ФНБ «Самрук-Казына» де-факто - одно из министерств РК

Финансист Мурат Темирханов: «Руководить фондом национального благосостояния должно не правительство, а успешные бизнесмены и инвестиционные банкиры»

Иллюстрация: lukwit.com

Окончание. Начало см. здесь.

В первой части материала я описал, чем должны заниматься фонды национального благосостояния (ФНБ) в соответствии с международной практикой. Рассказал о трех ФНБ которые действуют в Казахстане. Доказал, что действия «Самрук-Казыны» сильно влияют на рост риска «ресурсного проклятия». Ниже я продолжаю обсуждение главных проблем и рисков, связанных с ФНБ «Самрук-Казына».

ФНБ отдельно, правительство отдельно

Активы ФНБ, как я уже писал в предыдущем материале, не принадлежат правительству, оно не может использовать их по своему усмотрению. Поэтому важно соблюдать независимость руководства фонда от влияния правительства. Сегодня же ФНБ «Самрук-Казына» целиком и полностью зависит от правительства. По закону председателем совета директоров является премьер-министр. Из 8 членов совета директоров только 3 –  независимые директоры, но они, скорее, играют роль свадебных генералов (известны общественности и под ногами не мешаются). Помимо этого, согласно закону, правительство утверждает председателя правления фонда, стратегию, приобретение и продажу крупных активов и так далее. То есть фонд будущих поколений фактически представляет собой министерство по управлению государственными бизнес-активами, что кардинально отличается от лучшей мировой практики.

Руководство ФНБ «Самрук-Казына» в качестве идеала часто приводит в пример аналогичный ФНБ, действующий в Сингапуре - Temasek Holdings. Но при этом никто не говорит, что этот фонд работает, руководствуясь иными принципами.

Совет директоров Temasek Holdings состоит из 9 членов, 8 из них являются независимыми. Большинство членов совета – успешные бизнесмены из частного сектора экономики (не свадебные генералы). Председатель совета директоров работал раньше в правительстве, но сейчас тоже занят в частном секторе. И именно независимый совет директоров (а не правительство!) утверждает стратегию, назначает председателя правления фонда и принимает решения по всем остальным стратегическим вопросам.

Показателен пример ФНБ Новой Зеландии (в его совете директоров 7 членов, из которых 5 – независимые). Законодательство, по которому работает фонд, обеспечивает реальную его независимость от правительства. Поэтому в 2009, во время кризиса, правительство Новой Зеландии сделало официальное предложение фонду увеличить потолок инвестиций фонда в местную экономику с 18 до 40% от портфеля всех инвестиций. Причем эти инвестиции предлагалось направить в производственный сектор. Казалось бы, толковая мера, но совет директоров фонда отказал правительству. Аргумент простой: главная цель фонда – максимизировать доход в долгосрочной перспективе, не подвергая при этом активы фонда чрезмерному риску. Совет директоров посчитал, что если доля инвестиций в местную экономику в портфеле превысит 18%, риск концентрации инвестиций станет чрезмерным, что поставит под вопрос благосостояние будущих поколений.

Теперь представьте: премьер-министр Карим Масимов потребует от председателя совета директоров ФНБ «Самрук-Казына» (Карима Масимова) направить все дивиденды нефтяных копаний в плохо обоснованные индустриальные проекты. Комментарии, как говорится, излишни.

Теперь хотелось бы коснуться принципов работы ФНБ «Самрук-Казына», который представляет собой государственный инвестиционный фонд.

Нет регулирования и общественного контроля

Любой ФНБ – это, прежде всего, классический инвестиционный фонд. В Казахстане есть частные инвестиционные фонды, которые инвестируют деньги граждан в высокодоходные активы. Работа этих фондов жёстко регулируется Национальным Банком. Защищая финансовые интересы казахстанцев, регулятор требует сверхпрозрачности таких фондов, прописывает инструкции едва ли не для каждого их шага, устанавливает квалификационные требования к руководству.

ФНБ «Самрук-Казына» же владеет активами, которые принадлежат не только всем ныне живущим гражданам РК, но и будущим поклонениям. То есть регулирование и общественный надзор за этим фондом должны быть еще жестче, чем за частными. К сожалению, этого нет. Только сейчас разрабатывается программа трансформации, которая пытается хотя бы частично восполнить этот пробел.

В документе Всемирного Банка, анализирующем проблемы и риски аналогичных фондов национального благосостояния в других странах, настоятельно рекомендуется организовать четкий общественный контроль за деятельностью ФНБ. Для этого отчеты по работе фонда, по мнению экспертов ВБ, должны утверждаться в парламенте. При этом особое внимание должно уделяться выдаче денег из фонда в бюджет и инвестициям фонда в местную экономику.

К сожалению, Всемирный Банк не дал рекомендаций, что делать в нашем случае, когда в парламенте доминирует одна партия, которая плотно срослась с правительством.

У руководства нет квалификации

Руководство инвестиционным фондом требует специфической квалификации. Одно дело, когда фонд инвестирует в ценные бумаги, которые продаются на известных международных биржах: здесь индивидуальные инвестиции сильно облегчены жесткими требованиями к прозрачности и корпоративному управлению публичными компаниями. Такие компании обычно имеют кредитные рейтинги, по ним постоянно публикуются аналитические исследования. Основным искусством здесь является формирование диверсифицированного портфеля инвестиций, чтобы добиться требуемой доходности при минимальном риске потерь.

Однако совсем другая картина, когда ФНБ вынужден инвестировать в местные компании, ценные бумаги которых не торгуются на бирже. Чтобы быть уверенным в инвестициях в такую компанию, фонду необходимо провести детальный инвестиционный анализ. С учетом слабой прозрачности компаний, коррупции и теневой экономики в Казахстане крайне сложно сделать надежный инвестиционный анализ и принять правильное решение.

Чтобы сохранить активы ФНБ для будущих поколений, у руля должны стоять руководители, имеющие большой практический опыт осуществления таких инвестиций в коммерческих или инвестиционных банках. К сожалению, ни в правлении, ни в совете директоров ФНБ «Самрук-Казына» не видно ни одного признанного инвестиционного банкира.

НУХ «Байтерек» и ФНБ «Самрук-Казына» занимаются одним и тем же

В исследовании Всемирного Банка особое внимание уделяется устранению дублирующих функций фондов национального благосостояния, инвестирующих в собственную экономику, и местными финансовыми институтами развития (ФИР). Между тем, как я уже писал в предыдущей статье, национальный управляющий холдинг «Байтрек» представляет собой классический государственный ФИР. Миссией холдинга является содействие устойчивому экономическому развитию Казахстана посредством финансирования и оказания поддержки приоритетным секторам экономики в целях реализации государственной политики, решения социально-ориентированных задач и достижения целей, поставленных «Стратегией – 2050». Финансирование приоритетных секторов экономики в холдинге осуществляется в основном за счет долгосрочных кредитов или инвестирования в капитал компаний. «Байтерек» активно использует инструменты государственного субсидирования и гарантирования, то есть занимается тем, чем и должен заниматься.

Если по целям НУХ «Байтрек» вопросов нет, то совсем непонятно, почему аналогичными функциями активно занимается ФНБ «Самрук-Казына». Назову главную цель фонда: повышение национального благосостояния Республики Казахстан посредством увеличения долгосрочной стоимости организаций, входящих в группу Фонда. Мы все знаем, что ФНБ «Самрук-Казына» активно вовлечен правительством в решение большого числа социально ориентированных проектов. Термин «социально ориентированный» автоматически означает финансовую убыточность, что очень плохо согласуется с целью по увеличению долгосрочной стоимости активов.

Кроме того, с целью увеличения стоимости активов плохо согласуется и участие фонда в программе индустриализации ФИИР. Общеизвестно, что инвестиции в индустриальные проекты «с нуля» являются крайне рискованными и часто требуют государственного субсидирования. НУХ «Байтерек» специально был создан для проведения детального инвестиционного анализа таких проектов, чтобы была уверенность, что государственный деньги не потрачены впустую.

Впрочем, и качественный анализ еще не гарантирует успех. Несмотря на такую специализацию финансовых институтов развития, доля потерь от инвестиций в индустриальные проекты в РК крайне высока. Например, вся внутренняя система Банка Развития Казахстана была настроена только на качественную оценку инвестиций, тем не менее, провизии по проблемным инвестиционным кредитам банка достигли 43% от портфеля до того, как они были переданы в Инвестиционный фонд Казахстана.

У ФНБ «Самрук-Казына» нет такой системы оценки и мониторинга инвестиций, как у НУХ «Байтерек». Поэтому высока вероятность того, что подавляющая часть инвестиций фонда в индустриальные проекты обернется прямыми убытками.

В такой ситуации есть только один выход: каждый должен заниматься своим делом. ФНБ «Самрук-Казына» должен приумножать благосостояние, инвестируя только в активы, в доходности которых практически нет сомнений. НУХ «Байтерек» должен поддерживать приоритетные отрасли экономики и инвестировать в них, особо не задумываясь о прибыльности. А государственный бюджет должен предполагать строку расходов на заранее убыточные социальные или инфраструктурные проекты.

Прозрачность компаний – не всем на пользу

Итак, ФНБ фактически является подразделением правительства - министерством по управлению государственными бизнес-активами, которые выведены за рамки бюджета и фактически неподконтрольны никому, кроме правительства. Это выгодно членам правительства как на официальном уровне, так и в личных интересах. В такой ситуации правительству крайне неинтересно выводить акции государственных компаний на биржу. Ведь тогда компании должны будут стать прозрачными, станет известна их рыночная стоимость, что сразу же выявит все ошибки и, возможно, злоупотребления чиновников.

В идеале, работай ФНБ как классический независимый инвестиционный фонд, которым руководили бы классические инвестиционные банкиры, контрольные пакеты остались бы только в сырьевых компаниях, чтобы в долгосрочном плане максимизировать доходы от продажи природных богатств. Во всех других случаях там, где это возможно, инвестиционный фонд старался бы продать свои контрольные пакеты на бирже, оставаясь крупным акционером только там, где ожидается адекватная доходность. Это бы позволило фонду перенести бремя операционного контроля на частных инвесторов, при этом оставаясь активным инвестором, влияющим на стратегию развития компании.

Вы только представьте себе, если бы ФНБ «Самрук-Казына» с самого начала пошел по этому пути! В таком случае у нас был бы уже хорошо развит рынок ценных бумаг. Казахстан мог по праву считаться крупнейшим региональным финансовым центром. А в рыночной экономике господствовал бы частный капитал, а не государство. Эх…

Правительство отстраняется от реформ

Напоследок хотел бы еще раз остановиться на участии правительства в реформе фонда. Программу преобразования ФНБ «Самрук-Казына» должно разрабатывать правительство, а не руководство фонда, ведь в его руках находятся все возможности для этого. Но, на мой взгляд, именно правительство, незаинтересованное в таких реформах, намеренно передало свои обязанности по осуществлению реформ руководству фонда, прекрасно зная, что на своем уровне фонд не сможет сделать ничего кардинально изменить.

Интересно, что такой финт у нового правительства уже стал правилом. Точно также оно поступило с разработкой Концепции развития финансового сектора до 2030 года. Зная, что развитие финсектора практически полностью зависит от правительства, кабмин «спихнул» разработку концепции на Нацбанк. В результате в концепции практических нет конкретных мер по росту финансового рынка, но правительство как бы ни причём, а все шишки достались Нацбанку.   

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13142 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
15 декабря родились
Ахметжан Есимов
председатель правления АО ФНБ «Самрук-Қазына»
Сулеймен Атаниязов
генеральный директор ТОО «Транс Азия Констракшн»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить