Жамишев: БРК за три года нарастил долю тенговых займов в два раза

Об этом сообщил председатель правления Банка развития Казахстана (БРК) на встрече с представителями деловых изданий в Астане. Сегодня банк не финансирует проекты в иностранной валюте, если видит валютные риски для заемщика

Болат Жамишев.
Фото: Андрей Лунин
Болат Жамишев.

Болат Жамишев рассказал о том, как заканчивается этот год для БРК: за январь-октябрь банк профинансировал 12 инвестиционных проектов и 8 предэкспортных операций на сумму 142 млрд тенге в таких отраслях, как нефтепереработка, телекоммуникации, машиностроение, строительная индустрия, химия, металлургия, электроэнергетика, транспорт, туристическая инфраструктура. Текущий портфель БРК насчитывает 36 проектов и 9 предэкспортных операций.

- Мы не гонимся за наращиванием ссудного портфеля, - подчеркнул Жамишев. – Наша задача, прежде всего, - обеспечивать реализацию программ индустриализации, «Нурлы жол». Если говорить о финансовых показателях, то мы – не классический банк, который стремится получить максимальную прибыль, поэтому показатели доходности на капитал, доходности на активы у нас достаточно низкие. Мы даже между собой обсуждали: нужен ли этот показатель как индикатор эффективности работы банка, должен ли он быть установлен для нас акционером? Ведь это значимо для частных компаний в плане их привлекательности для акционеров. Наш акционер – государство, и оно хочет от нас другого: чтобы мы реализовывали эффективные проекты в сфере индустриализации.

Как пояснил спикер, для долгосрочного финансирования крупных проектов в несырьевой экономике БРК привлекает ликвидность из различных источников. Деньги Национального фонда и республиканского бюджета являются одним из источников такой ликвидности. В частности, в текущем году банк заимствовал из Нацфонда 15 млрд тенге для содействия развития несырьевого экспорта, и до конца года должен получить 20 млрд тенге из республиканского бюджета.

- Все остальное – это уже не бюджет. Мы привлекли $200 млн по кредитным линиям, а до конца года привлечем еще $170 млн в рамках двухсторонних валютных операций, - заметил Жамишев. На международных рынках капитала сейчас нет длинных дешевых денег для казахстанских компаний и банков. Однако БРК не испытывает больших сложностей в привлечении внешних заимствований, учитывая кредитные рейтинги банка на уровне суверенного рейтинга Казахстана, и может предложить своим заемщикам конкурентные условия кредитования в иностранной валюте.

- Сегодня больше половины наших проектов – в иностранной валюте, которую мы привлекаем на рынке. То есть, это не средства бюджета и ЕНПФ, - отметил Болат Жамишев. – Да, на международных рынках цена сейчас высоковата, поэтому мы делаем упор на двухсторонние сделки, на связанные займы по низкой ставке. Например, если оборудование поставляется из какой-то страны, то гарантия экспортного органа этого государства делает фондирование дешевле. Так мы можем привлекать длинные дешевые деньги из-за рубежа, и сейчас наши условия при финансировании большого проекта в иностранной валюте очень конкурентны.

Несмотря на то, что большая часть кредитного портфеля банка по-прежнему в иностранной валюте, за три года удалось нарастить долю тенговых займов с 21% до 46,4%.

- Конечно, мы реструктурировали наши валютные займы, наиболее чувствительные к валютным рискам, осенью прошлого года и весной этого. Займы в валюте идут на экспортоориентированные проекты. А те проекты, которые очень чувствительны к валютным рискам, мы в валюте не финансируем, даже если этого очень хочет акционер заемщика, - сказал председатель правления БРК.

Проблема финансирования крупных проектов в тенге на текущий момент заключается в дороговизне ликвидности.

- Хорошо, что появилась хотя бы краткосрочная ликвидность, - это создает определенные возможности на рынке. Но раз на рынке нет длинных дешевых тенге, без поддержки правительства мы обойтись не можем, поскольку, если бы мы ориентировались просто на тенговый рынок, при этом делали бы какие-то конкретные короткие займы (максимум на три года сейчас можно привлечь тенге с рынка), мы не могли бы финансировать долгосрочные инвестпроекты, - рассказал руководитель института развития. – Поскольку больших проектов с окупаемостью, при которой мы могли бы привлекать под 13-14% и выдавать по ставке 17%, просто не бывает. Именно для этого нужна поддержка из бюджета. По мере того, как ситуация на рынке будет улучшаться, такая помощь будет все менее актуальна.

Болат Жамишев объяснил: на каждый тенге, который БРК привлекает из бюджета, банк обязан привлечь тенге из собственных средств. А на казахстанском рынке основным инвестором, который может предложить длинные деньги, является ЕНПФ. Поскольку заимствования из ЕНПФ в настоящее время обходятся дорого, БРК микширует эти деньги с другими, более дешевыми денежными ресурсами.

- Вопрос, на что пошли деньги ЕНПФ, всегда вызывает сложности, поскольку мы специально деньги ЕНПФ на какой-либо отдельный проект не направляем. Это лишь часть фондирования. Поэтому ответ может быть только один: во всех проектах, которые мы финансируем в тенге, потенциально есть деньги ЕНПФ. Причем мы не знаем, какая часть, ведь пенсионный фонд, в конце концов, может продать эти облигации на вторичном рынке.

Правильная политика инвестирования, по мнению банкира, та, при которой в ЕНПФ думают, прежде всего, о собственной эффективности. А вот участники рынка, которые хотят привлечь эти деньги, должны соответствовать требованиям фонда.

- Когда БРК получает деньги из ЕНПФ, вопрос стоит только в одном: в состоянии ли БРК вернуть эти деньги и является ли банк надежным заемщиком, чтобы фонд покупал его бумаги? А куда БРК направил эти средства, значения никакого не имеет. Для нас это источник фондирования, он микшируется с деньгами из бюджета, с собственными деньгами, которые возвращаются от других проектов, - сообщил финансист.

Также Болат Жамишев рассказал, что в октябре 2016 был подписан новый меморандум о кредитной политике БРК. В нем предусмотрено расширение инструментария, которым пользуется банк, и определено, что безусловным приоритетом являются проекты частного сектора. Подробно Жамишев остановился на инструментах финансирования.

- В нашей стране лет десять назад был принят закон о проектном финансировании и секьюритизации. Закон был рассчитан на то, что будет проектное финансирование исключительно под секьюритизацию денежных потоков. Предполагалось, что проектное финансирование будет обеспечиваться финансированием с фондового рынка. С тех пор по этому закону не была совершена ни одна сделка, - пояснил он. – Год назад  в закон было внесено очень простое изменение: вместо союза «и» везде поставили «или», чтобы проектное финансирование возможно было осуществлять и через кредиты банков. Это означает просто проектное финансирование, без выхода на фондовый рынок. Теперь мы отрабатываем инструменты.

В Казахстане в чистом виде проектным финансированием (когда обеспечением являются будущие денежные потоки) никто не занимается.

- У нас кредитование осуществляется за счет того, что на любой заем должен быть еще какой-то необремененный актив, который служит обеспечением, - напомнил спикер. – Для маленьких проектов это возможно, для больших, которые мы реализуем, - нет. Как можно реализовывать проект на десятки миллионов долларов и еще иметь обеспечение, которым ты эти требования закроешь?!

Естественно, что проектное финансирование возможно только там, где есть гарантированные денежные потоки. По мнению Болата Жамишева, это касается, в первую очередь, инфраструктуры.

- Если это нетрадиционная энергетика (мы ей сейчас занимаемся), то заключение контракта с расчетным центром, который определяет тарифы и заключает тарифы по реализации, - это гарантированный денежный поток. Если речь идет о проектах концессионных, то государство передает объект концессии в пользование. И это тоже гарантированный поток, - перечислил глава БРК. – Но и во всех прочих проектах мы уже сейчас берем в обеспечение EPC-контракты. Они могут составлять у нас до 70% от необходимой стоимости обеспечения. Мы близки к тому, чтобы говорить, что занимаемся проектным финансированием.

Кроме того, спикер поднял проблему недостатка капитализации проекта, когда кредитор не должен быть одновременно совладельцем, чтобы не создавать конфликт интересов.

- В таких случаях капитализация должна быть не от банка. Потому что вхождение в капитал – это самостоятельный бизнес, к которому наш банк институционально не готов, чтобы, с одной стороны, быть кредитором, а с другой – инвестором в капитале. Возникает конфликт интересов, - обрисовал он ситуацию.

Болат Жамишев предлагает изящное решение этой проблемы.

- По целому ряду проектов бывает недостаток капитала. Мы считаем, что нам совместно с Kazyna Capital Management (KCM) нужно создать фонд прямых инвестиций. Ни у нас, ни у KCM нет больших денег для большого фонда. А через этот фонд другие 12 фондов, созданные KCM, могли бы инвестировать в капитал наших проектов, - предложил председатель правления БРК. – В этом случае мы бы ушли от конфликта интересов: институционально подготовленная, независимая от банка организация фактически участвовала бы в капитале.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7841 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 июля родились
Булат Закиров
управляющий директор АО «КазТрансОйл» по активам
Бакытжан Кажиев
Председатель правления АО "KEGOC"
Питер Фостер
Президент авиакомпании "Эйр Астана"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить