Количество платёжных карт в Казахстане давно превысило размер населения страны

Но мы по-прежнему продолжаем слышать, что «необходимо активное развитие системы безналичных платежей», «создание единой системы платежей» то в рамках страны, то в ЕАЭС, ну и так далее. Давайте посмотрим, имеет ли смысл такая риторика. И если имеет – то какой?

Фото: pixabay.com/AhmadArdity

Итак, первая цифра – количество карт. Более 21 млн. Однозначно достаточно для населения в 18 млн, чтобы покрыть все потребности в частных безналичных платежах страны. Такого количества достаточно, чтобы карта была у каждого новорожденного и ещё запас останется. Значит, дело не в количестве.

Другая базовая цифра – сколько денег попадает на эти карты? Может быть, карты есть, но деньги на них поступают символически? По данным Национального банка РК, в октябре 2018 неизвестно, сколько денег поступило на платёжные карты. Зато известно, сколько с них было потрачено, и нам этого вполне достаточно - поступления либо равны, либо даже больше этих цифр: безналичные платежи – 564,6 млрд тенге, снятия в банкоматах – 1 трлн 159 млрд тенге. В сумме 1 трлн 723,6 млрд тенге в месяц. И это только на территории Казахстана. Сумма зарубежных трат – ещё 150 млрд. Много это или мало? Обратимся к данным Комитета по статистике. Занятое население, включая официально трудоустроенных, самозанятых, работодателей – 8,7 млн человек. Среднемесячная номинальная заработная плата одного работника – 161 783 тенге. Перемножаем. Предположительный объём месячной заработной платы страны – 1 трлн 407,5 млрд тенге. Или в 1,2 раза меньше, чем объём денег, расходуемых ежемесячно с платёжных карт. Значит, и тут всё в порядке – денег на карты поступает даже больше, чем мы могли бы предположить. Это ли не успех? Весь официальный доход страны проходит через безналичные инструменты.

Значит, с базовыми количественными показателями системы безналичных расчётов всё в порядке. Посмотрим на качественные.

Самый первый и простой качественный разрез, который много лет доставлял нам головную боль, – разделение на безналичное расходование средств и снятие в банкоматах. На большинстве рынков, где запускаются платёжные карты, снятие в банкоматах превалирует на первых этапах. Где в этом смысле находится Казахстан?

По данным Национального банка, в октябре 2018 на территории Казахстана 1,159 трлн тенге с карт было снято в банкоматах и 564,6 млрд – 32% всего объёма - было использовано безналичным путём. Отличные цифры. К сожалению, данные Национального банка не позволяют выделить из этой суммы расходы юридических лиц (в Казахстане распространена практика оплаты таможенных пошлин с помощью платёжных карт), а также отделить суммы безналичных переводов между клиентами от платежей. С другой стороны, определённая часть таких переводов используется именно как торговый инструмент, и такая практика с увеличением проникновения карт только растёт. Однако это общие цифры. Куда интереснее ситуация внутри регионов.

Самый развитый регион с точки зрения рынка платёжных карт – город Алматы. Более 30% всех карт страны выпущено жителям Алматы. И это даёт свои плоды. Алматы – единственный город, где объём безналичных операций по картам превышает снятия в банкоматах. 362,7 млрд тенге безналичных операций против 297,5 млрд снятых в банкоматах в октябре.

В этом смысле Алматы уже опережает рынки ряда развитых стран. Этот пример позволяет оптимистично смотреть на дальнейшее развитие рынка в других регионах. Он показывает, что сложившаяся в Казахстане система платёжных карт, включая технологические решения и финансовые условия, в том числе комиссии коммерсантов и держателей, а также бонусные программы позволяет развивать именно сегмент безналичного использования карт в случае, если другие факторы складываются благоприятно. Попробуем понять, чем Алматы отличается от других регионов? Почему в Астане 72% денег, поступающих на карты, снимается наличными?

 Для этого посчитаем несколько коэффициентов. К сожалению, у меня нет объективных цифр по реальному объёму торговли в регионах, особенно на рынках, которые составляют значимый сегмент в Казахстане. Цифры Комитета по статистике, показывающие, что объём розничной торговли в Туркестанской области с населением 3 млн человек, почти в два раза меньше, чем объём торговли в Костанайской области с населением 875 тыс. человек, вряд ли можно брать за объективную основу. Поэтому за базу расчётов я возьму показатель «среднедушевого номинального дохода населения» Комитета по статистике.

Итак, проникновение карт и POS-терминалов, средний объём транзакций и снятия наличных на душу населения в месяц. Город Шымкент включён в Туркестанскую область, так как в отчёте Национального банка они пока не разделены.

Получается занятная картина. Вряд ли такой разброс в проникновении POS-терминалов по разным регионам можно объяснить тем, что «слишком высокие комиссии банков, ставить терминалы невыгодно». 9 POS-терминалов на 1000 человек в Костанайской или Павлодарской области – более чем в 4 раза выше, чем такой же показатель в Туркестанской или Жамбылской области. Тут явно влияют другие факторы, так как комиссия банков не отличается для разных регионов. К сожалению, у нас нет качественного исследования теневой экономики по регионам, возможно, оно дало бы большую конкретику по этому вопросу.

Ещё интереснее получился показатель отношения доли безналичных платежей к среднедушевому номинальному доходу. Аномально высокая цифра Алматы, по-видимому, объясняется тем, что здесь тратят деньги приезжие из других регионов и зарубежные гости. Средняя цифра по стране явно формируется благодаря одному этому городу. Выгодно на фоне остальных регионов выглядит Караганда - 22% дохода тратится безналично. Удивительно, что показатель Акмолинской области выше, чем города Астана.

Отдельного взгляда требуют операции в сети Интернет. К сожалению, отчёт Национального банка не позволяет отделить операции, проведённые в казахстанских интернет-магазинах, от зарубежных, а также торговые операции от банковских, проведённых в системах интернет-банкингов. Тем не менее основная тенденция абсолютно ясна. 2018-й стал годом, когда безналичные операции в интернете стабильно стали превышать безналичные операции в традиционных магазинах. В октябре 2018 эти показатели составили 302,4 млрд тенге и 239,7 млрд тенге соответственно. Как я уже отметил, весьма интересно было бы посмотреть, какую долю этих операций составляют именно операции в системах интернет-банкинга, так как из экзотического или просто модного инструмента интернет-банкинг стал обязательным продуктом для розничного банка в Казахстане, и анализ данного рынка, безусловно, мог бы нам много чего сказать. Очевидно, что в ближайшие годы успешными розничными банками будут те институты, которые предлагают эффективную связку продуктов: банковская карточка + удобный интернет- (мобильный) банкинг + сеть банкоматов, так как наличные продолжают играть значительную роль в жизни населения.

А дополнительные продукты, такие как ApplePay, запущенный рядом банков осенью этого года, обеспечат им дополнительную привлекательность. Конечно, опираться такая система должна на достаточную финансовую устойчивость банка. Также продолжаются эксперименты по запуску небанковских систем в стране, несколько финтех-компаний предлагают интересные решения и бизнес-модели, однако пока не предоставляют данные по объёму проходящих через них транзакций или количеству активных клиентов, что не позволяет сделать выводы о их доле на рынке или динамике развития.

Константин Пак, директор центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7100 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 сентября родились
Мухамеджан Турдахунов
член совета директоров АО «ССГПО»
Сатыбалды Сазанов
независимый директор АО «Банк Китая в Казахстане»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить