Нацбанк ждал аплодисментов. Но они не последовали

Банки активно кредитуют бизнес государственными деньгами, добавляя немного своих. За ноябрь объем кредитов в Казахстане вырос на 4%. Правда, львиную долю, как обычно, получают торговые компании. Но это – вторично. Главное – «подкачать мышцы» бизнесу. Особенно – банкам: их кредиты экономике в июне потеряли 1%, в августе и октябре снова уходили в минус. Казахстанцы, уяснив уроки февральской «корректировки курса тенге», учатся понимать сигналы рынка и выстраивать стратегии инвестирования. Иначе – не прожить

Фото: prokredity.net

Кредиты выросли

Кредиты банков экономике в ноябре, по данным Нацбанка, выросли на 4%, до 12,2 трлн тенге. Весь рост – только в тенге. Кредиты в валюте чуть снизились - до 3,5 трлн, составив 29% от всех кредитов. Краткосрочные кредиты составляют четверть, розничные – треть от всех выданных кредитов.

Объем кредитования малого бизнеса за 2014 вырос на треть. Кредиты на начало декабря составили 1 трлн 842 млрд тенге, или 15% всех заемных денег. Из них компании заимствовали 1 трлн 522 млрд, а физлица (ИП) – 320 млрд тенге.

В лидерах по кредитам малому бизнесу Алматы – 1 трлн 38 млрд тенге. На втором месте, с большим отставанием, Астана – 229 млрд. Дальше - Восточно-Казахстанская (77 млрд) и Карагандинская (74 млрд тенге) области.

Реестр активного малого бизнеса за 11 месяцев пополнился на 1023 компании. По темпам роста новых компаний лидировали Южно-Казахстанская (до 8300 компаний), Павлодарская (до 4900) и Атырауская (до 3600 компаний) области, по числу компаний малого бизнеса – Алматы (20 тыс.), Астана, Южно-Казахстанская и Карагандинская области (по 8 с лишним тыс. компаний) и, наконец, Восточно-Казахстанская область (менее 8 тыс. компаний малого бизнеса).

Видимо, мораторий на проведение проверок малого и среднего бизнеса, завершившийся в декабре, тоже сыграл роль в появлении новых малых компаний.

В распределении кредитов – ничего нового. Больше всего – 572 млрд тенге (31%) выдано торговым фирмам и ИП. Промышленным компаниям – в два с лишним раза меньше, 249 млрд, строительным – еще меньше, 227 млрд тенге.

Милость к проигравшим?

Впрочем, кредиты эти – в основном из госсредств на рефинансирование действующих займов и приобретение новых, создание и модернизацию основных средств. Не исключено, что так правительство и Нацбанк пытается компенсировать банкам их потери.

Банки проиграли от «корректировки курса тенге». Она сделала невыгодными депозиты в нацвалюте и подтолкнула население и компании тратить все сейчас или использовать для сбережений иностранную валюту. Банки вынуждены либо существенно замедлить темпы прироста кредитов и депозитов, либо принять на себя существенные валютные риски.

В конце ноября Фонд «Даму» объявил об открытии второго транша в 50 млрд тенге для финансирования новых проектов МСБ в обрабатывающей промышленности. Он пошел в экономику в декабре. Первый транш, такой же по объему, уже освоен в мае-сентябре. Кредитный портфель по малым компаниям в обрабатывающей промышленности увеличился на 28%, до 188 млрд тенге. В программе участвовало 13 банков.

К государственным 100 млрд тенге банки добавили 482 млн тенге собственных средств: 223 млн - Сбербанк Казахстан и 259 млн тенге - все другие банки.

Условия участия в госпрограмме одинаковы для всех банков. Комиссии за организацию и выдачу кредита запрещены. Срок кредита – до 10 лет. Сроки рассмотрения – от 5 до 45 дней. Максимальная сумма – до 1,85 млрд тенге. Эффективная ставка - до 6,3%.

Таким образом, что в инвесторах и предпринимателях власти видят своего рода «подушку безопасности». Бизнес позволяет обеспечить занятость людей и приток капитала в мегаполисы и регионы страны.

Частная собственность - вовсе не святая святых

Тем не менее, частная собственность, или сбережения и накопления большинства предпринимателей и населения, оказалась не такой уж священной. Принципами ее неприкосновенности поступились. 11 февраля тенге «похудел» враз на 19%. А дальше рынок стал действиями выражать недоверие к казахстанской валюте. Причем снижения цены на нефть в коррекции курса заложено еще не было. Поэтому перевод депозитов из тенге в доллары почти до конца лета – чистое следствие действий правительства и Нацбанка, реализованное компаниями и гражданами ярче и необычнее, чем можно было предположить.

Кратковременный шок от "корректировки" заставил подавляющее большинство игроков в экономике менять свою стратегию. Люди отказались от риска. Проблема лишь в том, что реализацию этой стратегии - конвертацию всех активов в валютные депозиты - агенты рынка, за исключением населения, предпочитают делать за пределами казахстанской банковской системы.

Следствием февральской девальвации могли стать самые разные события. Например - изменения в правительстве из-за обострения разногласий во властной корпорации и роста коррупции или усиление долларизации экономики. И они проявились.

Национальный банк преодолел негативный тренд сокращения золотовалютных резервов (ЗВР). В 2013, 2012 и 2011 ЗВР стабильно уменьшались. С апреля 2012 по октябрь 2013 объем валовых международных резервов сократился почти в полтора раза, с $35 млрд до $23,7 млрд. Зато теперь Нацбанк установил пятилетний рекорд. За январь-ноябрь они выросли на 16%, до $28,6 млрд.

Нефть падала, тенге укреплялся

Последующие события требовали объяснений. В августе укрепление тенге к доллару со 183,52 в июле до 182,07 на фоне снижающейся цены нефти выглядело не очень адекватным. В первом приближении курс тенге, валюты страны - моноэкспортера углеводородов, действительно может считаться производной от цен на нефть: это довольно типичная commodity currency, «товарная валюта» по определению профессора Гарварда Кеннета Рогоффа. Возможно, Нацбанк ждал чьих-то аплодисментов, но они не последовали. Объяснения - тоже.

Их нет и сейчас, в конце декабря, при цене барреля Brent около $60 (то есть упавшей с начала года почти вдвое) и снизившегося за ноябрь совсем немного - до 182,35 за доллар - курса тенге. И вроде бы ничего из ряда вон выходящего не происходит.

Но сравнима ли ценность наращивания золотовалютных резервов Нацбанка с масштабами недоверия населения, утратившего веру в стабильность тенге? И если при $110 за баррель ожидание многими социальных перемен, вызванных богатством Казахстана, убирало негативные эмоции, то при $60 этот транквилизатор просто перестает действовать.

…Что будет с Кашаганом? Пока сроки нового начала его работы просто отодвигаются. Теперь уже, согласно последнему публичному заявлению министра энергетики Владимира Школьника, – на конец 2016. Сможет ли консорциум компаний разрабатывать залежи или проект придется отложить до лучших времен? Будет ли он вписываться в рамки экономики при $60 за баррель? Эту цифру эксперты считают ценой на нефть на ближайший краткосрочный период. Консорциум все-таки работает на экономически эффективных проектах, чтобы заработать деньги для акционеров, на зарплаты и налоги.

Что будет с тенге, если Кашаган не заработает?

… Наступила новая реальность. Нужно время, чтобы и промышленность, и население адаптировались к ней. Время - и немного стабильности. Желательно без сюрпризов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9023 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить