Железный альянс

Слияние казахстанских банков спасет их от иностранной интервенции

Фото: Андрей Лунин

Казахстанские банки в течение нескольких лет ждут серьезные метаморфозы – иностранная экспансия и проблемные активы заставляют банкиров Казахстана всерьез задуматься о консолидации сил. Электронная коммерция, в свою очередь, уносит банкиров вслед за клиентом, который уже давно прописался в Интернете и требует соответствующего сервиса. Раздираемые на части новыми тенденциями, банки стоят перед выбором путей развития.

О том, что сейчас происходит на отечественном финансовом рынке Казахстана, рассказывает председатель правления Альянс Банка Максат Кабашев.

F  Максат Рахимжанович, три года назад состоялась реструктуризация задолженности Альянс Банка. Тогда вы сказали в одном интервью, что банк вышел из «комы» оздоровленным, предложив кредиторам пять опций, на которые те согласились. Если подводить итоги за трехлетний период, улучшилось ли состояние «пациента» и в каком направлении сейчас двигается Альянс Банк?

М.К.  Спустя три года можно говорить, что Альянс Банк практически полностью восстановился от кризисных явлений, оптимизировав свою бизнес-модель и инфраструктуру. Мы первыми разобрались с внешними долгами, проведя их успешную реструктуризацию, по ее итогам задолженность банка снизилась с $4,5 до 1 млрд. В результате кредиторы банка списали долги в обмен на акции. Это позволило нам сконцентрироваться на развитии бизнеса.

Мы сегодня неплохо развиваемся – так, по итогам 2011 года банк зафиксировал прибыль порядка 40 млрд тенге. Параллельно с ростом кредитования мы решаем проблему недостаточности капитала по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). По казахстанским стандартам у нас все в порядке с первого же дня после реструктуризации, здесь мы даже имеем запас прочности порядка 15 млрд тенге. Но по стандартам МСФО на 1 января 2011 года мы имели отрицательное значение – порядка минус 105 млрд. Благодаря ряду не имеющих аналогов в казахстанской банковской практике мер, таких как продажа проблемного портфеля и т.п., мы восстановили около 106 млрд тенге и по состоянию на 1 января 2012 года зафиксировали положительный капитал по МСФО. Сегодня банк показывает операционную прибыль, мы выходим на рынок с новыми продуктами – словом, ситуация в банке окончательно стабилизировалась.

 F  А нужно ли было спасать Альянс Банк? К примеру, с БТА ситуация ясна, ведь он системообразующий...

 М.К.  Тогда многие отвечали на воп­рос о разумности спасения банков как-то неопределенно, мол, пройдет время – поймем. Сегодня мы можем сделать ряд выводов. Безусловно, если бы государство пустило ситуацию с БТА Банком на самотек, дав ему обанкротиться, были бы серьезные системные последствия, которые негативно отразились бы на всей экономике страны. В ситуации с Альянсом определяющим фактором было то, что в тот момент он был самым крупным розничным банком в Казахстане, который исторически обслуживал порядка 1,5 млн клиентов, то есть фактически каждый четвертый работающий казахстанец так или иначе был связан с Альянсом. Падение такого банка вызвало бы панику среди населения, весьма вероятно, что люди стали бы выводить свои средства из других кредитных учреждений. Мы это видели на своем примере. Так, в период с марта по май 2009 года после объявления дефолта мы потеряли 40% депозитной базы. Но уже во второй половине года, после оказания помощи со стороны государства, мы наблюдали рост депозитной базы. В 2009 году государство, войдя в капиталы банков, стабилизировало ситуацию. Прошло три года, и можно сказать, что это было сделано не зря.

 F  Уверен, что слово «кризис» вам за несколько лет изрядно надоело. О нем говорят все – и власти, и предприниматели, и предсказатели катаклизмов, и бабушки, которые торгуют семечками. Кто-то говорит о второй волне кризиса, кто-то о скором крахе всей мировой финансовой системы. На ваш взгляд, каково сейчас состояние финансового рынка Казахстана, какие тенденции наблюдаются, какие проблемы и есть ли выход из этих проблем?

 М.К.  Кстати, о семечках и банковской системе. Недавно я был в Грузии, так там на рынке можно купить стакан семечек, рассчитавшись кредиткой (смеется). А если серьезно, то кризис и его предпосылки – это психологическое состояние людей. В основе кризиса лежат три составляющие. Во-первых, это человеческая жадность. Во-вторых, это чувство необоснованного оптимизма. В-третьих, самое главное, стадное чувство. Казахстан не стал исключением – желание заработать больше на недвижимости, вера в то, что цены будут только расти, и нежелание отставать от других привели к тому, что спекулятивный пузырь лопнул. Многие банки забыли, что невозможно постоянно зарабатывать на росте недвижимости в одной, отдельно взятой стране. Как следствие, сегодня мы живем в реалиях, когда неработающие активы давят на баланс банков и мешают развитию бизнеса. На мой взгляд, пока банки и регулятор не решат проблему расчистки балансов, о дальнейшем нормальном развитии отрасли говорить рано.

 F  Какие «пузыри» вы сейчас наблюдаете, к чему нужно относиться настороженно?

 М.К.  Сегодня, по нашим данным, перегрет зерновой рынок. Этот рынок сильно зависит от мировой конъюнктуры, большинство компаний, занимающихся производством, скупкой и перепродажей зерна, перекредитованы. Интерес к зерну закономерен, так как на него выросла цена, и три фактора, о которых я говорил выше, начинают проявляться. Однако если цена пойдет вниз, то рынок может рухнуть. Ну, и рынок недвижимости снова оживает: цены потихоньку пошли вверх. Например, в Астане квартиры экономкласса расходятся как горячие пирожки, да и строятся с неменьшей скоростью. Такое впечатление, что мы в начале нового цикла, и в этом нет ничего удивительного. Вопрос заключается в адекватности ценовой и кредитной политики, в системе оценки рисков и в том, какие выводы строители и банки сделали из кризиса 2007–2008 годов.

Грубо говоря, когда ко мне приходят строители, которые пытаются убедить, что в доме, который они сейчас строят, квадратный метр будет стоить $15 тыс., при этом имея один недостроенный дом и проблемный кредит в одном из банков, я им не верю.

После кризиса произошла серьезная корректировка, можно входить в бизнес, но нужно всегда помнить, что в любое время любая отрасль снова может перегреться. Поэтому в Альянсе мы приняли лимиты кредитования бизнеса по отраслям – строительной, зерновой, промышленной, сырьевой и т.д. За определенные лимиты, которые мы математически просчитали, мы не выходим. Мы не должны повторять ошибки прошлого.

 F  Хорошо, вы сейчас всячески перестраховались, но наверняка у Альянса есть другие проблемы?

 М.К.  Конечно. Огромные проблемы связаны с неработающими активами и не только нашего банка, но и всей отрасли. Эти активы сохранились с докризисных времен 2005–2008 годов. Достаточно проехать по Алматы, и вы увидите, сколько недостроенных зданий и пустующих земель стоит. Я с вероятностью 99% могу утверждать, что все это банковское залоговое имущество, взятое на баланс по ценам 2007–2008 годов, когда Алматы был близок к Парижу, а иногда и дороже его. Мы различными способами решаем эту проблему, наша задача не разорить заемщика, а дать ему возможность обслуживать свой кредит.

 F  Пустующая земля и высокие цены на зерно… Пусть засеют площади зерном!

 М.К. (Смеется.) Есть идея создания специальных компаний, куда банки будут передавать эти активы. Эти компании будут управлять проблемными активами: продавать, осваивать, искать инвесторов, сдавать в аренду, то есть делать то, что банкам делать не положено.

 F  За последние несколько лет в Казахстан пришло несколько иностранных банков, в том числе российские гиганты Сбербанк и ВТБ. Если западные банки работают в корпоративном секторе, то россияне взялись за розницу, чем существенно, на наш взгляд, осложнили жизнь казахстанским банкам. Кроме этого, по некоторым данным, в ближайшее время в Казахстан планирует выйти банк «Русский стандарт» – настоящий «монстр» розничного кредитования. Как выживать казахстанским банкам в условиях агрессивной иностранной экспансии и есть ли у них время?

 М.К.  Действительно, пришли гиганты с деньгами, и их интересует не только розница, но и корпоративный сектор. У иностранных банков есть преимущество в более дешевой базе фондирования. Соответственно, они могут предложить казахстанским клиентам более выгодные условия кредитования. У казахстанских банков времени нет, нужно было готовиться к борьбе вчера.

На мой взгляд, неизбежна консолидация банковских активов, их объединение. Эффект от объединения очевиден – консолидируются денежные потоки, инфраструктура, оптимизируются бизнес-процессы, и в итоге объединенный банк становится активным игроком на рынке.

 F  Можете привести пример возможной консолидации на казахстанском рынке?

 М.К.  Сегодня рассматривается вариант консолидации двух похожих по бизнес-модели банков, в которых присутствует фонд «Самрук-Казына», – это Темир Банк и Альянс Банк. В результате консолидации объединенный банк может занять существенную долю на рынке розничного кредитования Казахстана и будет иметь оптимальную филиальную сеть. Кроме этого, общие операционные расходы на содержание двух банков можно уменьшить на 35%. Мы посчитали, что в данной ситуации 1+1 получается больше, чем 2.

Фото: Андрей Лунин

С другой стороны, государство входило в капиталы банков для того, чтобы потом из них выйти. Поэтому оптимальным вариантом было бы объединить Альянс и Темир, нарастить стоимость банка в течение двух-трех лет и потом выйти к инвесторам с предложением купить банк. Интересно, что уже сейчас к нам поступают предложения, где потенциальные инвесторы предлагают свое участие в объединении банков в обмен на долю. Но об этом говорить пока рано.

Объединение выглядит еще более логичным, если учитывать, что сумма дефицита капитала, которой не хватает Альянсу по стандартам МСФО, равна сумме избыточного капитала Темир Банка. При объединении двух банков удачно складываются все пазлы в одну картину.

С операционной точки зрения объединение осуществимо, и, если акционерами будет принято такое решение, мы готовы это сделать.

 F  Помимо российских банков в Казахстан приходят и российские компании, Таможенный союз ведь заработал. Какие у вас с ними складываются отношения?

 М.К. Российские компании видят для себя выгоду работы в Казахстане по ряду причин. В том числе из-за налогообложения. Весьма заметен рост российских торговых компаний, которые работают на направлении Китай – Европа и наоборот. Они открывают представительства вдоль всей своей логистической цепочки, и Казахстан в этом плане становится для них интересен, соответственно, им нужен казахстанский банк, и они приходят к нам.

 F  Казахстанский финансовый рынок зарегулирован серьезнее, чем, например, российский. Но в каких-то моментах казахстанские банки никак не могут избавиться от рудиментов. Например, комиссия для клиентов за обналичивание в банкоматах, низкий потолок выдачи денег через банкоматы за сутки и другие вещи. Как избавиться от таких «древностей»?

 М.К.  Общий уровень финансовых услуг, которые сейчас предлагаются в Казахстане, – это вторая половина XX века. Это не есть уровень, который должен быть в прогрессивном обществе. Банковские услуги не соответствуют современному уровню, да и клиенты в основной массе, к сожалению, пока не очень требовательны. Например, мы выдаем розничный кредит на карту, и получивший эту карточку человек снимает в банкомате все деньги сразу же в первый день и пользуется только наличными. Почему так происходит? В Казахстане не развита культура и слабо развита инфраструктура безналичных расчетов. И речь идет не только о кредитных картах. При современном уровне технологий любой цифровой девайс может играть роль электронного кошелька. Это глобальная тенденция, неизбежность, к которой надо стремиться. Молодое поколение уже не хочет и скоро не будет ходить в банк, толпиться в очередях, писать бесконечные заявления на подключение тех или иных услуг и тем более платить за это большие комиссии. Все это пережитки глубокого прошлого, от которых нужно уходить.

Здесь показателен пример западных банков. К примеру, мы общались со специалистами одного крупного американского розничного банка, у них 2/3 клиентов даже не знают, где находятся отделения банка и кто у них менеджер. Всеми услугами можно управлять через Интернет.

 F  О том, что нужно развивать электронную коммерцию в Казахстане, говорят все кому не лень. Единицы предпринимают конкретные шаги. Что Альянс Банк сделал в этом направлении?

 М.К.  Подобный сервис мы запустили в Альянс Банке – это электронная платежная система KZM.kz . В течение года мы работали над этим проектом и сегодня можем предложить нашим клиентам, как физическим, так и юридическим лицам, большой выбор инструментов электронной коммерции. У нас есть шлюзы, которые интегрированы с международными платежными системами Webmoney, Yandex и многими другими. Есть выходы на большинство интернет-магазинов России, и подключиться вендору к нашей системе в Казахстане очень просто. Есть мобильная версия, можно совершать операции с телефона. Вопрос в другом: в Казахстане ничтожно малое число этих самых вендоров. Тем не менее прогресс есть, к нам все больше обращается компаний с просьбой подключиться к системе. Например, в настоящее время ведутся переговоры с несколькими аптечными сетями, билетными кассами.

Банковский сервис – это не только цена услуг, но во многом их качество и удобство. Клиент уходит в виртуальное пространство, и мы должны научиться там с ним работать.

 F  Кстати, о сервисах. Один казахстанский банк недавно купил известный скидочный сервис. Популярность дисконт-компаний постоянно растет. Есть ли в планах Альянс Банка какие-то проекты с подобными компаниями?

 М.К.  Да, мы работаем в этом направлении, ведем переговоры и, вероятно, выйдем на рынок с сов­местным продуктом.

  Насколько нам известно, в Казахстане остро стоит вопрос нехватки квалифицированных кадров среди топ-менеджмента банков. Многие привлекают специалистов из-за рубежа. Есть ли у вас в Альянс Банке приглашенные иностранные специалисты?

 М.К.  Вопрос квалифицированных кадров очень актуален, и не только и не сколько среди топ-менеджмента. У нас есть приглашенные иностранные специалисты на уровне руководства. Но я не считаю это решением проблемы в долгосрочной перспективе, как не верю в теорию привлечения легионеров в спорте. Легионеры уходят, а проблемы остаются.

Решение проблемы в системе подготовки кадров, в общей системе образования в стране. Я сам учился в советской школе, в московском институте и в Америке, и я уверен, что классическая советская система образования в целом была лучшая в мире. К сожалению, мы ее потеряли. Хороший специалист на любом уровне должен обладать необходимой базовой системой знаний и уметь их применять. Образованность всегда видна в человеке и помогает ему в работе. Простой пример из жизни: вы приходите в банк, и менеджер, который вас обслуживает, говорит и пишет с ошибками, во время работы с вами говорит со своим другом или подругой по телефону, жует резинку и т.д. Будет ли у вас желание посетить этот банк еще раз? Ответ очевиден.

Но это общие разговоры, а конкретно мы в Альянсе разработали собственную систему обучения. Она включает в себя онлайн-курсы, выездные семинары, периодическое тестирование и т.п. Мы ведем картотеку и следим за уровнем квалификации по всему банку.

Совместно с одним университетом мы отобрали талантливых ребят и работаем над проектом создания аналитического центра для изучения рынков кредитования, где используется одна из самых продвинутых методик математического моделирования. Одним словом, мы делаем ставку на наши казахстанские кадры.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11065 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
11 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить