Когда 16% меньше, чем 7,5%. Или как стать беднее быстрее

Известный казахстанский экономист Алмас Чукин рассуждает о том, насколько эффективны решения Нацбанка по повышению базовой ставки в борьбе с инфляцией

ФОТО: © Depositphotos/Rosinka79

Нацбанк поднял базовую ставку по тенге до 16%. Зачем? Почему? И много это или мало? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть на факты.

Инфляция в стране притормозила немного в июле, но с августа опять пошла набирать темп. Цифры, прямо скажем, страшные. За 9 месяцев инфляция уже достигла 17,7%, причём по продовольственным товарам - 22,2%, по непродовольственным - 17%, по услугам - 12,3%. Причем резко растут и цены, которые так никогда не росли: аренда подскочила на 13%, услуги образования - на 20% с лишним. Если эти темпы роста цен сохранятся в три месяца до конца года, годовая инфляция составит 26%!

Раздаются разные мнения со всех сторон. Критики политики Нацбанка кричат о том, что реальная экономика пострадает от невыносимо высоких ставок процентов по кредитам. Ведь если минимальная ставка Нацбанка 16%, то коммерческие банки добавят к этому нижнему уровню свою маржу и запас на риски и получится к выдаче клиенту 21-22%. Это очень много, и это очень горькое лекарство для бизнеса. Но инфляция в 20% с хвостиком тоже не подарок для бизнеса – поставки дорожают, товар не продается по высоким ценам, сотрудники требуют повышения зарплаты, так как им не хватает на жизнь.

Часть моих коллег-экономистов говорят о «смерти» процентного канала, то есть об отсутствии влияния ставки Нацбанка на выдачу кредитов и, следовательно, на инфляцию. Другие критикуют НБ, наоборот, за задержку с принятием жёстких мер по обузданию инфляции в зародыше, на раннем этапе.

Где правда, мы не узнаем никогда, потому что наша экономика – это результат наших действий. Мы не можем как биологи взять двух кроликов, одному дать одно лекарство, а другому другое – и посмотреть на результаты и сравнить. У нас нет двух экономик. Если мы подняли ставку, то как должно было бы быть, уже не будет никогда. Будет по-другому, поскольку ставка работает и поведение участников экономики изменится.

И поэтому надо иметь в виду одно очень важное обстоятельство. Инфляция – это процесс, а не состояние. Вот в шутку можно сказать, что в воскресение инфляции нет, потому что никто не работает и не повышает цены. И вчерашней инфляции тоже нет. Инфляция, которая уже в ценнике, это не инфляция, она уже овеществилась в цифру на товаре и стала базой. Вот если завтра цена вырастет на этот товар, тогда мы скажем, что между ценой вчера и сегодня цена выросла и это и есть инфляция. Инфляция состоит в том, что вы платите больше денег за тот же товар, но даты меняются, в январе одна цена, в мае другая, а в августе - третья.

Истина, которую многие недопонимают, – Нацбанк, устанавливая цену денег (базовую ставку), «стреляет» всегда вперёд и никогда назад. Абсолютно не важно, какую мы инфляцию набрали на сегодня, на 1 ноября 2022 года, с точки зрения политики инфляционного таргетирования. Важно слово «таргетирование», которое в переводе означает «целеполагание», а цель - она впереди.

И тут можно привести для ясности небольшое зрительное упражнение, сравнение с популярной игрой Angry Birds. В игре вы выпускаете шар в цель, в домик, по дугообразной кривой. Вам нужно выбрать угол прицела и натяжение рогатки, а дальше шар летит вперёд-вверх и потом спускается с замедлением вниз в мишень. Примерно так же действует и ставка.

Ставка НБ не меняет условия экономического развития немедленно. Абсолютное большинство кредитов банками уже выдано по старым ставкам, депозиты платятся по-старому, у банков не так много свободных денег, чтобы сразу их переложить под высокий процент в НБ. Но компас начинает поворачиваться, и через 2-3-6 месяцев результат уже будет заметен везде.

Те, кто хотел взять ипотеку, уже не возьмут, ставка выросла. Машина тоже не по карману. И так далее и, как говорится, тому подобное. С другой стороны, люди, уже потерявшие из-за инфляции 20% стоимости своих денег, понесут свои сбережения на депозиты, чтобы за счёт процентов хоть как-то уберечь свои деньги от обесценения.

Ну так вот, возвращаясь к игре. Ставка 16% должна «остудить» кредитный пыл в стране и привести спрос и предложение к равновесию. Её действие скажется в течение ближайших месяцев, и вопрос: 16% - это перебор или недолёт? Куда полетит кривая инфляции, как будут качаться качели?

На сегодня, строго говоря, арифметически такой уровень можно назвать стимулирующей ставкой. При инфляции 17% ставка 16% - это минус один. Реальная ставка составляет -1%. Попросту говоря, заёмщик, если бы получил кредит под 16% в начале года и приобрёл товары, к концу года мог бы продать этот товар на 17% дороже, вернул деньги банку и ещё 1% прибыли положил бы в карман. Обычное правило - ставка должна быть на 1,5-2% выше уровня инфляции.

Но тут то и начинаются логические экономические «ножницы», ведь 17% - это уже состоявшаяся «прошлая» величина инфляции, а 16% - это ставка на будущее. А вдруг завтра инфляция упадёт до 5%? 16% минус 5% даст нам реальную ставку 11%. Это уже «ограничительная» ставка, да ещё какая.

Дьявол тут зарыт ещё и в загадочной аннуализации. Мы гадаем о будущей инфляции, экстраполируя сегодняшний тренд на завтра. Это достаточно просто. Предположим, цены росли на 1% в месяц 6 месяцев подряд. И при простом сложении мы имеем на конец июня инфляцию 6% за полугодие. Какой будет инфляция за полный год? Аннуализируя, мы считаем, что будет 12%. А вдруг инфляция остановилась в июле и до конца года был ноль? Тогда за год выйдет 6%. Так с чем бороться и на какой уровень прицел выставлять? На 6% или 12%?

Вот и у нас сейчас за 9 месяцев уже план года выполнен – 17%. Если мы этот темп берём и накручиваем до 1 января, то и выходим на 27%. Будет 27% или нет? Никто не знает. Таблетка в 16% против 17% вроде ещё ничего, но против 27% – маловато будет.

А вот в России вчера ЦБ оставил ставку на уровне 7,5%. Это что означает? На мой взгляд, это означает повышение ставки. У них инфляция намного ниже нашей и снижается, потому что падает спрос. Надо было бы понизить ставку, чего все ожидали. Однако Набиуллина (Эльвира Набиуллина - глава Банка России - F) оставила ставку без изменения. И в реальном экономическом смысле их 7,5% больше, чем наши 16%. Вот такая кривая математика сравнительных динамических величин.

А отчего у нас такая высокая инфляция? Это тема уже другого разговора и другого видеоряда – скорее всего «Властелин колец: Две крепости».

Источник: страница автора в Facebook

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11237 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить