Классический банк с видом на будущее

Председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов рассказал об итогах 2020-го и том, как банк вырос в непростой год

Эльдар Сарсенов.
ФОТО: архив пресс-службы
Эльдар Сарсенов.

Закончившийся 2020 год был непростым для банковского сектора. Между тем, как это часто бывает, сложности становятся стимулом измениться в лучшую сторону. С чем подошел к концу года Нурбанк?

- Для нас большим событием стало завершение AQR. Это интереснейший опыт, который выпадает пройти, наверное, раз в поколение. Дело в том, что общего стандарта AQR – детализированного аудита финансовой деятельности банка – не существует. Проводя оценку на своем рынке, регулятор «перешивает» полотно процесса настолько, что его сложно сопоставить с другими странами. К тому же Казахстан сделал оценку в очень сжатые сроки – меньше года, тогда как в других странах на это уходит до полутора лет. Успешное проведение AQR, на мой взгляд, прежде всего заслуга Нацбанка и консультантов, сумевших в короткие сроки провести этот процесс и давших, на мой взгляд, суровую, но точную оценку.

По результатам AQR, как вы помните, была предложена программа оздоровления банковского сектора, частью которой стал и Нурбанк. В рамках программы банк выпустил субординированные облигации объемом 47 млрд тенге.

Второе важное для банка событие – его докапитализация. В мае 2020 года акционер «залил» в капитал 20 млрд тенге.

Все это позволило банку произвести доформирование провизий. В 2020 году объем допровизования в Нурбанке составил 68 млрд тенге. Размер ссудного портфеля на 1 декабря 2020 составляет 235 млрд тенге. Это хороший результат. Провизии – это подушка безопасности, создаваемая за счет самого банка на случай ухудшения качества активов. При крайне консервативной оценке, по признакам кредитного риска, часть наших займов была отнесена нами в третью корзину – займы с признаками ухудшения финансового состояния – и была цифровизована. Правила таковы, что реструктуризация займа, когда например, клиент меняет график погашения, повышает шансы этого займа попасть в третью корзину. Хотя, в принципе, реструктуризация – вполне рабочий инструмент для клиента и банка.

Также могу сказать, что в нелегкий пандемический год банк не останавливал свою филиальную деятельность, хотя Нурбанк одним из первых ушел на удаленку. Головной офис стал переходить в онлайн еще до Наурыза. Тем не менее наши отделения с марта по август работали в штатном режиме с учетом рекомендаций главного санитарного врача. И конечно, для их работы мы предприняли все меры для минимизации эпидемиологических рисков: санитайзеры, масочный режим, социальная дистанция.

За непростой 2020 год мы неплохо выросли. За счет того, что мы не подводили своих клиентов, соблюдали обязательства по кредитным линиям, плюс эффективно, но консервативно оценивали новых заемщиков, выдача составила 69 млрд тенге. Только за октябрь мы выдали 1 млрд тенге. Если смотреть на наш кредитный «пирог», то свыше 60% составляет корпоративный блок, 24% МСБ, а остальное - розница. Причем доля МСБ в кредитном портфеле приросла на 15%.

Расширению кредитования способствовало увеличение депозитов. Насколько для вас это стабильное фондирование?

- В 2020 году чистый прирост депозитов составил 9,2 млрд тенге. Наш плюс в том, что наша депозитная база хорошо диверсифицирована. У нас нет одного большого вкладчика. Топ-20 вкладчиков занимают небольшой процент в депозитной базе и хорошо распределены между МСБ, портфель которого вырос на 15% в этом году, и «физиками», их портфель на конец 2020 составил почти 40% депозитной базы. Мы не тот банк, который держится на нескольких крупных вкладчиках. У нас депозиторов – тысячи. Согласитесь, это хорошо играет на репутацию банка.

Если бы я выбирал депозиты, то, прежде всего, смотрел бы на сам банк. На его диверсификацию и кредитный рейтинг, на ответственность менеджмента в конце концов. Я работаю в Нурбанке уже восемь лет, из которых четыре года – первым руководителем и несу первостепенную ответственность перед нашими депозиторами.

В марте 2020 года банк получил от агентства S&P подтверждения рейтинга и улучшение прогноза до уровня «Стабильный». Банк мог претендовать на более высокую оценку, но сыграла свою роль ситуация с пандемией. Мы работаем над улучшением результатов и надеемся в 2021 году показать нашим вкладчикам и партнерам, что наш рейтинг подтверждает нашу жизнеспособность и возможность двигаться дальше.

Как банку удалось при столь жесткой конкуренции нарастить ссудный портфель по МСБ?

- Каких-либо ноу-хау у нас нет. Простой человеческий фактор. У нас прекрасная команда управленцев и кредитных офицеров, которые прекрасно знают своего клиента и к тому же стараются выстраивать с ним теплые отношения. Хотя на самом деле кредитный процесс – довольно скучная и скрупулезная работа, которую не видно, заметен лишь результат.

Многие банки у нас в стране и за рубежом пытаются поставить на автоматический поток кредитование МСБ. Но мне кажется, это не всегда оправдано, так как МСБ – это не стандартный клиент. В МСБ достаточно мелких предприятий, которые не проходят аудит, не ведут важную для банковского скоринга статистику. Поэтому нужна гибкость в понимании такого клиента. Играет свою роль тонкий баланс, который зависит от культуры конкретного города.

Частичный отказ от автоматизации, ставка на человеческий фактор сильно улучшает процесс взаимодействия с клиентом. Стоимость продуктов и услуг банков постепенно выравнивается, сервис повсеместно улучшается, а вот человеческое общение стоит дорого. Здесь свою роль играют наши отделения. Но опять же, главное – это баланс. Если банк делает ставку на быстрый сервис, то, безусловно, первостепенным становится онлайн. Но если мы говорим о банковской классике – кредитах и депозитах, которые существуют сотни лет, то здесь просто необходимо живое общение. К слову, я стараюсь лично общаться с клиентами. Мне так проще понять их предпочтения и проблемы, с тем чтобы улучшать наш маркетинг и бизнес-процессы.

Вы говорите про банковскую классику. Как Нурбанк работает с технологиями?

- Мы развиваем старую добрую классику, не забывая про современные IT-разработки. Еще в 2019 году мы начали внедрять новую операционную систему, которая позволит вывести на более современные рельсы наш бэк-офис. С начала ноября 2020 года начался перевод на «боевой», промышленный вариант системы. Эта работа, возможна напрямую не будет видна клиентам, но скажется в аспектах. Бизнес-процессы банка станут более оперативными и качественными. Это необходимая вещь, которая, кстати, тоже проводится раз в поколение.

Мы долго примерялись к современным интерфейсам. Часть из них не была апробирована на нашем рынке, поэтому мы остановились на варианте, который уже используется другими нашими банками. Естественно, мы выбрали последнюю версию, включающую себя последнее обновления. Полтора месяца кипит работа, и я надеюсь, что с начала 2021 года мы станем лучше и мощнее.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6465 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 июля родились
Адильбек Джаксыбеков
председатель совета директоров АО «КазТрансГаз», президент Казахстанской федерации футбола
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить