Казахстанские банки уходят в небанковские продукты

Законодательные изменения должны помочь с кредитованием корпоративного сектора и крупных проектов

ФОТО: © Depositphotos.com/elena2067.mail.ru

Банковские займы корпоративному сектору по итогам 2020 года ужались до 3,8 трлн тенге (24,3% ссудного портфеля БВУ). Для сравнения: в 2015 году банки выдали крупному бизнесу 7 трлн тенге (49,5% совокупного ссудного портфеля). В последнее время они с большим удовольствием кредитуют население. Спрос в этом сегменте высок и постоянен, а ставки кредитования более «жирные», чем в «корпоративке». Но такое положение дел не устраивает правительство. Дорогая нефть по $120 за баррель – в далеком прошлом. И хотя аналитики утверждают, что золотой век нефтяных цен может возродиться, деньги бюджету нужны уже сегодня, в том числе для многочисленных государственных проектов, финансирование части которых, по мнению чиновников, могут взять на себя коммерческие банки.

Тем более что возможности у последних есть. Сектор показал устойчивость к экономическому спаду в период карантинных ограничений и быстро восстанавливается. По этой причине агентство Moody's Investors Service в конце апреля этого года улучшило прогноз по банковской системе Казахстана с «негативного» до «стабильного».

В агентстве Fitch Ratings считают, что казахстанский банковский сектор по сравнению с кризисом начала 2010-х «однозначно устойчив». Во-первых, ввиду структуры: сегодня мало банков с потенциально незарезервированными активами, в то время как в 2015 году можно было говорить даже о некоторых крупных банках с такой проблемой. Во-вторых, существенно выросла банковская прибыльность. В-третьих, снизился левередж банковского сектора. Это видно не только по росту норматива достаточности капитала первого уровня, но также по тому, что «отношение кредитного портфеля банков к капиталу драматически снизилось», особенно сократилась рисковая – корпоративная – часть портфеля. Профиль ликвидности у местных БВУ (за исключением одного неназванного), по мнению Fitch Ratings, «достаточно сильный». Все банки обладают «большим запасом ликвидности, как в национальной, так и в иностранной валюте».

Хороший риск-профиль БВУ породил в правительстве разговоры о запуске механизма синдицированного кредитования, в котором участвовало бы в качестве единого кредитора несколько банков, несущих совместную ответственность по кредитному риску заемщика. До сих пор артикулируется проблема (с которой, правда, не все банкиры согласны), что отечественным БВУ не под силу удовлетворить заемный спрос на крупные инвестиционные проекты и за большими деньгами бизнес идет за границу. Как считают чиновники, пробел должны закрыть банковские синдикаты – объединив ликвидность. Главный вопрос состоит в том, нужны ли синдикаты самим банкам? Если инструмент такой хороший, почему в Казахстане до сих пор таковые отсутствуют?

Чтобы ответить на данный вопрос, прежде всего следует рассмотреть ситуацию с корпоративным кредитованием, которое неуклонно снижается в портфелях БВУ. Директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Дмитрий Васильев объясняет это тем, что корпоративное кредитование несет для банковских активов наибольший уровень кредитного риска. Как правило, это долларизированные кредиты, имеющие длинные сроки выдачи, часто связанные с проектным финансированием. Эксперт напоминает, что исторически проблемы с качеством кредитного портфеля были связаны именно с корпоративным кредитованием, тогда как розничные кредиты несут более умеренный риск, даже с учетом того, что часть из них не обеспечена залогами. По оценке Васильева, рисковая часть активов банковской системы составляет сейчас менее 25%, что повышает ее устойчивость. «Розничный кредитный портфель вырос за три года на 70%. Наверное, это отражает согласие банкиров с тем, что в рознице более качественные и более прибыльные активы. И мы не ожидаем увеличения корпоративного кредитования в ближайшие несколько лет», – комментирует собеседник.

Старший аналитик агентства Moody's Семен Исаков, комментируя ситуацию, при которой ссудный портфель БВУ «давно упал со своих пиков в 60% от ВВП до 23%», называет причиной падения тот факт, что компании, формирующие ВВП страны, предъявляют ограниченный спрос на кредиты. А займы для МСБ и розницы – «слишком дорогие по причине высоких ставок, которые сушественно превышают инфляцию». По оценке Moody’s, ВВП Казахстана вырастет в 2021 году более чем на 3%, что позволит экономике восстановиться до докоронавирусного уровня. Реальные доходы населения и уровень экономической активности по этой причине также начнут восстанавливаться и подбодрят банки, сфокусированные в основном на обслуживании розницы и МСБ. Однако политика Нацбанка по сдерживанию инфляции будет удерживать ставки на высоком уровне, сдерживая спрос на кредиты. «У банковского сектора сейчас нет проблем с ликвидностью. Есть проблема с тем, что деньги очень дорогие, – отмечает Исаков. – Спрос со стороны качественных заемщиков реального сектора сильно ограничен. По текущим ставкам удается выдавать потребительские займы и кредиты для МСБ. Но здесь рассчитывать на большие объемы кредитования не приходится».

В Moody's не ожидают резкого роста кредитования: он будет оставаться на уровне номинального роста ВВП, отмечает собеседник. При этом депозиты будут расти быстрее кредитов, по аналогии с 2020 годом. Торможение кредитования приводит банки к поиску новых источников безрисковой доходности. Главным источником таковой сегодня выступают инвестиции в госбумаги Минфина, в ноты и депозиты Нацбанка, а также размещение средств на счетах Нацбанка. За последние 10 лет позиции БВУ по отдельным инструментам удвоились, а по инвестициям в ценные бумаги выросли в 10 раз.

Исаков полагает, что новым долгоиграющим доходным и безрисковым направлением для банков станут небанковские услуги. Уже сейчас БВУ пытаются взять на себя роль компаний, «которые будут развивать небанковские продукты, те же маркетплейсы, ту часть экономики, которая в других странах обычно развивается сама по себе». Поскольку в Казахстане нет явных лидеров в IT-области и электронной коммерции, подобных Alibaba в Китае, Amazon в США или «Яндекс» и Mail.ru в России, Исаков считает, что банковский сектор будет доминировать в этом направлении и развитие банков ускоренными темпами может пойти в сторону предложения небанковских продуктов. «Некоторые банковские группы, например Kaspi, уже имеют достаточно высокую долю небанковских продуктов в своей прибыли. Другие в этом направлении только двигаются. Сейчас сложно предположить, как будет расти доля прибыли от нефинансовых услуг, но мы ожидаем серьезного изменения в горизонте 5–10 лет в этом направлении», – рассуждает собеседник.

В паре с госбанком

Банкиры соглашаются с тем, что текущая стратегия БВУ скорректирована в пользу розничных продуктов и что объемы розничного кредитования увеличиваются при одновременном снижении кредитования реальных секторов экономики. Но в то же время, по словам председателя правления Банка ЦентрКредит Галима Хусаинова, они видят будущий спрос на синдицированные кредиты, поскольку такая форма объединения позволяет аккумулировать необходимые кредитные ресурсы и снизить банковские риски. Применение синдицированной формы кредитования также позволит минимизировать риски по проектам финансирования меж­государственного уровня.

Хусаинов отмечает, что причиной отсутствия в Казахстане сложившихся банковских синдикатов и ярких сделок являются риски данного продукта для БВУ ввиду отсутствия четкой регламентации в законодательстве. Например, до 2018 года в правовых актах РК отсутствовали такие понятия, как «созалог», «созалогодержатель» и пр. Иными словами, когда речь идет о неделимом предмете залога, не была предусмотрена возможность для кредиторов выступать долевыми залогодержателями, объясняет собеседник. Также не были решены вопросы ведения реестра кредиторов, учета предоставленных займов, учета и распределения (очередности) платежей между участниками синдиката, формирования и ведения кредитного досье. И только в конце 2020 года впервые «на законодательном уровне определили условия предоставления синдицированных займов».

Заместитель председателя правления Банка ВТБ (Казахстан) Арман Мангитов, рассматривая потенциал синдицированного кредитования, предлагает разделять понятие рынка синдицированных займов на глобальную и локальную части. Глобальный рынок синдицированных займов, по его словам, всегда был и остается доступным для крупных, «финансово здоровых» отечественных корпораций за исключением компаний из финансового сектора. Речь идет о сделках, оформленных по общепринятой документации в английском праве. Синдикаты с финансового поля страны никуда не пропали, просто стали «менее публичными, и часто подобные сделки оформляются в клубном формате, с очень ограниченным количеством участников».

«Если говорить о локальном рынке синдицированных займов, то речь, видимо, идет о недавних изменениях в местное законодательство, которые призваны устранить некоторые ограничения, мешавшие внедрить общепринятые мировые стандарты документации по синдицированным займам», – уточняет Мангитов. С данными нововведениями, по его мнению, кредиторам действительно становится немного легче оперировать в казахстанском правовом поле, но эти меры скорее ориентированы на участие местных банков в синдицированных займах, где якорным инвестором выступает государственный институт развития. Это так называемый формат A/B-кредитов (метод синдицирования, когда институт развития выступает официальным кредитором по всему займу, а коммерческие банки пользуются преимуществами его государственного статуса). Банки развития оперируют в более рискованном сегменте кредитования (проектном финансировании). Такой формат, по мнению Мангитова, точно поможет им разделить риски и при этом даст возможность даже небольшим банкам получить доступ к качественным крупным проектам, не рискуя при этом значительной частью своего капитала. «Мы однозначно будем рассматривать участие в такого рода сделках в будущем», – заявляет собеседник.

Банкиры с интересом наблюдают за перезапуском синдицированного кредитования. Хусаинов считает, что для такой формы кредитования существует хорошее поле деятельности. Для заемщика основным преимуществом является возможность получить крупное финансирование по более низким процентным ставкам и на более длительный срок. По словам банкира, из-за недостаточного уровня капитализации и высоких кредитных рисков БВУ самостоятельно, как правило, не могут выдавать значительные по размеру кредиты. Привлечение синдицированного займа позволит кредитовать потребности крупных заемщиков в финансировании масштабных и капиталоемких проектов.

Основная проблема, с которой сталкиваются БВУ, работая с крупным заемщиком, заключается в высокой стоимости проектов, требующих синдицированного метода кредитования и, как следствие, принятия больших рисков. «Разумеется, синдицированное кредитование позволит банкам разделить риски и объединить свои ресурсы для финансирования крупных проектов, – говорит Хусаинов. – Однако равномерное распределение рисков априори невозможно, а подходы к рассмотрению вопросов по финансированию и кредитному анализу в БВУ в целом расходятся. Это касается не только финансовых, но и правовых рисков».

Говоря о перспективах кредитования, Мангитов замечает, что прямое двустороннее кредитование с индивидуальными условиями всегда было и останется самым востребованным инструментом как среди заемщиков, так и среди банков. За исключением компаний, у которых есть доступ к рынкам капитала, – в этом сегменте «наиболее популярным все же останется фондирование через размещение облигаций».

В сухом остатке выходит, что развитие синдицированного кредитования в качестве дополнительного плацдарма для отечественных БВУ происходит с подачи сверху, а не естественным рыночным путем, через создание синдикатов на базе частного капитала, хотя банкирам сама идея нравится. При формате A/B-кредитования мотором синдикатов могут выступить институты развития – государственные и, возможно, с иностранным участием. «Пристегнутым» БВУ дадут возможность поучаствовать в хорошей сделке, а институту развития – диверсифицировать кредитные риски. Вопрос в том, какие банки возьмут в синдикаты и станет ли такое кредитование возможностью для всего рынка, а не для избранных игроков.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7944 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 сентября родились
Айдын Рахимбаев
основатель и председатель совета директоров BI Group, №13 рейтинга 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить