Как банки могут делать клиентам эксклюзивные предложения в нужный момент

Банковская цифровизация – это не только мобильные приложения, но и сотни вариантов «разогнать» бизнес финансового учреждения

Фото: © Depositphotos/AndreyPopov

Об этом Forbes.kz рассказывает директор по странам СНГ Finastra Тео Симонс.

F: Тео, что такое цифровая трансформация в банкинге? Deep learning, big data, blockchain и многое другое – с чего банкирам начинать?

Тео Симонс
Фото: Андрей Лунин
Тео Симонс

- Первый шаг, который должен сделать банк, – это получить полное видение своих собственных данных. Названные вами тренды чрезвычайно важны, но это уже следующий этап цифровой трансформации – это будущее. Прежде всего, нужны системы, которые будут управлять данными.

Блокчейн для определённых банковских операций важен, но не факт, что эта технология применима ко всем рынкам из-за отсутствия единого подхода в регулировании. Ещё многое предстоит сделать, чтобы в банках эти технологии стали реальностью, а спешка в их применении может грозить проблемами.

Некоторые считают блокчейн магическим словом, которое решает все проблемы, но это не так. Новые технологии – это лишь форма, в основе которых лежат данные. Зачастую эти данные находятся в различных банковских системах и не всегда доступны для создания единой картины в рамках одного банка в реальном времени.

Есть ли у Finastra технологии с использованием блокчейна?

- Да, мы используем блокчейн, чтобы оптимизировать обмен информацией между банками-агентами и кредиторами, а также чтобы повысить уровень прозрачности и эффективности на рынке синдицированного кредитования.

F: Расскажите подробнее об этом. Насколько я понимаю, эту технологию вы применяете на корпоративных рынках?

- Мы внедряем блокчейн на базе технологии Corda (технологический стандарт) в мировом межбанковском консорциуме R3. В этот консорциум входят крупнейшие банки мира, объединившиеся, чтобы научиться применять блокчейн в финансовой сфере. Назову крупнейшие из них: Bank of America, Citibank, Commerzbank, Deutsche Bank, HSBC, Mitsubishi UFJ Financial Group, National Bank of Canada, Barclays, ING и десятки других; в этот консорциум входит и Finastra.

Тео Симонс
Фото: Андрей Лунин
Тео Симонс

Не так давно испанский банк BBVA стал первым банком-кредитором, который задействовал технологию блокчейн в корпоративном кредитовании. В официальном сообщении BBVA говорится, что все действия, от переговоров до подписания договора, при выдаче корпоративного кредита на €75 млн были записаны в распределённом реестре, доступ к которому есть у банка и у заёмщика.

Французский банк Natixis вместе в числе прочих участвовал в пилотном проекте Fusion LenderComm.

F: Дать кредит – это просто. А что с рисками? Если бы системы риска были внедрены до 2008 года, помогло бы это избежать всемирного экономического кризиса?

- Вы не можете избежать рисков, имея только техническую систему. С нынешними системами у вас появляется видение того, можете ли вы брать этот риск или нет, или как вы этот риск можете минимизировать. Ведь не бывает бизнеса без риска. Имея риск-систему, вы видите, насколько велик риск, а дальнейшее решения принимает уже менеджмент. Другими словами, риск-система – это управление рисками, а не их устранение.

Регуляторы хотят видеть риски, которые существуют в банках, и они желают видеть, что банки эти риски минимизируют. То же самое касается акционеров, которые инвестируют в банк: им важен результат, возврат на инвестиции.

Почему произошел кризис? Менеджеры, акционеры банков стремятся к большим показателям прибыльности своих банков, поэтому они порой идут в высокорисковые области. В таких ситуациях никакие системы не помогут, поэтому и возникают подобные кризисы. С другой стороны, банкиры сейчас хотят получить прибыль, а убытки переносят на другие периоды. Не зря существует поговорка, что прибыль приватизируется, а убытки национализируются.

Тео Симонс
Фото: Андрей Лунин
Тео Симонс

F: Если в Казахстане, России, на Западе, да и везде по миру велика роль человеческого фактора – а именно стремление наживы – то, может быть, искусственный интеллект ограничит игру банкиров с высоким риском?

- Этим занимается не искусственный интеллект, а регулятор, который должен ограничивать рискованную политику менеджмента и акционеров банка. Ведь когда акционеры недовольны прибылью, банки идут в те бизнесы, куда идти не стоит, например, в аффилированные с акционерами структуры. Это то, что происходило в Казахстане.

F: Вы занимаетесь цифровым банкингом, но постоянно ссылаетесь на человеческий фактор. Смогут ли технологии ограничить жадность акционеров и менеджмент банков? Может быть, нужны какие-то каналы связи между банком и регулятором? Что может помешать повторению кризиса 2008 года?

- Это мечта каждого регулятора, и это работает, например, в Мексике. Для регулятора было бы удобно посадить всех в одно облако, чтобы контролировать деятельность каждого банка в реальном времени. Многие считают, что регулятор в этом случае будет обладать всей информацией, к тому же правила игры ужесточаются с введением МСФО 9.

Я не уверен, что это ликвидирует вероятность повторения кризисов. Ведь МСФО 9 – это будущие проекции, будущие риски, а нынешнее регулирование – это действия, основанные на бухгалтерском учёте, то есть на прошлом. Внедрение онлайн риск-систем поможет регулятору видеть картину будущего и адекватно её регулировать.

Но банкам нужно зарабатывать, в противном случае регулировать будет некого. Для этого нужны новые системы, новые продукты, которые найдут банкирам ранее неиспользуемые возможности заработка.

F: Например?

- В рознице можно привести сотни примеров. Допустим, каждый месяц клиенту приходит зарплата в размере $1 тыс. За несколько дней до наступления этого события банк может предложить клиенту овердрафт в размере зарплаты. Сделать вручную это невозможно, так как в банке сотни тысяч клиентов. Вся информация уже есть в банке, нужно только научиться её использовать.

Или, к примеру, все знают систему денежных переводов Western Union. Сейчас есть технологии перевода денег, которые не требуют похода в отделение, всё происходит онлайн.

Ещё один пример. Когда вы заходите в интернет, допустим, на какой-нибудь сайт бронирования отелей, что происходит после? Вас начинают заваливать предложениями разных отелей, потому что компании отследили ваши cookies и сработала таргетированная реклама. Банки начинают уже использовать подобные технологии персональных предложений: ваши интересы перестают быть тайной.

Тео Симонс
Фото: Андрей Лунин
Тео Симонс

Что касается корпоративного сектора, то серьёзным потенциалом обладают смарт-контракты торгового финансирования. Это когда между продавцом и покупателем в качестве посредника выступает банк, гарантирующий оплату поставленного товара. Сейчас такие аккредитивные операции используются в банках. Допустим, контракт на $1 млн, комиссия банка 1%, то есть $10 тыс. За эти деньги можно посадить специалиста, который будет отслеживать заключение договоров, движение товара и всё, что происходит по этому контракту. Но если у вас контракт на $100 тыс., то комиссия уже $1 тыс. Если поставить в банке систему торгового финансирования, то она повышает эффективность в 10 раз – она обработает информацию быстрее. Но если банк запускает смарт-контракты, то весь документооборот идет без участия человека, и стоимость смарт-контракта снижается в тысячу раз.

F: Какими банки будут, скажем, лет через 5?

- Думаю, произойдёт разделение внутри банков на две линии: цифровые розничные и корпоративные, которые будут работать на совершенно разных системах. Но под этими разными системами будет лежать сквозная система риск-менеджмента, в которую будет стекаться информация из розницы и корпоратов, и давать общую картину по рискам. Эта структура не похожа на то, что есть сейчас.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6473 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
18 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить