Турлов: Мировая экономика радикально не изменится после пандемии

Зачем «Фридом Финанс» собирается создавать собственную экосистему

Тимур Турлов
ФОТО: Валерий Аяпов
Тимур Турлов

Последние несколько лет внимание казахстанских брокеров сосредоточено на расширении клиентской базы, в том числе за счет быстрой реакции на меняющийся спрос розничных инвесторов

Прошедший март, скорее всего, станет поворотным для большинства брокерских компаний, поскольку потребует от них новой модели поведения. Стратегия, когда брокер идет за запросами клиентов, уходит в прошлое. Для сохранения рыночных позиций важно самому формировать повестку спроса, повышая лояльность клиентов.

«Фридом Финанс» давно является примером в этом направлении. Вот и сейчас в компании намерены перейти к созданию экосистемы, чтобы полностью замкнуть лояльность клиентов на своих продуктах и тем самым расширить бизнес. О том, что происходит с брокериджем в кризис и как будет развиваться самый крупный розничный брокер Казахстана, Forbes Kazakhstan поговорил с основателем, совладельцем и CEO Freedom Holding Corp. Тимуром Турловым.

F: Как пандемия Covid-19 повлияла на брокерский бизнес «Фридом Финанс»?

– Мы не сильно ощутили влияние пандемии и связанных с ней ограничений в виде ЧП и жесткого карантина. Наоборот, наблюдаем прирост активности – в марте в Центральном депозитарии ценных бумаг было открыто рекордное количество новых счетов за последние 13 месяцев. Конечно, рост произошел во многом благодаря запуску проекта Freedom 24 – интернет-магазина акций, через который к нам пришло большинство новых клиентов. Но в целом мы видим повышенный интерес к иностранным ценным бумагам и к валютным инвестициям: из-за нестабильности на рынке валюты сократился спрос на тенговые инструменты.

Сжатие тенгового спроса видно по корпоративным размещениям. В начале марта на площадке МФЦА мы должны были разместить бумаги дочерней компании BI Group. К сожалению, размещение сорвалось как раз из-за волатильности на валютном рынке. Резко сократился спрос со стороны клиентов на длинные тенговые инструменты, и по техническим причинам пришлось все отменить.

С другой стороны, вырос спрос на валютные инструменты, как это часто бывает в периоды нестабильности. Поэтому, несмотря на огромные рыночные потрясения, по ряду факторов – объему заработанных комиссионных и количеству новых счетов – для нас март оказался вполне успешным. За последние два-три года, если смотреть на всю группу, а не только на Казахстан, он оказался рекордным месяцем.

Каков источник средств, которые принесли новые клиенты? Это часть тенговых депозитов, которые стали сокращаться после резкого взлета доллара в начале марта?

– Я не могу сказать, что мы наблюдали глобальный переток денег с депозитов БВУ, был некий всплеск интереса. На самом деле приток денег стал проявляться еще в начале марта. Часть инвесторов увидела хорошую возможность купить подешевевшие акции качественных компаний – далеко не все из них пострадали в кризис обвала биржевых рынков летом 2019-го на фоне очередного обострения торговой войны США и Китая и понесли действительно серьезные убытки. Есть отрасли, которые пострадали очень сильно, и есть те, что, наоборот, нарастили бизнес в непростые времена.

F: Что будет дальше? Кризис рано или поздно пройдет, как вы планируете удерживать такую массу клиентов? Сейчас обозначился тренд, когда розничные инвесторы не сидят долго в акциях в надежде на их медленный, но верный рост, а все больше инвестируют по итогам квартальных отчетностей, ориентируясь на краткосрочные показатели компаний.

– Всегда будет достаточно много спекулятивно настроенных клиентов. Точно так же будет много клиентов, инвестирующих на длинном горизонте времени. На самом деле лучший результат получают те, кто умеет ждать и быть последовательным в своих действиях. Люди, которые пытаются быстро прийти и быстро уйти, на фондовом рынке не добиваются особого успеха.

Для брокера здесь рецепт одинаковый – стараться понимать, чего хочет клиент, находить для него интересные и не всегда очевидные инвестиционные идеи, предлагать максимально широкий спектр продуктов с фиксированной доходностью, с низким и высоким риском.

ФОТО: Валерий Аяпов

Сейчас, несмотря на, казалось бы, грандиозный обвал фондового рынка, один из самых серьезных за последние 100 лет, мы также наблюдаем его быстрое восстановление. Биржевые отраслевые индексы и многие акции крупных компаний США показывали рост до 10%. Высокая изменчивость цен стимулирует активность – совершается больше сделок, что для брокера очень хорошо. Большая вовлеченность клиентов в рынок означает для него не только повышенный доход, но и лояльность.

В начале апреля, несмотря на еще сохранявшуюся сильную волатильность на рынке, в США было проведено первичное размещение одной интересной фармацевтической компании. Мы пропустили это размещение, не предлагали его клиентам, хотя потом акции компании на вторичных торгах взлетели. Я хочу этим сказать, что возможности для успешного трейдинга на рынке остаются.

По нескольким историям нам вполне по силам соревноваться с американскими инвестиционными банками в плане качества нашей аналитики. Так, Ерлан Абдикаримов из департамента аналитики в Казахстане занял первое место в ренкинге Bloomberg по качеству прогноза среди всех западных инвестиционных банков по двум бумагам.

F:  А почему не предложили клиентам потенциально интересное IPO?

– Мы стараемся смотреть на некий баланс плюсов и минусов. Когда на рынке столь нестабильная ситуация, хочется не рисковать, а посмотреть, как пройдет дебют, понять, готовы ли инвесторы воспринимать размещения или нет. Выяснилось, что в целом готовы. Будем внимательно присматриваться к следующим размещениям.

F: Эксперты утверждают, что подобные потрясения будут периодически повторяться. Как будут меняться бизнес-процессы компании: например, будет ли сделан акцент на «удаленку» и что в таком случае станет с огромным офисом open space на десятки человек?

– Мы видим, что благодаря технологиям повысилось качество коммуникаций. Я нахожусь дома в Алматы, но процесс взаимодействия с внешним миром продолжается: провожу совещания и встречи по видеосвязи, постоянно общаюсь с менеджментом. Возможности для онлайн-общения действительно есть, и качество таких коммуникаций за последние два-три года радикально улучшилось. Замечаю за собой, что делаю многие вещи продуктивно, будто работаю в офисе. И понимаю, что мы продолжим практику видеоконференций после окончания карантина для оптимизации наших постоянных передвижений и бесконечных перелетов.

Однако люди, которые говорят, что мир уже никогда не будет прежним, на мой взгляд, сильно ошибаются. После этой пандемии мировая экономика радикально не изменится. Мы достаточно быстро вернемся к укладу, который существовал прежде. Людей собирают в офисе еще и потому, что он помогает лучше концентрироваться и дисциплинировать работника, дает возможность коллективу эффективнее взаимодействовать.

Поэтому не думаю, что в вопросе удаленной работы у нас будут радикальные меры. Теоретически «Фридом Финанс» может обойтись без офиса – наша продуктивность и IT-системы позволят это сделать. Нам достаточно легко распустить большинство сотрудников по домам и при этом сохранить полную управляемость бизнес-процессом. Но мы понимаем, что пройдет месяц  – и продуктивность работы людей из дома начнет снижаться. И нам придется вернуть большую часть команды обратно в офис. Просто потому, что человеческая психика не меняется и те факторы, ради которых мы их собирали в офисе, никуда не делись.

F: С учетом возможной оптимизации структуры компании и бизнес-процессов куда вы направите высвободившиеся средства: нарастите маржинальность или же станете инвестировать в новые проекты?

– Для любого бизнесмена ответ на такой вопрос в большинстве случаев звучит одинаково: если он видит хороший потенциал роста существующего бизнеса и хорошую норму дохода на инвестиции, то всегда будет инвестировать в развитие. И мы здесь не исключение. Сейчас, например, мы видим для себя много возможностей на финансовом рынке Казахстана.

Я не сторонник идеи простого накопления денег. У нас специфическая индустрия, для продолжения роста и развития нужны постоянные вливания капитала. Осмелюсь предположить, что все те, кто в такие периоды, столкнувшись с сокращением спроса, имеет возможность удержаться в бизнесе, станет после этого сильнее. Сейчас мы стараемся правильно распорядиться нашими ресурсами и запасами денег, чтобы успешнее и эффективнее отработать следующий год.

ФОТО: Валерий Аяпов

F: Вы сказали, что на финансовом рынке есть масса возможностей. Какие например?

– На мой взгляд, до сих пор не столь бурно идет развитие в сегменте страхования. И прежде всего в системе электронного страхования, которое страховой сектор весь 2019 год быстро осваивал. Еще до пандемии компания по общему страхованию Freedom Finance Insurance, в которой я являюсь председателем совета директоров, имела самую большую долю продаж полисов онлайн. Во время карантина офлайн-продажи остановились и полностью перетекли в интернет. Поэтому мы стараемся сохранить и приумножить лидирующие позиции в этом сегменте.

Точно так же мы тестируем идеи новых продуктов для компании по страхованию жизни. Чтобы в том числе дать людям комфортную уверенность в защите от риска, связанного со здоровьем.

Мы также видим достаточно много возможностей в платежах. Как член совета директоров Kcell, я курирую в этой компании проект мобильных платежей. В этой нише остается еще много работы и достаточно хорошие перспективы по расчетам, безналичным платежам внутри Казахстана, отдельным банковским операциям.

Кроме того, мы внимательно изучаем возможности, которые дает брокеру МФЦА с точки зрения доступа к иностранным ценным бумагам, к привлечению валютных инвестиций и к размещению на рынках инвестиций.

F: Каким образом брокер может включиться в цепочку мобильных платежей, в частности бесконтактных, где уже присутствуют банки, финтех-компании и сотовые операторы? Какую добавленную стоимость он принесет партнеру – сотовому оператору?

– Все достаточно просто. Клиенты брокерской компании инвестируют деньги на фондовом рынке, получают инвестиционный доход и хотят распоряжаться своими средствами. Для этого средства нужно перекинуть на их банковские карты. Таким клиентам нужен комфортный и надежный интернет-банкинг. Нужна возможность покупать в банковском приложении финансовые продукты, ту же страховку, получить потребительский кредит и пр.

Наша группа компаний аккумулирует огромное количество данных, которые выстраиваются в классическую экосистему – историю, о которой все сегодня говорят и многие стремятся сделать. Мы понимаем, что нам надо стать если не самодостаточной экосистемой, то как минимум активной частью какой-либо платежной экосистемы.

F: Если говорить о вашей собственной экосистеме, то какой бизнес должен стать ее ядром? Если дело касается платежей, необходима банковская лицензия…

– Мы изучаем возможность выхода на казахстанский рынок платежей, и я надеюсь, что в группе появится такая лицензия – на отдельные виды банковских операций. Однако банк вряд ли станет ядром экосистемы, поскольку наш главный актив – брокерский бизнес. Это десятки тысяч клиентов в разных регионах, у которых уже есть деньги на счетах. Они готовы платить за возможность эффективно управлять этими деньгами. Это классный актив, потому что любой платежный бизнес выстраивается вокруг денег в системе: надо понимать, откуда возьмутся деньги, которые люди будут платить друг другу. В банках, как правило, это зарплатный проект либо потребительский кредит. У нас же – достаточно серьезные остатки на инвестиционных счетах клиентов, и в этом плане мы единственный серьезный игрок в стране. Иметь доступ к этим деньгам и использовать ядро нашей клиентской базы, в том числе для развития других финансовых направлений, будь то страхование или платежи, – интересный вызов.

На опыте нашего российского бизнеса мы видим, например, что почти все клиенты нашей брокерской компании пользуются картами нашего банка (Банк Фридом Финанс. – Прим. ред.), чтобы иметь постоянный доступ к деньгам на своих брокерских счетах. Это дополнение к нашему основному бизнесу и новый источник дохода, а для клиентов – расширение уровня комфорта и продуктовой линейки.

F: Как построены платежи в российском банке?

– Они основаны на электронных кошельках. В Казахстане также есть законодательство об электронных кошельках. Клиенту брокерской компании открывается электронный кошелек, к нему привязывается банковская карта, которая «видит» его брокерские счета, позволяя напрямую снимать с них деньги. А также пополнять карту – как пополняется брокерский счет. Карта дает доступ к деньгам в режиме реального времени. С инвестиционного счета можно оплачивать покупки в магазине или делать платежи, находясь за границей.

F: По вашему мнению, нуждается ли фондовый рынок в поддерживающих мерах? Например, в 2008 финансисты ждали, что государство начнет выкуп ценных бумаг для поддержания их стоимости.

– В целом я благодарен Национальному банку за сохранение порядка на денежном рынке и что он не допустил кризиса ликвидности во время мартовского ослабления тенге. Несмотря на то что Нацбанк временно поднял базовую ставку в момент максимальной паники, он не «высушил» этим действием рынок и сохранил постоянный доступ к тенге.

Конечно, стимулы, которые дают регуляторы на других развивающихся рынках, более масштабны. Например, в России гораздо активнее развивается ломбардный список. Напомню, что это ценные бумаги, допущенные Центробанком РФ для участия в залоге при операциях РЕПО. Так как главный риск операции РЕПО заключается в потере рыночной стоимости залога в виде ценных бумаг, Центробанк формирует список наиболее ликвидных и надежных ценных бумаг, которые можно использовать в качестве залога.

Очень рад, что Нацбанк РК сделал первые шаги в этом направлении, и надеюсь, что мы увидим расширение операций РЕПО под залог облигаций корпоративного и квазигосударственного секторов по ценным бумагам с рейтингом. Это сильно облегчило бы доступ к деньгам крупному бизнесу и стало бы катализатором развития фондового рынка. Ведь крупный бизнес смог бы прийти на фондовый рынок за деньгами, разместив свои ценные бумаги. Уверен, на эти бумаги нашелся бы покупатель, если бы в конечном счете все понимали, что перезанять под их залог можно будет у Национального банка.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4200 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 августа родились
Айгуль Нуриева
№19 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить