Почему Галим Хусаинов покинул БЦК и чем займётся дальше

Банкир и финансист дал эксклюзивное интервью Forbes.kz

Галим Хусаинов
Галим Хусаинов
ФОТО: личный архив

В конце октября 2022 года Галим Хусаинов покинул пост председателя правления Банка ЦентрКредит (БЦК). Его преемником стал Руслан Владимиров, с мая этого года возглавлявший ECO Center Bank, а до этого работавший заместителем председателя правления БЦК. Таким образом, по сообщению пресс-службы финансового института, завершилась плановая ротация в составе правления. Банком Бахытбека Байсеитова и Владислава Ли Галим Хусаинов руководил пять лет. На его веку – выход корейского Kookmin Bank из состава акционеров, продажа доли Цеснабанка, участие БЦК в программе повышения финансовой устойчивости (по которой банк получил от государства 60 млрд тенге) и одна из двух главных сделок сектора в 2022 году – приобретение Банком ЦентрКредит «дочки» Альфа-Банка.

F: Галим, почему вы ушли из БЦК? Это было ваше решение тоже или на сто процентов – совета директоров?

– Мой уход из БЦК является следствием совокупности факторов. Во-первых, мы досрочно выполнили все стратегические задачи, которые перед нами ставил совет директоров, и сделали это на два года раньше намеченного в стратегическом плане срока. Банк вышел на третье место по активам, прибыль в этом году ожидается около 140 млрд тенге, а на следующий год мы планировали 150 млрд. По основным показателям банк вышел на третье место среди БВУ, а в некоторых сегментах – в ипотеке, автокредитовании, залоговом потребительском кредитовании, продаже золота, кредитных и премиальных картах – стал лидером. Более того, в сентябре банк вышел на первое место по приросту депозитов физлиц и по объему выдачи кредитов сегменту малого и среднего бизнеса.

Во-вторых, в связи с выполнением предыдущей стратегии акционеры решили скорректировать стратегию развития банка и изменить систему управления самим банком, и она отличается от моего видения. В-третьих, я считаю, что пять лет – это достаточный срок для того, чтобы оставаться топ-менеджером на одном месте, а дальнейшая эффективность топ-менеджмента зависит исключительно от правильной мотивации. Поэтому мы разошлись по обоюдному согласию. Решение было общее.

F: Говорили ли вы с акционерами об уходе? Что они вам сказали, как восприняли ваш уход?

– Так как ключевые акционеры входят в совет директоров, то, безусловно, было обсуждение ухода с членами СД. Но поскольку это было обоюдное решение, они восприняли нормально.

F: Вы начинали работать с Бахытбеком Байсеитовым, а в банк вас пригласил Владислав Ли. Вы как-то рассказывали, что не могли отказаться от предложения. Почему?

– В БЦК я пришел по просьбе г-на Байсеитова, но возглавить банк мне предложил г-н Ли с согласия акционера. Я согласился, потому что это был очень интересный для меня проект, он позволял мне реализовать свои идеи в управлении большим финансовым институтом.

F: Ваша работа в банке началась с выхода из состава его акционеров Kookmin Bank. Насколько сложным был этот процесс, особенно для вас – только пришедшего в банк?

– Уход Kookmin Bank не был особо сложным, так как в тот период БЦК явно нуждался в перезагрузке и трансформации бизнес-модели: предыдущая была нежизнеспособная.

Больше сложностей вызывало взаимодействие с Цеснабанком: нужно было выработать стратегию дальнейшего сотрудничества и потенциального объединения двух финансовых институтов либо «развода» (в 2017 году Kookmin Bank, которому принадлежало 41,93% акций, продал свою долю консорциуму акционеров – Бахытбеку Байсеитову, Цеснабанку и финансовому холдингу «Цесна» – F). В этом процессе я принимал активное участие и полностью вел этот проект. Тогда я рекомендовал совету директоров не объединяться, так как мой анализ показал наличие трудностей в «Цесне», и это могло привести к сложностям в объединенном финансовом институте. В итоге мы начали процесс выкупа доли Цеснабанка и завершили его в 2018 году (в результате 29,56% акций, принадлежавших Цеснабанку, купили Бахытбек Байсеитов, Владислав Ли и миноритарные акционеры – F).

Галим Хусаинов
Галим Хусаинов
ФОТО: личный архив

F: По итогам AQR, который регулятор провел в 2019 году, БЦК потребовалась докапитализация – акционеры вложили 4,3 млрд тенге. Из-за чего возникла эта ситуация?

– Потребность в дополнительном капитале в 2017 году возникла у многих банков, и это было следствием нерешенной проблемы «плохих» кредитов, выданных до 2009 года. Из всех БВУ, принимавших участие в первой программе государственной помощи, мы попросили меньше всех денег. В 2019 году по итогам AQR банки были оценены по качеству активов, и тогда для повышения капитализации многие БВУ, и мы в том числе, провели докапитализацию. К слову, к моменту моего ухода из банка мы выполнили все условия государственной программы и за счет чистой прибыли увеличили капитал банка до 270 млрд тенге. Коэффициент К1 равнялся 13,5% при нормативе 8,5%. У банка на момент моего ухода не было никаких гэпов по провизиям.

F: Легко ли вам было работать с Бахытбеком Байсеитовым и Владиславом Ли? Они давали вам свободу действий? Насколько вы как председатель правления были независимы в своих решениях?

– У меня была полная свобода действий, все решения осуществлялись исключительно в духе корпоративного управления, согласно имеющимся полномочиям. Я считаю, что это был залог успеха нашей команды. Каждый занимался своим делом. В банке очень важно иметь правильное корпоративное управление. История казахстанской банковской системы показывает, что БВУ, акционеры которых принимали непосредственное участие в операционном управлении, завершили свой путь не очень хорошо. В финансовом институте важно осуществлять комплексную оценку рисков и при этом иметь хорошую команду, которая занимается технологическим совершенствованием, чтобы не оставаться на обочине мирового банковского развития.

F: Вы всегда много открыто говорили о банке, банковском секторе. Это могло повлиять на решение о смене председателя правления БЦК?

– Нет, это никак не повлияло на решение, так как то, что я говорю, – это моя личная позиция, и я всегда выражаю конструктивные предложения по различным проблемам. Считаю, что залог развития правильного гражданского общества – это активная позиция каждого гражданина, но только в том случае, если он предлагает пути решения той или иной проблемы.

F: Почему в качестве председателя правления БЦК назначили именно Руслана Владимирова? Кто одобрял его кандидатуру? Были ли другие кандидаты? Какие факторы сыграли в пользу г-на Владимирова?

– Эти вопросы входят в компетенцию комитета по назначениям. Он рекомендовал только одну кандидатуру. Большинство членов совета директоров проголосовали за Руслана, поэтому я не обсуждал на совете директоров другие кандидатуры. Руслан 20 лет работает в БЦК, знает банк изнутри, прошел все позиции, думаю, это стало ключевым фактором выбора именно его. Считаю Руслана профессионалом и желаю ему успехов в новой должности.

F: Когда г-на Владимирова назначили председателем правления ECO Center Bank, сразу было известно, что он возглавит БЦК после реорганизации? Было логично и ожидаемо, что главой объединенного банка будете вы.

– Нет, этого не было известно.

Галим Хусаинов
Галим Хусаинов
ФОТО: личный архив

F: Пять лет назад KPMG рекомендовал БЦК больше ориентироваться на МСБ, розницу и органический рост корпоративного бизнеса. Как вы думаете, продолжит ли банк с новым руководством реализовывать эту стратегию сейчас, после вашего ухода?

– Это была стратегия, в рамках которой мы развивались. Доля МСБ и розницы в портфеле БЦК уже превысила 75%, а по итогам девяти месяцев основную прибыль формировал сегмент розницы и МСБ. По итогам сентября месячная прибыль до провизий и налогов составила 14 млрд тенге, и имелась тенденция роста. Куда дальше будет двигаться БЦК, решит совет директоров, который сейчас должен определить новую стратегию.

F: Почему вы не остались в БЦК на другой позиции, например в совете директоров?

– Я достаточно молод и полон идей, поэтому решил выйти из группы и двигаться самостоятельно.

F: Передали ли вы уже дела или этот процесс еще продолжается?

– Конечно же, все дела переданы, и мы находимся в постоянном контакте с новым председателем, если ему нужны консультации по тем или иным вопросам.

F: Почему банк покинули Тимур Ишмуратов, который был зампредом правления, и Павел Кравченко, работавший управляющим директором и занимавшийся розничным бизнесом? Кто-то еще из членов вашей команды ушел вместе с вами?

– Это было исключительно решение Тимура и Павла, и будет правильно спросить у них напрямую о причинах. Безусловно, когда команду покидает лидер, некоторые члены команды тоже уходят, и это нормально, так как многие идут именно на проект и на идеи лидера. У любого нового руководства всегда имеется свое видение развития, которое может отличаться от видения предыдущего руководства и его команды. Поэтому смена определенных людей – это часть нормального процесса смены руководства. К тому же в банке меняется организационная структура, которая могла так же кого-то не устраивать.

F: Чем планируете заниматься?

– Сейчас планирую отдохнуть, а потом займусь собственными проектами в сфере финтеха.

F: До назначения 17 ноября Андрея Тимченко председателем правления Bereke Bank, говорили, что назначить могут вас. Соответствует ли это действительности? Если нет, то было бы вам интересно возглавить Bereke или другой банк?

– Эта информация абсолютно не соответствует действительности. Другой банк можно было бы возглавить, если это будет интересный проект, в котором у меня будет возможность воплотить свои идеи.

F: Сожалеете ли вы об уходе из БЦК? В каких отношениях вы расстались с Владиславом Ли и Бахытбеком Байсеитовым?

– Никак не сожалею, с акционерами банка нахожусь в нормальных деловых отношениях.

F: Останетесь ли вы главой Федерации шахмат?

– Да, пока я остаюсь главой Федерации шахмат.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17892 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube