очистки - $25 тыс.

Второй «питьевой» проект будет реализован в селе на юге страны, где 2 тысячи его обитателей ездят за водой за 8 километров. Там на «сигаретные» деньги пробурят артезианскую скважину.

Третий проект напоит чистой водой уже 8 тыс. человек.

Здесь, у дома №8 по Малой крепостной улице Старого, или Внутреннего, города Баку снималась знаменитая сцена из фильма "Бриллиантовая рука", где Семен Семеныч Горбунков поскальзывается на банановой кожуре, восклицая "Чёрт побери!"

«На 8 Марта я дарю женщинам не макароны, а цветы»

В тбилисском районе Нахаловка я впервые в жизни очутился в благотворительной столовой: раньше как-то не доводилось. Здесь ежедневно, кроме выходных, пятеро поваров потчуют горячим обедом 200 пожилых людей. Столовая, как и детский центр, приют и другие богоугодные заведения, находятся на попечении благотворительного фонда Caritas Georgia (caritas в переводе с латыни – любовь в действии).

Честно говоря, ожидал увидеть бомжей. Но встретил совсем другую публику. По мужчинам видно, что жизнью побиты, но осанку держат. А старушки – словно из старого грузинского кино: в застиранных, но неизменно чистеньких нарядах, в чудом уцелевших фамильных украшениях, с трогательными старомодными сумочками и даже макияжем.

Пастор Кшиштоф Коваль, директор Caritas.

- Это очень достойные люди, - говорит польский пастор Кшиштоф Коваль, директор Caritas, подопечные называют его мама (по-грузински – отец). – Почти все они – бывшие люди искусства: артисты, музыканты, певцы. Все одинокие. До войны 2008 года в Тбилиси работало три наших столовых, мы обслуживали 650 человек, но сейчас нам гораздо меньше помогают. А вообще наша потенциальная аудитория - две тысячи стариков, имеющих документы о бедности. Многие живут, без преувеличения, на грани голодной смерти. Я бы и рад их всех накормить, но, к великому сожалению, вынужден отказывать: наши ресурсы сильно ограничены. И новых посетителей мы принимаем, увы, только взамен умерших.

Кафедральный собор Святой Троицы в Тибилиси. Его строительство началось в 1995 году по решению патриарха Илии II.

Минимальная пенсия в Грузии – 150 лари (курс $1=1,7 лари), этой суммы порой не хватает на оплату «коммуналки». Старики без нужды не включают газ и свет. А одной из завсегдатаев столовой, рассказал отец Кшиштоф, пришлось продать виолончель, чтобы заплатить за квартиру. Буханка хлеба стоит 0,7 лари. Литр бензина – 2,2 лари, дороже, чем у нас. Аренда «двушки» - 500 лари.

- 10 лет я проработал в Польше, еще 10 – в России, на Камчатке, в Грузию приехал три года назад, - продолжает католический священник. – Помню, пошли мы с инспекцией – осмотреть условия, в которых живут кандидаты на опеку. И в одной квартире обнаружили мертвую бабушку, лежащую на полу. Помощи она не дождалась. Тогда я и решил задержаться здесь подольше.

Это странное сооружение - недостроенный театр, который начали возводить при Михаиле Саакашвили, резиденция которого видна на заднем плане. Резиденция же бывшего премьера Бидзины Иванишвили находится напротив, на другом берегу реки Куры. Тот расценил эти трубы, слишком похожие на жерла пушек, как угрожающий месседж президента ему, Бидзине, и приложил все усилия, чтобы остановить строительство. Так и стоит бесхозным это чудо, раздражая тбилисцев своей чужеродностью в архитектурном ансамбле города.

Проект-менеджер Caritas Georgia Лиана Мхеидзе сетует: если на бедствующих детей государство деньги как-то находит, то о стариках часто забывают. Фонд живет пожертвованиями нескольких итальянских семей, организаций из Франции и Германии, местного бизнеса. Но спонсоров становится меньше, нередко они, что называется, «спрыгивают»: дескать, помогли уже, сколько можно. Среди постоянных и верных доноров фонда г-жа Мхеидзе отмечает, как ни странно, табачную компанию. Хотя почему странно?

Кшиштоф Коваль с хозяйской гордостью демонстрирует нам итальянское кухонное оборудование, которое подарило фонду японское посольство: современные пароварки, котлы и плиты. И продолжает рассказ:

- Сотрудники едят то же, что и наши подопечные – всё очень вкусно. И хотя наши ресурсы не столь велики и не слишком разнообразны, настоящий повар тем и отличается, что из ничего может приготовить нечто. Раз в год, на католическое Рождество, мы устраиваем в отеле Sheraton праздничный обед на 300 человек. А на 8 Марта я дарю пожилым женщинам не макароны, а цветы.

Что-то не слышал я о благотворительных столовых в Казахстане. Имею в виду не бесплатные обеды для ветеранов раз в год на День Победы, а так, чтоб кормили горячим да каждый день. Может, упустил чего? На всякий случай опросил коллег – те пожимали плечами.

Балкон, увитый виноградной лозой, - визитная карточка Авлабари, Старого Тбилиси.

В Тбилиси табачники не забывают и второе благотворительное направление – Arts. В частности, поддерживают знаменитый театр драмы имени Котэ Марджанишвили, где играли великие актрисы Верико Анджапаридзе и Софико Чиаурели. Компания – один из немногих спонсоров знаменитого храма Мельпомены.

В Грузии сегодня экономическая ситуация и уровень жизни – примерно как у нас в середине 1990-х. Плюс никаких нефтяных перспектив. На экспорт идет разве что боржоми. Основной рынок сбыта вина, российский, по-прежнему закрыт из-за эмбарго. Туризм только разворачивается. Главный источник дохода в казну – налоги, причем весьма высокие. Из-за них-то, говорили мне в Тбилиси, местный бизнес испытывал такую неприязнь к потерпевшему (бывшему президенту Михаилу Саакашвили, который драконовские налоги и ввел), что даже кушать не мог. Да, положение к лучшему меняется, но очень медленно. И государству по-прежнему не до театров. Как в Казахстане 20 лет назад было, по выражению экс-премьера Кажегельдина, «не до библиотек».

Любопытно, что зарплату артистам театра Марджанишвили и еще шести других платит из своего кармана бывший глава правительства, миллиардер и «могильщик» режима Мишико – Бидзина Иванишвили. А «сигаретный» благотворитель помогает с финансированием постановок и ремонтом, в состоянии которого театр драмы и находился, когда мы его посетили.

В общем, как-то так обстоят дела с благотворительной деятельностью табачной компании в Закавказье.

Этноресторан на Черепашьем озере в грузинской столице.

«Мне неизвестны страны, где табачным компаниям запрещали бы благотворительность»

В Тбилиси специально на встречу с казахстанскими журналистами из женевского офиса компании прилетел директор по коммуникациям Александр Авазашвили.

- Мне неизвестны страны, где табачным компаниям запрещали бы благотворительность, - он тоже находился под впечатлением от казахстанской идеи. – Правда, был прецедент на Украине, но недавно правительство само же свой запрет и отменило. Да еще в Бутане запрещена «сигаретная» филантропия. Но там запрещено и курение.

Уточню: в королевстве уже 10 лет, как запрещена продажа табачных изделий, курить не разрешается в общественных местах, а в остальных можно, но только осторожно и лишь при предъявлении чека, подтверждающего, что сигареты куплены в другой стране. Ну, по крайней мере, так честнее и последовательнее, чем одной рукой дозволять производство с реализацией и забирать 60% налогов, а другой – «выписывать стоп» на спонсорство и филантропию.

…Можно, конечно, принять на веру аргументы казахстанского антитабачного лобби: мол, производители сигарет с помощью благотворительности «пытаются откупиться от своей совести», а лувры и британские музеи, принимая «деньги, отравленные никотином», демонстрируют двойные стандарты. И запретить табачному сектору благотворительность. Только что это изменит?

Может, филантропия в нашей стране уже стала делом всех и каждого? И всякая компания отчисляет долю малую в пользу обездоленных? Или государство уже накормило всех голодных, исцелило всех недужных, дало кров всем бездомным, что мы с легкостью готовы отсечь руку дающую?

Вот о чем стоило бы крепко задуматься депутатам, когда они станут рассматривать законопроект о благотворительности и поправки в Кодекс о здоровье.

PS. Чтобы ни у кого не сложилось превратного впечатления, будто я пропагандирую не благотворительность, а курение, напоследок расскажу страшную историю.

В первый раз я попытался закурить в 5 лет. Накрошил в газетную бумагу сухие осенние листья, скрутил гигантскую «козу», чиркнул спичкой… Самокрутка воспламенилась и опалила мне белобрысый чубчик, брови, ресницы, усы и бороду.

Смолить зарёкся до совершеннолетия.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6385 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
15 ноября родились
Ельдос Рамазанов
член правления, заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен»
Кусаин Омаров
генеральный директор ТОО "АСТ Аренда"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить