Большая коррекция: как повышение ставки ФРС повлияет на мировые рынки

Заявление председателя ФРС США Джерома Пауэлла, которое он сделал 26 января, дало понять финансовым рынкам, что американский регулятор меняет кредитно-денежную политику в сторону ужесточения

ФОТО: © Dreamstime.com/Aaron Kohr

Заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин рассказывает, как переход ФРС к политике повышения ставок приведет к глобальному укреплению доллара и станет мощным фактором в пользу падения сырьевых цен и снижения индексов развивающихся рынков.

Сигналы со стороны руководства ФРС почти не оставляют сомнений — целевая ставка по федеральным фондам будет повышена уже в марте 2022 года. А затем может начаться постепенное сокращение баланса ФРС, то есть изъятие денег из обращения. Такой разворот курса вызовет стандартные в подобных случаях реакции со стороны финансовых рынков, а также ряд других последствий. Вот основные из них. 

Укрепление доллара

Причина — рост дифференциала процентных ставок между долларом и евро, двумя главными резервными валютами мира. Как следствие, рост спроса на доллар, на активы, номинированные в долларах, в сравнении с евро — ожидания, что Европейский центральный банк может поднять свою ключевую ставку, пока относительно слабы.

Дорогой кредит

Мы увидим рост процента по ссудам в США, сокращение денежного предложения, падение цен облигаций и других долговых обязательств. Как следствие, относительное сжатие кредитов, давление на цены и ослабление инфляции при небольшом подмораживании экономического роста и процесса создания новых рабочих мест. Речь об осторожном лавировании, как в море, — сбросить инфляцию, надавить на нее чуть сильнее, но постараться если и затронуть рост и рабочие места, то не слишком, чтобы не остановить подъем экономики после пандемии, не утопить ее.

Дешевое сырье

Повышение ставки станет фактором снижения мировых цен на нефть, газ и металлы, а через них и на другие товары. Мировые цены на сырье формируются в долларах, в которых проводится и подавляющая часть международных расчетов на сырьевых рынках. Цены на нефть и металлы и во все большей степени на природный газ — это цены биржевых деривативов. Центры обращения таких деривативов — Нью-Йорк, Чикаго, Лондон. Товарные деривативы для инвесторов — такие же финансовые инструменты, как валюта, акции, облигации, финансовые деривативы. А дальше все просто. Ослабление доллара к евро приведет к росту долларовых цен на товары и укреплению американской валюты, что будет способствовать снижению цен. Легко понять по аналогии, если вспомнить, что происходит с рублевыми ценами на российские товары, когда рубль слабеет к доллару.

Снижение индексов

Нас ждет волна падений финансовых рынков, которая прокатится по всему миру. ФРС во многом остается «центром управления полетами» для глобальных финансов. Изменения денежной политики ФРС ускорит переход к аналогичным действиям (рост ставок, сжатие ликвидности) в политике центральных банков развитых и части развивающихся стран.

Рост после коррекции

Тем не менее ожидать глобального финансового кризиса 2022 года не стоит. Речь идет о коррекции, призванной подавить инфляцию, но на фоне продолжения восстановительного роста после пандемии, пусть и более слабого, чем в 2021 году. Вырастут ли рынки акций по итогам 2022 года после «резекции» от ФРС? Скорее всего, да — их подтолкнет к этому рост мировой экономики. И никто, конечно, не станет доводить рост процентных ставок до кризиса государственных долгов, прежде всего в Европе, где они слишком велики. Центральные банки попытаются пройти между Сциллой и Харибдой, не удорожая чрезмерно долги и не вызывая на своих рынках обвальные падения.

Эффект ожидания

В данном случае часть «последствий» наступила еще до события. Изменения политики ФРС ждали давно, ее представители обращались к рынкам то намеками, то прямо и жестко — решениями Комитета по операциям на открытом рынке, но всякий раз оговаривались, что надо еще посмотреть, как пойдут дела в экономике, что все решения будут очень адаптивными и следует учитывать изменения текущей ситуации. Подобная информационная политика рассчитана на то, что рынки и цены будут реагировать не только на сами действия ФРС (рост процентной ставки, сжатие ликвидности), но и на ожидания этих действий, и коррекции финансовых переменных начнутся заранее. Собственно, так и случилось — в январе 2022-го мы увидели падение американского рынка акций.

Ставки и пушки

И, наконец, последнее, важнейшее. Все эти обычные реакции рынков на действия ФРС, которые в той или иной форме наблюдались уже много раз, нужно прогнозировать «при прочих равных», отдельно от связки «Россия — Украина», от риска военного столкновения, который уже привел к взлету и сильным колебаниям цен на нефть и газ. Со второй половины 2021 года геополитические риски стали для глобальных финансов фактором вполне сопоставимым по значимости с действиями ФРС. Ближайшее финансовое будущее станет слагаемым, по меньшей мере двух векторов — решений самого влиятельного мирового регулятора и отношений между двумя бывшими советскими республиками. Непредсказуемые события в Восточной Европе могут по своим последствиям перекрыть любые эффекты от денежной политики ФРС, какими бы значимыми они обычно ни казались. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора.

Автор: Яков Миркин, Forbes Contributor

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11839 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить