Дмитрий Забелло: Мы не добиваемся коммерческих целей любой ценой

Председатель правления банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло рассказал, почему риск – неблагородное дело в финансовом секторе

Дмитрий Забелло
Фото: архив ВТБ
Дмитрий Забелло

Банк в новых реалиях

Дмитрий Александрович, вы возглавляете ВТБ в Казахстане уже три года. Как за это время изменился финансовый институт?

- Самая главная задача, которая стояла перед обновлённой командой, — адаптироваться к новым экономическим реалиям. И нам удалось это сделать. Мы модернизировали продуктовую линейку, каналы продаж в рознице и подходы к риск-профилю в кредитовании. Банк очень сильно обновился, и это была огромная работа всей команды, которая привела к тому, что три наши главные бизнес-линии — крупный бизнес, МСБ и розница — стали уверенно прибыльными. Предыдущий год мы завершили с прибылью и за 9 месяцев текущего года уже заработали в два раза больше, чем за весь 2017 год.

Вы добились этого собственными силами?

- Банк - часть большого холдинга, поэтому мы активно использовали стандарты группы, адаптируя их под наши реалии. Но ключевых результатов, конечно, удалось достичь благодаря работе нашей команды.

Дедолларизация сознания

Какие особенности казахстанского рынка вы бы отметили?

- Когда я приступил к работе в Казахстане, то сильно бросалась в глаза долларизация мышления казахстанцев. Люди часто на бытовом уровне называли цены в американской валюте. На что я всегда спрашивал: а что, у вас зарплата в долларах? В России изменение этого тренда прошло ещё несколько лет назад, там живут в национальной валюте – как на бытовом уровне, так и в компаниях, которые имеют выручку в рублях.

Сейчас я слышу всё меньше разговоров про доллар в Казахстане. Постепенно он уйдёт из сознания. К тому же государство и регулятор активно поддерживают национальную валюту.

Кстати, вы замечаете разницу подходов регуляторов РК и РФ?

- С приходом команды Данияра Акишева произошли серьёзные изменения в деятельности регулятора, который полностью поменял подходы в работе. Мы видим устойчивое присутствие Нацбанка на рынке. А важные события этого года — открытие МФЦА в контексте привлечения капитала и включение Казахстана в Euroclear — часть тактики инфляционного таргетирования, которая активно используется во всем мире, в том числе и в России.

Какую оценку здоровью нашей финансовой системе вы бы поставили сегодня по 10 бальной шкале?

- Ситуация стабильная. У нас у всех ещё много работы. Здоровье банков — это здоровье экономики. К счастью, мы видим её устойчивый рост. Считаю, что сырьевая природа казахстанской и российской экономик — это наше преимущество, и из этого надо продолжать извлекать выгоду: реинвестировать капитал в модернизацию и повышение производительности. Это банальные задачи, конечно, но выполнить их непросто.

Я вижу, что Казахстан уже много инвестировал в человеческие ресурсы, и это большое преимущество. Также видно, как проявляется и финансовая зрелость: сокращение бизнеса и маржинальности приводит к финансовой дисциплине.

Как закаляется банк

На прошедшем в ноябре Конгрессе финансистов Казахстана присутствовала глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина. В своем выступлении она отметила: поскольку Казахстан и Россия идут по пути интеграции, важно «сближение подходов в регулировании и надзоре». Вы согласны?

- Мы уже видим активные коммуникации между Нацбанком РК и Центробанком РФ. В частности, в вопросе риск-ориентированного подхода к надзору, с чем рынок будет жить в следующем году. Это тектонические изменения, к которым наш банк уже давно начал подготовку.

Это большой стресс для вас?

- Это будет стресс для тех банков, которые ведут высокорисковую политику. В отношении нашего банка никаких изменений риск-профиля не ожидается, он у нас и так один из самых жёстких в Казахстане. Мы не добиваемся коммерческих целей любой ценой и понимаем желание регулятора, чтобы с рынка ушли неоправданные риски. Он хочет иметь возможность их предупредить, а не ждать, пока они реализуются.

Вы сами не были в зоне риска?

- Последние три года у нас были серьезные изменения в этом подходе. Мы тотально меняли риск-аппетиты по всем продуктам, выявляли опасные зоны. За эти годы регулятор нам ни разу не говорил, что наши риски недорезервированы. Поэтому мы не боимся новых подходов в регулировании.

Вы ожидаете прихода новых игроков на банковский рынок Казахстана извне?

- Аппетитов пока мы не видим. У европейских и американских банков достаточно своих проблем. Да, мы уже увидели приход азиатских игроков, но в целом интерес у иностранцев очень сдержанный.

Надёжный банк для надежных клиентов

Три года назад вы кардинально поменяли стратегию развития. Это было оправдано?

- Безусловно. Мы продолжаем эволюционно адаптироваться к изменениям рынка. Стратегия эта себя оправдала. Если говорить о будущем, в следующем году мы начнем разработку новой стратегии на 2020-2022 годы, в которой будем искать новые точки роста. Задача это непростая: рынок здесь зрелый, на нем серьезная конкуренция. Словом, задача нетривиальная, но интересная.

Мы, например, активно смотрим в зону ретейла, поскольку хотели бы там представить новые продукты. Также мы постепенно выходим в онлайн, уже используем новейшие каналы. Это непростой рынок, требует серьезных инвестиций с точки зрения IT. Тут есть спрос, и нам есть над чем работать. Мы постоянно совершенствуемся, используя в том числе подходы agile. Адаптируем наши возможности под наши желания. И это дало результат в виде роста прибыли банка.

Согласно рейтингу банков Forbes Kazakhstan, вы занимаете 16 место из 32. Намерены ли укрупнять бизнес?

- Мы растём, но у нас нет цели делать резкие движения, мы плавно укрепляем свои позиции за счёт органического роста.

ВТБ (Казахстан) - уже один из безусловных лидеров рынка в части производных финансовых инструментов. Мы предоставляем такие услуги, которые по определению не способны предложить местные банки просто в силу своих масштабов и отсутствия возможности выйти на международные рынки. У нас же есть доступ к мощнейшей лондонской площадке по привлечению инвесторов.

Кроме того, благодаря поддержке Группы ВТБ мы можем выдавать кредиты солидного размера, до 1,5 трлн тенге ($4 млрд), а также оказывать услуги по поиску стратегических партнеров. Весной, например, мы были одним из организаторов привлечения на лондонской площадке бондов, номинированных в тенге. Это была уникальная сделка.

Также мы активно работаем в направлении поиска инвесторов в процессе приватизации.

Банк с российскими корнями сегодня не фокусируется на обслуживании в Казахстане российского бизнеса?

- Нет, даже близко. Мы абсолютно в рынке, львиная доля наших клиентов — местные.

Какие цели вы себе ставите на ближайшее время?

- Одна из главных целей — усилить показатель доходности на капитал, и это вполне возможно: экономика Казахстана позволяет эти амбиции реализовать.

Также наш бизнес постепенно переходит в новые технологии. Мы сократили мелкие точки продаж, начинаем «исповедовать» омниканальность, сохраняя традиционные форматы продаж и расширяя онлайн-сервисы.

Мы ожидаем укрепления позиций наших трёх главных бизнес-линий, хотим структурно укрепить нашу прибыль в части традиционного банкинга и услуг и усилить роль доходов некредитного характера. Высший пилотаж для банка - когда у него большая часть доходов не связана с кредитами, а этого достаточно трудно достичь, но интересно.

Мы в целом хотели бы стать надёжным операционным банком для клиентов, давать им все необходимые сервисы — это основная задача в 2019 году.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5406 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить