На день рождения главы Нацбанка экс-советник подарил ему "4-й путь"

В среду, 28 января, директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов рассказал на пресс-конференции в Астане, какие меры могут предпринять правительство и Нацбанк, чтобы свести к минимуму негативные последствия для тенге падения российского рубля и снижения цен на нефть

Олжас Худайбергенов.

Директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов отметил, что с приближением февраля основной вопрос в Казахстане – будет ли очередная девальвация, сообщает ИА Новости-Казахстан.

Четыре варианта

«В этой связи рассматриваются разные альтернативы – у нас несколько сценариев. Первый сценарий, сторонников которого практически уже нет, – что надо держать курс тенге на текущем уровне и не делать никакого ослабления, тем более – девальвации. Второй сценарий – радикальный – предполагает восстановление, когда за 1 рубль дают 5 тенге. Этот сценарий предполагает практически стопроцентную девальвацию, которая по нам ударит еще больше, чем по России. Доля валютных кредитов составляет около 30 – 35%, тогда как в России этот показатель составлял 10-15%. У нас доля импорта потребительских товаров составляет 70%, в России – 50%, поэтому у нас показатели хуже, и мы себе не можем позволить девальвацию», - считает Худайбергенов.

«Третий сценарий – девальвация на 20% (кто-то говорит – 25%, кто-то – 30%). Но такая девальвация все равно не поможет – рубль-то девальвировался на 100%, и здесь это не компенсирует. Более того, если в феврале провести девальвацию, то когда каждый год в феврале делают девальвацию, то в феврале 2016 все будут ожидать очередную девальвацию. Дальше сложится закономерность, которая будет играть каждый год, и уже динамика курса будет определяться этой закономерностью, а не экономическими факторами», - убежден он.

В этой связи, с учетом создающихся каждый год инфляционных ожиданий, по мнению эксперта, «есть смысл реализовать меры, которые снимут вопрос не только на этот год, но и на ближайшие 5-6 лет».

«Все переводятся в доллары, потому что не хотят терять на девальвации. И  чтобы люди (в первую очередь – депозиторы) не теряли, надо ввести гарантию от Нацбанка на курсовую разницу по тенговым депозитам сроком более года. Можно даже юридически уточнить – на срок в год и более при условии, что в течение года тенге ослабляется более чем на 6%», - продолжил экономист.

По мнению Худайбергенова, это позволит Нацбанку «без каких-либо девальвационных ожиданий постоянных» в течение каждого года постепенно девальвировать тенге в пределах 6% в год.

«Когда депозиторам предложат такой вариант, для них обнуляются девальвационные ожидания. Уровень долларизации депозитов на 1 декабря 2014, по сведениям Нацбанка, составлял 60%. Если темп роста сохранился, скорее всего, по итогам декабря этот показатель достиг 75%, а сейчас скорее всего составляет 90 – 95%. Поэтому, если сейчас провести резкую девальвацию, это не поможет, а если случится так, что после резкой девальвации никто обратно в тенге не перейдет, это будет провал валютной политики», - подчеркнул спикер.

«Если же ввести гарантию на курсовую разницу и эту меру реализовать шесть лет – в 2015-2020, – на этот период вопрос снимется сразу, большая часть депозиторов перейдет обратно в тенге. С уровня 95% в течение месяца-двух сократится до 45%, то есть до среднего значения. Надо еще год-полтора, чтобы доля долларовых депозитов с 45% снизилась до 10%, - уверен Олжас Худайбергенов. – Если Нацбанк реализует эту схему, он только выиграет, потому что, когда население и юрлица сдают валюту в надежде на эту курсовую разницу, резервы Нацбанка растут, и прирост будет достаточно сильным – при условии сокращения (доли валютных депозитов) до 10% - $20-25 млрд».

Что надо сделать еще

 «Вторая мера – выкупить валютные кредиты и ограничить выдачу новых. Третья мера – чтобы у банков не было интереса держать большую валютную позицию, задействовать такой инструмент, как нормативы минимальных резервных требований. Когда банк привлекает валютный депозит, 2,5% от этого валютного депозита он должен перечислить в Нацбанк на свой счет. Надо сделать так, чтобы этот норматив вырос до 10%, тогда банку будет невыгодно принимать валютный депозит, и скорее всего ставки по ним начнут падать. Политика банков в этом случае приведет к тому, что больше будут рекламироваться тенговые депозиты, и банки перестанут делать упор на долларовые депозиты», - добавил эксперт.

«Следующая мера касается госсектора. Когда государство говорит о доверии к тенге, о дедолларизации, оно само должно первым делом это продемонстрировать. То есть госсектор не должен покупать валюту либо сдавать ту валюту, которую приобрел на инфляционных ожиданиях. Валютные займы нацкомпаний тоже переводят в тенге, но с обязательством, что будущую валютную выручку эти компании будут отдавать», - подчеркнул директор центра.

«Более подробную версию с проговоренными техническими моментами мы передали в ряд госорганов. Пока я их реакцию комментировать не могу, но надеюсь, что в итоге этот комплекс мер будет реализован. Здесь, собственно, и выбора практически нет, потому что любой другой сценарий, включая резкую девальвацию, принесет нам только потери, в том числе – и по тому же реальному сектору, у которого валютных займов на $17 млрд. Есть еще и психологический фактор – при резкой девальвации все продавцы дружно реагируют ростом цен. И одномоментный подскок цен гарантируется в тот момент, когда экономика находится уже перед спадом. Поэтому если резкую девальвацию реализовать, экономика войдет в зону спада. Если девальвацию проводить раз в пять лет, экономика может компенсироваться, когда это происходит каждый год, это достаточно тяжелый сценарий для экономики», - заключил эксперт.

Как поведет себя тенге

Также Олжас Худайбергенов предположил, что курс доллара может вырасти до конца 2015 до 195 тенге (официальный курс Нацбанка на 28 января составляет 184,45 тенге за доллар).

 «Я пока не знаю реакции Нацбанка на предлагаемые нами меры, если их примут, тогда курс будет к концу года 195 – 196 тенге, если не примут, тогда у них будет другой сценарий. Я не могу предполагать, какой будет курс в рамках другого сценария», - сказал Худайбергенов на пресс-конференции в среду.

Он напомнил, что у Нацбанка есть коридор курса с верхней границей до 188 тенге за доллар.

«Они могут в принципе понемногу двигаться, это движение обеспечивается в рамках тех мер, которые мы предлагаем – когда я говорю о шестипроцентной девальвации в течение года, применительно к курсу 185, это означает около 11 тенге в течение года. Осталось 11 месяцев, каждый месяц можно на один тенге обесценивать курс», - пояснил эксперт.

Ограничить выдачу валютных кредитов

«Общий объем (валютных ипотечных и потребительских займов) составляет около 440 млрд тенге, это $2,5 млрд долларов. Это очень небольшая сумма, Нацбанк может фактически выкупить эти кредиты и договориться с банками, что они дальше будут обслуживать эти кредиты и обеспечивать их возврат, но сами кредиты перевести по текущему курсу из долларов в тенге и далее поставить норму, что физическим лицам в долларах кредиты нельзя выдавать», - сказал Худайбергенов.

По его мнению, речь должна идти не о прямом запрете на выдачу таких займов физлицам, а об определенных ограничениях.

«Можно поставить такой логический барьер: выдавать валютные займы только тем физическим лицам, у которых в каждом месяце за последние 24 месяца был валютный доход. Если такие люди есть, тогда, конечно, они могут себе позволить валютные займы, а все остальные не могут. Скорее всего, это позволит обнулить валютные займы среди населения: мы текущие валютные займы переводим из долларов в тенге и не допускаем появления новых. Соответственно, спрос со стороны населения на доллары тоже падает», - объяснил эксперт.

«Что касается юридических лиц, у которых есть валютные займы (на $17 млрд), банки легче пойдут на рефинансирование этих займов, когда у них депозиты объем депозитов станет тенговым. Когда же доля долларовых депозитов составляет от 45% до 95%, естественно, банки стараются переложить валютный риск на кредитора. А когда все перейдут в тенге и банк не будет нести валютный риск, он охотно рассмотрит заявки на рефинансирование», - заключил он.

Взятки тоже надо амнистировать

«Программа по амнистии капиталов рискует забуксовать из-за того, что в ней нет  нормы о том, что можно вернуть капиталы, которые образовались в результате коррупционных преступлений», - сказал Худайбергенов.

 «Какой процент капитала на самом деле по субъективным оценкам образовался? По моему личному мнению, его большая часть - за счет коррупционных (преступлений). И если из-за этой нормы не вернутся эти капиталы - а смысл тогда вообще объявлять амнистию? Можно, конечно, в судебном варианте бегать за ними, гоняться. Но это займет годы, и за это время кипрский сценарий может произойти в тех офшорах, где содержатся деньги. Уж лучше сейчас создать условия, чтобы они сейчас вернулись и пусть работают на экономику», - добавил он.

Примечательно, что 28 января – день рождения главы финрегулятора Нацбанка РК Кайрата Келимбетова (ему исполняется 46 лет, с чем Forbes.kz искренне его поздравляет), который, в отличие от своего гиперактивного в последние недели экс-советника Олжаса Худайбергенова, в этом году ограничился только успокоительными мантрами насчет курса тенге и выпуском во вторник целой коллекции памятных монет Нацбанка.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15261 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 февраля родились
Ажмат Алимов
Директор ТОО «Региональный центр развития Алматинской области»
Анес Бижанов
Председатель совета директоров AMF Group
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить