Как упали продажи в туристической отрасли РК после падения тенге

В интервью Forbes Kazakhstan туроператоры рассказали, как меняются предпочтения путешественников

Фото: Depositphotos.com/furtaev

Внутренний и въездной туризм всегда ходили в «любимчиках» у государства, в отличие от выездного. Ведь отдыхающий за рубежом гражданин вывозит из страны деньги, так зачем акцентировать внимание на этом сегменте? Однако самые сильные страсти бушуют именно здесь, проблемы с «брошенными» за границей туристами приходится расхлебывать государству, поэтому правительству волей-неволей приходится обращать внимание на «пасынка».

Спорные вопросы

Директор Казахстанской туристской ассоциации (КТА) Рашида Шайкенова вспоминает, что резонансные дефолты на туристическом рынке начались в кризисные 2008–2009. «Причина? Финансовая безграмотность руководителей, неумение просчитывать риски, емкость рынка и действия конкурентов, учитывать то, что туризм – это отрасль, которая зависит от слишком многих факторов: природных, политических, экономических. Я не верю в преднамеренное мошенничество ни одного из тех, кто потерпел фиаско. Кроме внутренних причин всегда были внешние обстоятельства, которые играли серьезную роль в доведении этих компаний до дефолта», – заявляет Шайкенова.

Скандалы наконец расшевелили госструктуры. В 2015 произошло четкое разделение субъектов рынка на две категории: туроператоры (работают по лицензии с иностранными компаниями, формируют турпродукт, не имеют права работать с физлицами) и турагенты (работают без лицензии, не имеют права работать с иностранцами, перепродают физлицам продукт тур­операторов). Это было призвано внести большую устойчивость и стабильность на рынок, но в результате создало два лагеря – довольных и недовольных.

«В Казахстане четыре-пять туроператоров «сидят» на массовых направлениях (Турция, Египет, Таиланд). Это 1% по количеству субъектов бизнеса. А 99% работают на индивидуальных турах. Массовым туроператорам удобно иметь агентскую сеть, через которую реализуются путевки. Но туроператорам, которые создают туры под конкретных людей, посредники ни к чему. Понятно, что им жалко терять клиентскую базу, наработанную десятилетиями, – объясняет глава КТА. – Безусловно, туроператоры должны получать лицензию, потому что работают с иностранными партнерами, а это более высокий уровень ответственности. Но при этом, как я считаю, нужно вернуться к прежней норме закона о туристической деятельности (позволив туроператорам напрямую работать с физлицами. – F), потому что нынешняя ситуация является ограничением бизнеса».

Напротив, директор одного из крупнейших на рынке массовых туроператоров Kompas Анна Загоруйко считает, что благодаря такому разделению на рынке стало больше порядка: «Тур­операторы заключают договоры с надежными принимающими компаниями. Это минимизация рисков для туристов, меньше мошенничества. А турагентства затем ведут поиск розничных клиентов».

Этот год подкинул еще несколько поводов для дискуссий: с 1 января вступили в силу новые поправки в Закон «О туристской деятельности». Они предполагают создание системы гарантирования прав граждан в сфере выездного туризма. Теперь туроператоры и фрахтователи чартеров должны предоставлять администратору системы банковскую гарантию и перечислять деньги на спецсчет (игроки называют его «фонд»). Его будут распечатывать, когда возникнет необходимость вернуть в Казахстан туристов, оставленных за границей недобросовестными компаниями.

Игроки согласны: система гарантирования должна существовать, чтобы рынок не трясло от банкротства очередного «коллеги». «Но это только устранение последствий, – вместе с тем замечает Шайкенова. – Например, остается группа людей, которые заплатили за тур, но не выехали, потому что «кто-то грохнулся». Невыехавшие туристы – основной источник социальной напряженности: они громят турагентства, обращаются в органы, их возмущение справедливо. Однако система гарантирования прав не предусматривает возвращение денег этой категории пострадавших. К тому же она не предотвращает дефолты, поэтому нуждается в серьезной доработке».

Кроме того, директор КТА считает, что из трех инструментов финансового обеспечения (имеется в виду также обязательное страхование ГПО турагентов и туроператоров. – F) следует убрать банковскую гарантию. «Нынешняя стоимость банковских услуг для нашего рынка – неподъемная ноша», – утверждает собеседница.

Бахтиер Исхаков, исполнительный директор оператора Pro Tour, сложностей с банковской гарантией не видит: «Нужно будет закладывать квартиру – заложу, чтобы отвечать перед клиентом».
Гендиректор Pegas Touristik Нуреттин Айтемур тоже говорит, что банковская гарантия не будет проблемой. (Здесь, правда, нужно сделать ремарку, что его ТОО является частью глобальной компании, которая «потянет» и не такие издержки.) «Получить лицензию туроператора должно быть сложно, как во всех развитых странах, – заявляет Айтемур. – Я купил ее за $1 тыс., за ГПО заплатил 18 млн тенге, а у меня оборот $22 млн. Разве это сопоставимо?»

Валовая добавленная стоимость, создаваемая туризмом, в 2010 году составляла 259,5 млрд тенге, в 2013 году – уже 533,6 млрд тенге. Количество турфирм выросло с 1350 в 2010 году до 2189 в 2013-м, в 2014-м их число сократилось до 1777
Фото: Depositphotos.com/kasto
Валовая добавленная стоимость, создаваемая туризмом, в 2010 составляла 259,5 млрд тенге, в 2013 – уже 533,6 млрд тенге. Количество турфирм выросло с 1350 в 2010 до 2189 в 2013, в 2014 их число сократилось до 1777

Пока неясно, сколько нужно будет перечислять на спецсчет и как это повлияет на стоимость турпакетов. «Сейчас речь идет о том, что участники рынка будут перечислять по 200 тенге за каждого туриста. Для кого-то из потребителей даже эта сумма будет принципиальной, потому что люди у нас ради скидки в $5 ходят из фирмы в фирму», – считает Шайкенова.

«Если оплата будет больше 1% от стоимости тура, это повлечет их удорожание. Оплата до 500 тенге за человека – это приемлемая сумма, – рассуждает Исхаков. Он также попытался прикинуть общие поступления в фонд. – Если взять по минимуму – что через туроператоров в год выезжает 300 тыс. человек и за каждого платится 500 тенге, – то за год будет аккумулировано 150 млн тенге. Но будет ли верхний предел у этого фонда? Кто будет решать его судьбу? Допустим, есть солидные операторы, а есть заведомо ненадежные, которые создаются, чтобы увести выручку. Все внесли в фонд деньги, а недобросовестный коллега лопнул, и собранное ушло на исправление ситуации».

(Эти и другие вопросы, связанные с новыми поправками, беспокоят не только опрошенных нами спикеров. Поэтому Forbes Kazakhstan попросил Министерство по инновациям и развитию дать разъяснение. Ответы можно прочитать в формате дополненной реальности с помощью приложения Focus on в мартовском журнале Forbes Kazakhstan.)

Куда кривая выведет

Однако главная головная боль турбизнеса – это обесценивание тенге. Игроки вспоминают, что одномоментные девальвации в 2009 и 2014 имели краткосрочное влияние: продажи приостанавливались на два-три месяца, а затем возвращались к прежним показателям.

«Но такого серьезного спада, как сейчас, не было. Туры стали менее доступными. Если раньше потенциальный клиент зарабатывал в среднем $1000, то сейчас фактически $500, а стоимость путевки в долларах не изменилась. Если сравнивать прошлую и нынешнюю зиму, то спад произошел примерно на 60%», – приводит свои данные Анна Загоруйко.

На рынке туроператоров эксперты выделяют шесть крупных игроков – Tez Tour, Kompas, Kazunion, Pegas Touristik, Anex Tour, «Натали Турс». По некоторым оценкам, они обслуживают 70–80% туристов, вылетающих летом в Турцию. При этом недавно зашедшие на рынок Казахстана компании «с турецкими корнями» Pegas Touristik и Anex Tour смогли занять по 10% объема этого сегмента рынка.

По приблизительным подсчетам главы Kazunion, члена правления Ассоциации туроператоров Казахстана Лауры Галиевой, продажи туров в среднем ценовом сегменте упали на 50–60%.

«Если смотреть в разрезе чартеров, то их число уменьшилось на 80%. В прошлогоднем январе были чартеры в Таиланд, Китай, Эмираты, Гоа, а сегодня Scat оставила только Гоа, остальные чартеры сняли, потому что спроса нет», – приводит пример Бахтиер Исхаков.

Адаптация к новой реальности уже началась. Продавцы стали оптимизировать расходы: сокращать персонал и добиваться снижения цен на туры. «Казахстанцы запасены средствами, и, если летом будет хорошее ценовое предложение, они все равно поедут в отпуск за границу. Если же экономическое состояние будет и дальше ухудшаться, то в 2017 рынок придет к стагнации. Зимой мы начали переговоры с авиакомпаниями, которые стали давать другие тарифы. При раннем бронировании отели также идут на серьезные уступки, до 50%», – говорит глава Kazunion.

Исхаков считает, что до 2018 рынок сохранит объем продаж на уровне 2016: «В этом году будем работать нормально, потому что турецкий рынок закрыт для россиян, которые хорошо его грузили (с 1 января 2016 из-за санкций против Турции «Ростуризм» исключил из реестра туроператоров ряд компаний, связанных с турецким бизнесом, включая Pegas Touristik и Anex Tour. – F). Поэтому в Турции будут «гореть» отели, и они будут давать хорошие цены, переориентировавшись на нас».

Президент Ассоциации туристских агентств Асель Нуркебаева, напротив, полагает, что Турция не потеряет из-за проблем с Россией – «просядет» максимум на 20–30% от прежних объемов. «Турки еще в 2014 начали переориентироваться на страны Европы: ездили на выставки, проводили роуд-шоу, нанимали немецкоговорящий и франкоговорящий штат», – говорит она. Казахстанские «дочки» Pegas и Anex также предупреждают, что «сверхгорящих» туров ждать не следует.

Pegas Touristik собирается улучшить результаты прошлого года. «В 2015 мы отправили в Турцию 18 тыс. человек, хотя ожидали 10 тыс. Летом 2016 планируем перевезти в этом направлении 20–25 тыс. туристов», – делится планами Айтемур.

Также игроки рассчитывают, что россияне из приграничных регионов будут летать в Турцию через Казахстан, да и казахстанцы, которые до «войны санкций» летали через соседнюю страну, теперь предпочтут своих туроператоров. «Почему наши летали из России? Потому что было дешевле: $900–1000 против $1500. За счет того, что у их туроператоров есть свои авиакомпании, что снижает себестоимость перелетов. Кроме того, в России большая конкуренция, что также отражалось на ценах. В Казахстане ни собственных авиакомпаний у туроператоров, ни конкуренции среди крупных игроков нет. Поэтому российские туристы не увидят те цены, к которым привыкли. На данный момент не знаю, имеют ли право агентства на территории России продавать пакеты агентств Казахстана для вылетов в Турцию. Если да, то это для нас плюс. Что касается казахстанцев, то из 10, кто летал через Россию, будут вылетать через Казахстан два-три, потому что у них на это есть деньги», – делает прогноз гендиректор Anex Tour Kazakhstan Эльдар Мусаголоу.

По данным Нуреттина Айтемура, через российские города летали на отдых 50–60 тыс. наших граждан. Если 30% из них полетят из Казахстана, то емкость рынка увеличится на 18 тыс. туристов. К ним можно прибавить 16 тыс. человек: именно столько россиян, по словам Айтемура, в прошлом году выбрали Казахстан отправной точкой своего путешествия.

Локальные игроки также предполагают, что из-за проблем в России туроператоры «с турецкими корнями» могут свернуть деятельность в Казахстане. Впрочем, руководители местных Pegas и Anex опровергли это предположение. «Мы не собираемся уходить: Казахстан для нас важный рынок», – подчеркнул Айтемур.
Опрошенные считают, что кризис заставит уйти с рынка мелкие фирмы. Сколько их «падет в бою», никто сказать не решился. Однако игроки надеются, что сами они смогут даже в нынешние времена удержаться на плаву. Главное для них – чтобы на плаву удержался тенге.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12827 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
6 августа родились
Акылбай Сапаров
депутат Мангистауского областного маслихата VІI созыва
Ермек Кизатов
заместитель акима Нур-Султана
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить