Договорятся ли Досаев с Келимбетовым по будущему биржевой торговли в стране

До последнего времени конкурирующие площадки KASE и AIX старались не замечать друг друга

Фото: © Depositphotos.com/ventanamedia

Отставка Данияра Акишева с поста главы Нацбанка запустила часовой механизм под статус-кво фондового рынка. Сейчас на скудном рынке работают две площадки – KASE (49,1% принадлежат Нацбанку, 50,9% – частным инвесторам) и AIX, «дочка» Международного финансового центра «Астана» (МФЦА), 100%-го детища правительства.

До последнего времени конкурирующие площадки старались не замечать друг друга. KASE играла роль локальной универсальной биржи, с торговлей валютой, ценными бумагами и работой денежного рынка (способа получения и ссужения краткосрочных средств). AIX как часть мегапроекта МФЦА по расширению несырьевых доходов страны настраивали на международных инвесторов и крупные зарубежные компании. Разные весовые категории бирж, тем не менее, не мешали материнским организациям время от времени «щёлкать друг друга по носу». Судя по всему, у Акишева и управляющего директора МФЦА Кайрата Келимбетова, до него возглавлявшего Нацбанк, непростые отношения. Думается, не случайно Нацбанк не успел изменить законодательство и допустить финансовые холдинги на IPO «Казатомпрома», прошедшего на AIX, чем серьёзно повлиял на результаты размещения. ЕНПФ (его активами управляет Нацбанк) покупал акции атомной компании на параллельном размещении в Лондоне. В свою очередь глава МФЦА не упускает случая называть KASE «валютной биржей» и в 2016 году даже предлагал провести делистинг её ценных бумаг с последующим переводом на «свою» площадку.

Следует заметить, что с официального открытия в июле 2018-го AIX никак не наберёт рабочие обороты. В торговых списках преобладают облигации, и сделок по ним нет. Хоть как-то отчитаться по минувшему году позволило ноябрьское IPO «Казатомпрома». Причем параллельное размещение бумаг в Лондоне прошло намного успешнее: инвесторы оценили компанию дороже, а последующие вторичные торги держали стоимость депозитарных расписок выше, чем в Казахстане. Этот анабиоз AIX никак не вяжется с её инфраструктурой полного цикла (в партнерах значатся Nasdaq и Шанхайская биржа), вливанием огромных средств и подключённым мощным административным ресурсом.

Как видно, возвести стены оказалось проще, чем вдохнуть жизнь в проект. AIX как воздух нужны показатели: ставки в игре чрезвычайно высоки. С 2018-го по 2020 год государство выделило из бюджета на развитие финансового центра 60 млрд тенге. Финансовый блок правительства, по сути, уже должен отчитываться за использование денег налогоплательщиков. А тут ещё в соседнем Узбекистане стартовала приватизация, перетягивающая внимание инвесторов. Поэтому назначение в Нацбанк Досаева, за плечами которого двадцатилетний опыт работы в правительстве, случилось для AIX как нельзя кстати. Хотя, по утверждению инсайдеров, его личные отношения с Келимбетовым также оставляют желать лучшего.

В начале апреля комитет МФЦА по регулированию финансовых услуг и Национальный банк заключили соглашение о сотрудничестве, что можно расценивать как пакт о ненападении. Стороны будут обмениваться информацией, содействовать друг другу в надзоре и обсуждать вопросы, представляющие взаимный интерес. Одновременно AIX ускорилась с привлечением эмитентов. 24 апреля о листинге объявил российский «Полиметалл», став первым иностранным эмитентом на площадке. Глава компании Виталий Несис не скрывает интереса заполучить через AIX китайских инвесторов, «которые сейчас не представлены в составе акционеров». Для площадки же листинг одного из крупнейших производителей драгметаллов РФ – существенное достижение. В случае успеха число российских сырьевых компаний на ней может начать расти.

Одновременно вновь анонсировали IPO нацкомпаний. Размещение акций «Казахтелекома» планируется на май, Air Astana – на конец года. На 2020 год намечена приватизация КМГ, причём акции нефтяного гиганта предложат розничным инвесторам.

Запрос на свободу

Пробуждение AIX реанимировало в профессиональной среде спор о целесообразности наличия двух площадок. До этого момента витала идея оставить за AIX «крупную рыбу», а за KASE – средний бизнес, разделяя внутреннюю и международную площадки. Но пока реакции на этот счёт со стороны регуляторов не последовало.

В середине апреля председатель БРК Болат Жамишев заявил, что пора уже определиться с полномочиями и что наш рынок конкуренции между двумя площадками не вынесет: «Если мы этого не сделаем, будем иметь то, что заслуживаем». Жамишев считает, что должна быть проведена линия раздела и определены правила для бирж во избежание арбитража. KASE, на его взгляд, могла бы стать второй площадкой МФЦА, «это будет понятными правилами для всех».

Независимый эксперт, экономист Асет Наурызбаев отмечает, что разделение на внутреннюю и внешнюю биржи исходит лишь из идеологии создания AIX как площадки с английским правом.

- Синергию я не вижу, поскольку их функции почти одинаковые. Разница – в упомянутом английском праве, что, по замыслу, должно превратить AIX в некий офшор, где решаются корпоративные конфликты, – рассуждает он.

Председатель правления SkyBridge Invest Шолпан Айнабаева предлагает отбросить конфронтацию и рассматривать биржевые площадки через призму развития национального рынка.

- На мой взгляд, мы должны в большей степени сконцентрироваться на создании единого фондового рынка, а KASE и AIX рассматривать не как конкурентов, а как две площадки одного рынка. Экономика Казахстана достаточно компактна: флагманы имеют доступ на международные рынки капитала, малый бизнес не готов к транспарентности, вытекающей из публичности фондового рынка. На этом узком поле конкуренция бессмысленна, отнимает много энергии и не ведёт к развитию. Пора перестать «меряться мускулами» и сравнивать объёмы, обороты и капитализацию, а двойной листинг надо считать не размыванием ликвидности, а её перетоком, что даёт удобства для частных инвесторов, – говорит Айнабаева.

Она предлагает упростить процедуры листинга ценных бумаг, зачисляемых на KASE или AIX (так называемый кросслистинг). Разработать программное обеспечение (шлюзы) для кросстрейдинга через торговые системы KASE и AIX. Создать единую инфраструктуру через взаимное открытие счетов учётных организаций Центрального депозитария ценных бумаг KASE и CSD AIX. А главное – взаимно отказаться от использования мер административного воздействия на эмитентов и инвесторов для свободного и равноправного выбора ими комфортной площадки.

Надо пояснить, что с технической точки зрения брокерам нет разницы, где проводить сделки – в Нур-Султане или Алматы. Удалённый доступ позволяет торговать, не выходя из офиса. Зато брокеров серьёзно волнуют низкие комиссии, налоговые льготы и объём зарегистрированных на бирже ценных бумаг. А главное – уровень регулирования инвестиционного процесса.

Закручивание гаек со стороны Нац­банка в случае торговли на KASE вызывает тихое роптание.

- Мало того что приходится заполнять кучу формуляров, что отнимает много времени и людских ресурсов, так ещё легко получить обвинение в манипулировании ценами и нарушении пруденциальных нормативов, – на условиях анонимности пожаловался Forbes Kazakhstan представитель одной брокерской компании. В свою очередь AIX предлагает гибкие комиссии (когда, например, в отсутствие сделок брокер не платит взносы) и льготный налоговый период, а эмитентам – нулевой сбор за листинг. С такими условиями брокерам проще обхаживать предприятие на предмет вывода его ценных бумаг на биржу. К тому же возврат в биржевое поле «народных IPO» привлечёт для брокеров новых клиентов и повысит их лояльность к AIX.

Непростые вопросы

Судя по всему, период развития биржевого рынка методом больше кнута, чем пряника, подходит к концу. Технологии позволяют выходить на глобальные рынки, где возможности для брокеров гораздо лучше: рынки ликвидны, предложение инструментов больше, а их доходность интереснее внутренних цен. Мяч сейчас на стороне Нацбанка, ему придется принимать волевое решение по реформе биржевого и в целом фондового рынка. Если с AIX все понятно – в нее вложено слишком много надежд и ресурсов, то будущее KASE под вопросом. Тем самым Нацбанк оказался в непривычной для себя роли догоняющего и получает повышенные риски.

Прежде всего возможный уход брокеров на AIX затруднит регуляторные полномочия Нацбанка, при этом он останется ответственным за качество работы брокеров как лицензирующая организация. К сожалению, Нацбанк упустил время и инициативу по либерализации рынка ценных бумаг. Модель рынка закладывалась в далёкие нулевые, с прицелом на инвестиционные аппетиты пенсионных фондов. Отсюда – жёсткие оценка рисков и регуляторные требования к сторонам сделок и к ним самим. С 2013-го, после слияния активов в государственный ЕНПФ, брокеры надеялись на послабление условий работы. Этого не произошло, фондовый рынок остается зарегулированным и неинтересным для бизнеса.

Кроме того, Нацбанку придется объясняться с частными акционерами KASE, в том числе с Московской биржей, купившей 3,3% акций в конце прошлого года и рассчитывающей на полноценность развития площадки. Мелкий бизнес и стартапы, которые сейчас «сватают» на KASE, не являются классическими клиентами бирж ввиду микромасштабности и сильного рыночного риска. Скорее это клиенты фондов прямых инвестиций, которым и нужна биржа для цивилизованного выхода из проекта. Вопрос в том, захотят ли банки и брокеры сместить акценты и стать владельцами площадки с более низким профессиональным статусом и непонятной финансовой отдачей.

И главное. Потеря KASE заставит Нац­банк инвестировать пенсионные деньги на внутреннем рынке через AIX, чему регулятор пока удачно сопротивляется: для управления пенсионными активами здесь слишком слабый контроль, тогда как инвестиции консервативны и ищут инструменты с повышенным уровнем надёжности. При этом администрация МФЦА крайне заинтересована в пенсионных деньгах. Крупные эмитенты, в том числе нацкомпании, хотят видеть достаточный пул денег для продажи своих ценных бумаг. На KASE такой пул в виде активов ЕНПФ есть, а на AIX нет. Администрация финансового центра не устаёт лоббировать приход ЕНПФ, но пока остается неуслышанной. Не исключено, что новые правительство и руководство Нацбанка пойдут им навстречу. Например, тот же Жамишев предлагал передать управление ЕНПФ от Нацбанка самому фонду. Последний тогда отдал бы активы в доверительное управление частным компаниям.

- Полномочия управляющих будут широкими, но за этим будет и ответственность, – заявил Жамишев.

Плюс такого шага в том, что Нацбанк избавится от конфликта интересов, когда является инвестором (управляющим) и регулятором в одном лице.

Если все-таки государство как конечный владелец обеих бирж будет двигаться в сторону одной-единственной, возникнут вопросы уже к МФЦА. Например, не совсем понятно, как будет уживаться на AIX усиленный пенсионный контроль и идея регуляторной песочницы МФЦА. Или куда пойдут привлекаться компании, не заинтересованные в использовании английского права.

В любом случае AIX как визитной карточке биржевого успеха придётся засучить рукава и заниматься тем, чем до этого 20 лет занималась KASE, – рутиной привлечения эмитентов. Очки за проведение IPO нацкомпаний быстро закончатся. Надежды руководства AIX на выход на биржу десятков средних частных сырьевых компаний сродни идефикс. Зачем владельцу компании пускать в свой бизнес миноритариев и иметь от этого кучу хлопот? И почему, если идея такая реальная, в торговых списках AIX до сих пор нет ни одной такой компании?

Мировой экономический цикл, по оценкам экономистов, подходит к стадии снижения. Понятна задача МФЦА нагрузить AIX бизнесом и проскочить непростые времена. К примеру, предтеча МФЦА – Региональный финансовый центр Алматы – сделать этого не успел и оказался благополучно забыт. Но одно дело быть региональным торговым хабом, другое – поднимать внутренний фондовый рынок со всеми его проблемами. Готов ли Келимбетов взять на себя ответственность за успех и не окажется ли AIX структурой, вместившей в себя больше, чем может нести?

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3688 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 августа родились
Динара Кулибаева
№3 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019», совладелица АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС», глава и владелец Национального фонда образования имени Н.Назарбаева, член совета директоров АО «КазУМОиМЯ» и председатель СД АО КБТУ
Александр Белович
создатель и глава строительной корпорации «Базис-А»
Александр Андрющенко
председатель совета Ассоциации предпринимателей морского транспорта РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить