Медленно, но правоверно

Почему исламское финансирование с трудом приживается в Казахстане

Reuters/VOSTOCK Photo

Первым делом арабы спросили: есть в руководстве женщины? Выяснив, что нет, начали расспрашивать: какой процент сотрудников держат уразу, есть ли пьющие и выделено ли в офисном здании помещение под намазхану», — описывает процесс переговоров с банкирами из ОАЭ сотрудник одной из алматинских строительных компаний. Когда инвесторов устроили полученные ответы, они начали изучать бизнес-план. «Вникали не особенно глубоко. Один из арабов прямо сказал: денег у нас много, нам главное — чтобы в мире было меньше харама, греховного», — рассказал источник.

Деньги арабы дали. Несколько лет фирма развивалась, диверсифицируя бизнес. Потом средства кончились. Компания не рухнула, но ее покинуло большинство сотрудников. На прощание сисадмины разместили на сайте в разделе «Новости» вместо фотографии нового офиса хохломской ложку. Она там висит уже несколько месяцев — заменить изображение некому.

В конце 1990-х — начале 2000-х многие компании нахватали исламских денег. Арабские инвесторы вкладываются в частные компании и реализуют госзаказы. Многие из объектов новой столицы — Астаны построены на их деньги. Разумеется, вкладывались не во все виды бизнеса. Правоверным банкирам запрещено инвестировать в производство и продажу алкоголя, наркотиков, оружия и так далее. Все это — харам.

Шариат запрещает взимать проценты по кредитам. Чтобы избежать харама, но заработать прибыль, приходится изобретать сложные схемы. Финструктуры входят в долю финансируемых проектов и потом участвуют в прибыли. Также исламские банки участвуют в торговле, извлекая прибыль от наценки между себестоимостью приобретения товара и ценой продажи. Вместо выдачи автокредитов физлицам исламский банк покупает авто, а потом сдает в аренду (или, скорее, лизинг) своему клиенту.

По словам участников рынка, исламским банкам удается добиться доходности, сопоставимой со средней по рынку. Но круг потенциальных клиентов у них намного уже. Впрочем, тут банки могут работать через посредников. В 2003 году Банк ТуранАлем (теперь — БТА Банк) первым среди банков РК привлек на принципах шариата $50 млн. Наших банкиров на Ближнем Востоке еще не знали, и им пришлось обратиться за помощью к европейскому Calyon Bank, «дочки» которого, в частности, кредитуют пивоваренную компанию «Балтика».

Reuters/VOSTOCK Photo
Арабские инвесторы сильнее интересуются Казахстаном, чем Казахстан — арабскими инвесторами

Вслед за ТуранАлемом контакты с арабскими коллегами наладили и другие (в частности, Нурбанк, ЦентрКредит). Но общий объем привлеченных казахстанцами исламских денег остается ничтожно мал. Даже усилия государства в лице Минфина и Регионального финансового центра Алматы (РФЦА) не особенно помогают. В конце прошлого года ректор университета «Туран» Рахман Алшанов подсчитал для «Казахстанской правды», что с 2003 по 2009 год казахстанские банки привлекли по линии исламского финансирования $538 млн, из них $521,8 млн — в 2009 году. За тот же срок с западных рынков было привлечено $40 млрд – в 80 раз больше! Количество исламских финансовых институтов, работающих в Казахстане, можно пересчитать по пальцам одной руки. Банк Al Hilal («дочка» Al Hilal банка в г. Абу-Даби, на 100 % принадлежащего властям ОАЭ), получивший лицензию в 2010 году, брокерская компания АО «Fattah Finance», основанное на принципах взаимопомощи страховое общество «Такафул», паевой фонд «Хадж-Фонд Казахстана» (AmanahRaya, АО «Kaznex invest» и АО «Fattah Finance»), аккумулирующий деньги для совершающих хадж. Ну, и все. В первой половине этого года ожидалось появление второго исламского банка (и первого розничного) – Amanah Raya, учредителями которого должны были выступить малайзийская трастовая компания Amanah Raya Berhard в партнерстве с Банком развития Казахстана и Fattah Finance. Однако БРК без публичного объяснения причин вышел из проекта, и малайзийцев мы пока не увидели.

Те, кто все-таки вышел на рынок, осторожничают. Как рассказал Forbs член правления банка Al Hilal Тимур Алим, банк с момента создания, то есть с 2010 года, сконцентрировался на обслуживании небольшого круга крупных корпоративных клиентов. На сегодня фининститут выдал займов на $45–50 млн. До конца этого года Тимур Алим рассчитывает, что банк поднимется на 1–2 строчки в рейтинге банков по активам за счет увеличения кредитного портфеля на 20–30%. Пока Al Hilal занимает 34-е место в этом списке из 39.

Банк, может, хотел бы расширить размах деятельности за счет среднего и малого бизнеса. Но, по словам Тимура Алима, мешает непроработанность законодательства. Хотя еще в 2009 году был принят закон об исламском финансировании, остаются вопросы с взиманием НДС и регистрацией недвижимого имущества. По поводу работы с физлицами банк тоже еще думает — и будет думать с полгода.

«У нас появится видение и понимание розницы и того, готов ли рынок к нашим продуктам. Если увидим положительную картину, то начнем двигаться в этом направлении», — пояснил Тимур Алим.

Пока у него есть понимание, что клиенты ждут от исламского банка того, что он дать им не готов. Готовность рисковать у потенциальных заемщиков выше, чем у банка. Шариат запрещает брать залоги по кредитам и рис­ки приходится тщательно оценивать. «В период, когда банки кредитовали всех подряд, клиенты привыкли, что им выдают займы без должной оценки финансового состояния и наличия имеющихся займов. Исламский банк очень консервативен, здесь больше документации, тщательная оценка. Это не всегда устраивает клиента. Происходит дисбаланс. Местные банки выдают кредиты, а мы “плохой” банк», — иронизирует Тимур Алим.

На самом деле казахстанские клиенты тоже боятся рисков. «Бизнес они финансируют, входя в долю и принимая управление. А это уже завуалированное рейдерство. Плавали — знаем», — написал на одном из казахстанских форумов пользователь Моби Дик. Он не одинок в своих опасениях, хотя сами банкиры пытаются их развеять.

По мнению Алима, ситуацию возможно переломить, если в стране появятся еще хотя бы два банка, работающих по нормам шариата. Но сам же Алим говорит, что выход новых игроков зависит от успешности проекта Al Hilal. По подсчетам Алима, на освоение своей ниши на местном рынке уйдет 5–6 лет.

«Если даже такие консервативные гиганты, как HSBC Bank, выходят на внешние рынки осторожно, взвешивая все риски, то арабские фининституты еще более консервативны. Им важно оценить уже работающую модель, и, если она “выстрелит”, тогда есть смысл говорить об открытии других банков. Учитывается также тот момент, что при всей религиозности у нас также существует большая религиозная безграмотность, не говоря о финансовой безграмотности. Поэтому как арабы, так и наши акционеры это тоже понимают и учитывают», — подчеркивает Тимур Алим.

Исламское финансирование не ограничивается одними беспроцентными займами. Как отмечает член правления АО «Fattah Finance» Бекжан Толыбай, исламские банки за рубежом активно развивают инструменты финансового лизинга и торгового финансирования. По его мнению, эти инструменты имеют «оздоровительный эффект» для экономики страны, поскольку являются целевыми и не перегревают внутренний рынок «живыми» деньгами. Правда, из его слов следует, что это не массовая раздача денег. А значит, возможности применения этих инструментов ограничены.

Большой потенциал эксперт видит в лизинговой деятельности. «В Казахстане изношенная производственна база, которая нуждается в обновлении и модернизации. Поэтому этот вопрос требует досконального изучения для поиска способов адаптации ее к нашей системе», — резюмирует Бекжан Толыбай.

Есть еще исламские паевые фонды и сукук — аналог облигаций. В отличие от стандартных они не обеспечивают фиксированной прибыли (это был бы процент). Доход по ним зависит от прибыли финансируемого мероприятия. То есть он целевой и негарантированный. В этом году Минфин РК планирует выпустить сукук на $500 млн. В течение 5–7 лет за счет размещения таких ценных бумаг планируется привлечь в экономику порядка $10 млрд.

Замминистра финансов Берик Шолпанкулов в минувшем мае заявил, что считает эти ожидания вполне обоснованными. «$10 млрд — реальная цифра, которую может привлечь Казахстан за счет выпуска исламских ценных бумаг. Темпы роста исламского финансирования в год на 15–20% дают все основания», — отметил он. Мохаммед Тарик, советник президента группы Исламского банка развития, настроен еще оптимистичнее. По его оценке, потенциал местного рынка настолько таков, что уже в этом году можно было бы привлечь с помощью сукук $1 млрд, а в ближайшие годы в страну «придет около $20 млрд». По мнению начальника управления развития исламских инструментов РФЦА Айбека Бекжанова, использование этого потенциала полностью зависит от того, какие меры по повышению узнаваемости будут предпринимать сами исламские финансовые институты. «Не исключено, — говорит он, — что им придется проводить ряд познавательных и обучающих мероприятий, чтобы население РК поняло суть подобного вида финансирования». Такие мероприятия РФЦА проводит с момента своего основания в 2007 году, но, видимо, четырех лет разъяснительной работы оказалось недостаточно.

Исламский банкинг сложен и непривычен для казахстанцев. Почему же сохраняется интерес к нему? Как отмечает заместитель председателя правления ДБ АО «Сбербанк России» Шухрат Садыров, арабские банки обладают большой ликвидностью. «Наша задача — привлечь эти деньги в Казахстан», — считает он.

В итоге наши банкиры становятся посредниками между казахстанскими клиентами и арабскими коллегами. «Местные банки могут оказать содействие в качестве агента. То есть подобрать компанию, которой необходимы средства, и договориться о кредитовании в ОАЭ», — рассказывает Садыров.

«Спрос есть. Но его объем сложно ощутить. Рынок пока не распробовал исламское финансирование. Но аппетит приходит во время еды. Мы не открываем новых клиентов. Это те же компании, которые раньше привлекали деньги из Европы или Америки. Мы просто говорим: вы брали деньги на Западе, теперь попробуйте другой вариант, диверсифицируйтесь», — говорит он.

Айбек Бекжанов считает, что исламский банкинг в Казахстане в том виде, в котором он представлен в арабских странах, можно будет видеть лет через 7–10. «Исламским финансовым инструментам необходимо время, чтобы получить определенное доверие», — считает он. Процесс привыкания к халяльным финансам окажется долгим, но удачные примеры заразительны. Строительная компания, о которой шла речь в начале текста, недавно объявила набор новых сотрудников. Правда, ложки с сайта пока так и не убрали. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8540 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
25 февраля родились
Аскар Аукенов
главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить