Народное IPO: за чей счёт этот банкет?

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков: «Беда не в том, что экономисты не умеют прогнозировать ситуацию, а в том, что политики требуют слишком оптимистических прогнозов»

Фото: oilnews.kz

На днях некоторые казахстанские депутаты вдруг вспомнили о «Народном IPO», которое, как у нас обычно водится, начали с большой помпой, а сейчас оно куда-то пропало из фокуса всеобщего внимания. Либо хвалиться пока нечем, либо эта игрушка государству уже надоела.

Крошки с государственного стола

Неприятные вопросы стали задавать в парламенте депутаты из фракции КНПК. Они даже направили запрос премьер-министру Серику Ахметову по поводу эффективности «Народного IPO» на примере продажи акций АО «КазТрансОйл». По их словам, участниками этой программы, несмотря на масштабную рекламу, стали всего 0,37% экономически активного населения страны. Действительно, IPO явно не тянет на масштаб «народного». Но коммунисты забывают, что пакет акций, выставленный на продажу (не более 10%), и не предполагал большого количества «народных акционеров». 

Более интересным стал поднятый парламентариями вопрос о перспективах участия Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) в выкупе акций нацкомпаний в рамках «Народного IPO». Особенно учитывая то, что этим должны были заниматься негосударственные накопительные пенсионные фонды, уже ликвидированные. Правда, нельзя исключать, что некоторые НПФ успели прикупить акции «КазТрансОйла», который вышел на рынок еще в декабре 2012.

Но все это детали. Как бы не получилось, что разрекламированное «Народное IPO» не стало в итоге напоминать завод в Актау, который, после торжественного запуска с участием главы государства, так и не стал выпускать отечественные планшетники. Выяснилось, что сам завод и его продукция изначально были большой аферой, в том числе за госсчёт. 

Вспомнят ли на съезде "Нур Отана" о "народных акционерах"?

Поиск «народных акционеров» начался в феврале 2011, когда на XIII съезде НДП «Нур Отан» президент поручил правительству разработать программу «Народного IPO» для покупки населением акций национальных компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына». С точки зрения политтехнологии, время и место для старта проекта выбрали удачно: ведь надо было в очередной раз напомнить о народно-демократической партии «Нур Отан» через ассоциацию с «Народным IPO».

Кстати, 18 октября состоится внеочередной съезд НДП «Нур Отан». Интересно, будут ли там подводиться промежуточные итоги «Народного IPO»? Или казахстанцев пригласят на новые «аттракционы неслыханной щедрости» от имени государства?

…По заявлению чиновников, для участия в «Народном IPO» изначально были отобраны компании, которые не имели значительной зависимости от конъюнктуры мировых цен на сырье. Но вся проблема в том, что вся казахстанская экономика пребывает в жесткой связке с этой ценовой конъюнктурой. У нас даже бюджет верстают с оглядкой на цену барреля.

Формально «Народное IPO» стартовало в Казахстане в декабре 2012 с размещения на рынке акций АО «КазТрансОйл». Всего на Казахстанской фондовой бирже было реализовано 38 млн 463 тыс. 559 простых акций «КазТрансОйл» среди 33 тыс. 989 граждан РК. Цена одной акции этой нацкомпании составляла 725 тенге.

В конце 2013 на рынок должен выйти KEGOC, который, судя по заявлению руководства компании, ждет только политического решения. В 2014-2015 кусочками своей собственности должны поделиться с народом КазТрансГаз, Самрук-Энерго, КТЖ, Қазтеміртранс, Казатомпром и КазМунайГаз.

Игра в честность

Затея с «Народным IPO» до сих пор попахивает популизмом, особенно на фоне низкой заинтересованности самих нацкомпаний в том, чтобы повернуться лицом к «народным акционерам». Да еще и прозрачность в этих компаниях – как в черном ящике. Хотя сами чиновники уверяют, что «Народное IPO» как раз и сделает НК транспарентными. Но тут же добавляют, что голос акционера может быть не услышан, если он имеет небольшой пакет акций. Что естественно - ведь последнее слово останется за главным акционером в лице государства. А какой это менеджер - хорошо видно по упомянутому липовому заводу по производству планшетников.

Возникает ощущение, что «Народное IPO» было попыткой не столько реанимировать внутренний фондовый рынок Казахстана, сколько решить некие политические задачи.

С трибун заявляли, что «Народное IPO» предоставит сотням тысяч казахстанцев возможность владеть акциями крупнейших предприятий, а также новый инструмент инвестирования и преумножения их сбережений. Любой власти необходима лояльность, а рядовым гражданам – ощущение своей значимости для государства. Важный элемент этой значимости - наличие собственности. Все старо как мир: более стабильны те политические системы, где большинство людей - собственники. Хотя, конечно, важную роль имеет честная игра со стороны самого государства.

Многие помнят, как еще в начале 1990-х, в эпоху приватизации, каждому казахстанцу обещали кусочек бывшей советской собственности. Но в руках у большинства оказались ПИКи, которые сегодня представляют лишь музейную ценность.

В 2007 премьер Карим Масимов поручал Минфину подготовить 0,8% из находящихся в государственной собственности 24,8% акций ENRC для продажи гражданам. Вот только неизвестно, чем все это закончилось.

Затем Министерство финансов РК собиралось выпустить для казахстанцев специальные среднесрочные государственные ценные бумаги в первоначальном объеме 15 млрд тенге. Но что сейчас происходит с этими бумагами и кто стал их владельцами - также не ясно.  

Нужен план «Б»

В последние годы правительство полюбило разрабатывать на разные случаи жизни планы «А» и «Б», оптимистический и пессимистический. Что касается «Народного IPO», здесь пока звучит одна бравада. Хотя кто-то верно заметил: беда не в том, что экономисты не умеют прогнозировать ситуацию, а в том, что политики требуют слишком оптимистических прогнозов. 

Но ведь могут быть и другие сценарии. Как, например, в России, где в 2012  Внешторгбанк заявил, что вернет деньги участникам «народного IPO», так как с 2007 его акции подешевели почти вдвое. Понятно, что добровольно  банк на это не пошел бы, если бы не президентская кампания Владимира Путина, который «позаботился» об интересах миноритариев ВТБ. Кстати, эти деньги банк должен был взять из своей чистой прибыли.

Но здесь важен прецедент. Готово ли наше правительство его повторить в случае негативного сценария с «Народным IPO»? Может, чиновникам стоит продумать и план «Б», пессимистичный вариант развития событий? Тем более что финансовое положение некоторых нацкомпаний вызывает определенные сомнения. Что с ними будет после возможного транзита власти в Казахстане - тоже непонятно.

Как бы не вышло так, что за «банкет» «Народного IPO» заплатят миноритарии, а в стране появится еще одна группа протестующих, которые будут требовать вернуть деньги за рухнувшие акции.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18556 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить