Боливар не выдержит двоих? Как уживутся KASE и МФЦА

И как может измениться финансовый рынок Казахстана после запуска новой биржи

Казахстанский фондовый рынок переживает трансформации. «Дремавшая» много лет KASE показывает рост по всем направлениям. Впервые за шесть лет индекс биржи вырос до отметки 1768,66. Между тем есть сведения, что с появлением новой биржи на площадке Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) роль KASE на фондовом рынке Казахстана может быть пересмотрена в сторону ослабления. Так, источники говорят о наличии группы лоббистов, стремящихся оставить KASE лишь валютные операции.

Долгожданное оживление

Совокупный объем торгов на KASE по итогам первого полугодия 2017 достиг 88,7 трлн тенге, увеличившись относительно аналогичного периода прошлого года на 80%. Рынок акций прибавил 12,7%, рынок ГЦБ – 31%, рынок операций РЕПО – 22,3%, а операции валютного свопа выросли в 3 раза.

Наблюдатели связывают столь резкий подъем с назначением в феврале прошлого года нового председателя правления KASE Алины Алдамберген, которая нашла новые точки роста, структурировала работу биржи и сумела взбодрить эмитентов и инвестиционные компании в плане привлечения розничных инвесторов. Для этого, в частности, была введена новая структура официального списка KASE, которая предусматривает выделение отдельной площадки для ценных бумаг компаний малой и средней капитализации.

Новая редакция листинговых правил делит официальный список KASE на три площадки: основную, альтернативную и смешанную. На момент подготовки статьи на основной площадке в секторе «Акции» находились 60 эмитентов, включая восемь по категории «Премиум» и 52 по категории «Стандарт». В секторе «Долговые ценные бумаги» – 50 эмитентов по категории «Облигации», включая четырех по категории «Коммерческие облигации». На альтернативной площадке в секторе «Акции» находилось 40 эмитентов, а в секторе «Долговые ценные бумаги» – 15 по категории «Облигации». Дополнительно для небольших и средних компаний KASE снизила размеры листинговых сборов – за рассмотрение заявления и вступительный.

С начала года на KASE прошли процедуру листинга акции шести и облигации 11 эмитентов, доведя общее число эмитентов негосударственных ценных бумаг (НЦБ) до 145. По данным биржи, объем первичных размещений на рынке НЦБ достиг в первом полугодии 104,9 млрд тенге, из них на рынке корпоративных облигаций привлечено 82,3 млрд тенге, на рынке акций – 7,6 млрд тенге, в секторе ценных бумаг международных финансовых организаций – 15 млрд тенге.

Одним из заметных размещений на KASE в этом году стал дебют АО «Банк Астаны», где андеррайтером выступила инвестиционная компания Freedom Finance. Эмитент привлек 6,5 млрд тенге, при этом спрос превысил первоначальное предложение в 2,6 раза.

- В Казахстане есть все предпосылки для развития фондового рынка, – говорит Forbes Kazakhstan Алина Алдамберген. – Многие компании, имевшие валютные долги, но не получавшие валютных доходов, обожглись на банковском финансировании. Сегодня мы видим реальный интерес со стороны частных компаний в получении капитала с фондового рынка вместо долгового и ведем постоянные консультации новичков по привлечению инвесторов в акционерный капитал или выпуску облигаций. Важно то, что интерес проявляют не только из Астаны и Алматы, но и из регионов.

«Есть ли инвестор в Казахстане?» – задается вопросом собеседница и сама же уверенно отвечает, что есть. Она считает, что в Казахстане уже создана институциональная база инвесторов, в которую входят пенсионный фонд, банки, страховые компании, паевые инвестиционные фонды. Эти сегменты формируют класс средств, доступных для инвестиций – в районе 10 трлн тенге. Кроме того, есть национальные компании, корпорации, которые также имеют средства обращения и рассматривают варианты хранения денег не только в банках, но и на рынке облигаций. В акционерный капитал со среднесрочной и долгосрочной перспективами могут инвестировать страховые компании, ЕНПФ и другие институциональные инвесторы, располагающие доступом к длинным деньгам.

Проявляют интерес к казахстанскому фондовому рынку и иностранцы, которых, правда, пока всего 4%.

При этом никаких законодательных ограничений для их участия в торгах нет, – отмечает Алдамберген. – В Казахстане инфраструктура соответствует международной, мы выполняем все основные требования IOSCO. Классификатор присвоил нашему фондовому рынку рейтинг Frontier – это начальный уровень. Наша цель – достичь второго уровня, Emerging. Для этого нужно три-пять компаний с капитализацией более $1,3 млрд, free float которых не менее 15%. Свободно плавающий курс и либерализация валютных режимов у нас уже имеются.

По британским лекалам

С начала 2018 в Казахстане, на базе АО «Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА), заработает новая биржа. Эту информацию Forbes Kazakhstan озвучил управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов. Правила МФЦА ориентируются на принципы, нормы и прецеденты права Англии и Уэльса, стандарты ведущих мировых финансовых центров. На территории МФЦА правосудие, основанное на английском праве, будет осуществлять обособленный от судебной системы Казахстана независимый суд МФЦА с привлечением судей международного уровня. Международный арбитражный центр будет рассматривать споры в случае наличия между сторонами арбитражного соглашения.

Напомним, 7 декабря 2015 Нурсултан Назарбаев подписал Конституционный закон «О МФЦА», а в марте 2017 в Конституцию РК были внесены изменения, согласно которым в Астане может быть создан особый правовой режим в финансовой сфере, в соответствии с конституционным законом.

- То есть это дало нам возможность говорить о возможности применения норм английского общего права, в частности коммерческого, как его называют, – отмечает Келимбетов. – До конца года будут приняты около 50 специальных актов, которые составят структуру, аналогичную законодательной базе крупнейших международных центров, таких как Лондон, Дубай, Абу-Даби, Гонконг, Сингапур».

В структуре МФЦА предусмотрен независимый от Национального банка РК регулятор. В совет директоров регулятора вошли известные специалисты с большим опытом. В частности, возглавил его Стивен Глен, ранее работавший в комиссии по ценным бумагам Австралии, а сегодня являющийся одним из топ-менеджеров регулятора Дубайского финансового центра.

Высшим органом управления центра является совет по управлению, который возглавляет президент страны. Туда же входят члены правительства, представитель Нацбанка, управляющий МФЦА и несколько иностранных членов – председатель правления Сбербанка Герман Греф, генеральный директор «Яндекс» Аркадий Волож, председатель правления JP Morgan Internatianаl Джейкоб Френкель и президент Европейского банка реконструкции и развития Сума Чакрабарти.

- Как вы знаете, мы хотим развивать пять основных направлений, – напоминает Келимбетов. – Это рынок капиталов и новая фондовая биржа; управление активами и благосостоянием частных лиц; исламское финансирование и финтех.

В Казахстане на финансовом рынке доминируют банки.

- В мире есть две основные модели финансовых рынков, – поясняет собеседник, – англосаксонская, где банковские институты балансируются фондовыми рынками, например, в соотношении 50 на 50, и европейская, где доминируют банковские институты. Страны со второй моделью, как правило, тяжелее выходят из того или иного финансового кризиса. В Казахстане, по моим оценкам, 95% – это банковская система, 5% – небанковский сектор и фондовый рынок.

Келимбетов уверен, что сейчас благоприятное время для перезапуска отечественного фондового рынка.

- Как правило, фондовые рынки перезапускаются процессами приватизации бирж. Например, недавние кейсы – Южная Корея, Бразилия. Из совсем близкого опыта Восточной Европы – Польша, Венгрия, – говорит он. – Так, приватизация Варшавской биржи показывает, что на развивающихся рынках можно создавать заново фондовые рынки. Задача фонового рынка – в балансировании банков. То есть, когда у банковского сектора возникают проблемы, начинает хорошо работать РЦБ; а когда проседает он, то балансирует банковский сектор. Это типичная англосаксонская модель, которая применяется в США, Великобритании. Сегодня мы работаем с NASDAQ, которая предоставляет нам свою торговую систему и рассматривает возможность стать акционером нашей биржи. Другим акционером МФЦА согласилась выступить Шанхайская фондовая биржа.

В настоящий момент доля государства в экономике Казахстана доходит до 70%. Перед правительством поставлена задача уменьшить ее до 30%. В Польше, Венгрии эта доля сейчас в районе 15%, в Канаде – 3%.

Если взять несколько компаний «Самрук-Казыны» – это нефть и газ, железная дорога, KEGOC, «Самрук-Энерго», «Эйр Астана», телеком – такие компании привлекут иностранных инвесторов, заинтересованных в активах, – считает Келимбетов.

Он видит три барьера для развития фондового рынка в Казахстане: это инфраструктура, ликвидность и зарегулированность.

- Я называю эту ситуацию «неправильная ДНК», – говорит Келимбетов, – и ее нужно перезапустить, потому что изменить не получится – 20 лет безуспешно пытались. Что касается ликвидности, то она придет, если здесь будут IPO без двойного листинга. По инфраструктуре уже почти все решено: она будет современной, высокотехнологичной».

Фото: Андрей Лунин

Мэр для ускорения

Для «перезапуска ДНК» фондового рынка Келимбетов, по его словам, много летает по миру, встречается с именитыми экспертами. Некоторые из них сами приезжают в Казахстан. Так, недавно в Астане побывал лорд-мэр лондонского Сити, доктор Эндрю Пармли, вместе с делегацией банкиров, юристов, торговых представителей и консультантов. Помимо управляющего МФЦА они встретились с премьер-министром Бахытжаном Сагинтаевым, министром финансов Бахытом Султановым, председателем правления АО «НК «Kazakh Invest» Максатом Кабашевым и председателем правления НУХ «Байтерек» Ерболатом Досаевым.

- Лондон неспроста считается главным финансовым центром и одной из столиц мирового бизнеса, у нас есть все необходимые знания, опыт, экспертиза для развития финансовых центров, поэтому мы готовы к сотрудничеству с МФЦА и оказанию любой необходимой помощи в финансовых, юридических, экономических и регуляторных вопросах, – заявляет Пармли. – Мы поддерживаем инициативу МФЦА внедрить английское право, осуществлять свою деятельность по всем международным стандартам и стать главным финансовым центром Центральной Азии, Кавказа и Евразийского экономического союза. Еще в марте 2016 лондонский Сити подписал меморандум о взаимопонимании с МФЦА и ЕБРР. Этот документ предусматривает оказание поддержки во всех аспектах развития МФЦА. Мы готовы предоставлять постоянную помощь в развитии финансового сектора Казахстана. В начале 2018 планируем провести конференцию в Лондоне, которая послужит площадкой для налаживания деловых связей между бизнесменами Казахстана и Великобритании, а также привлечения потенциальных инвесторов. Уже этой осенью британское правительство совместно с коллегами из Казахстана и Китая планируют организовать форум по инициативе «Один пояс – один путь», где МФЦА также будет играть важную роль.

Фото: Андрей Лунин

Взгляд со стороны

Что касается мнений сторонних экспертов, то они настроены не столь оптимистично.

- В 2008 мы с коллегами подготовили план развития РФЦА Алматы до 2015, – вспоминает руководитель Public Policy Research Center Меруерт Махмутова. Тогда мы писали, что одним из показателей достижения высокого уровня конкурентоспособности фондового рынка Казахстана и становления международного финансового центра в Алматы следует считать обеспечение роста доли ценных бумаг иностранных эмитентов, торгуемых на внутреннем рынке, сопоставимой с уровнем ведущих бирж Азии и приближенной к уровню развитых стран (5–10%). К сожалению, фондовый рынок ни на шаг не приблизился к этим показателям. И причин тому много.

По мнению Махмутовой, сложившаяся в Казахстане структура экономики перманентно ограничивала развитие фондового рынка. Во-первых, крупнейшие компании и банки имели возможность заимствовать на международных рынках капитала. IPO на LSE было предпочтительнее для перехода в статус публичной, признания компании и ее акционеров международным бизнес-сообществом. Во-вторых, государство, создавая новые институты развития за счет бюджетных средств, ежегодно с 2002 направляло на их капитализацию миллиарды долларов. В итоге правительство само выступало главным инвестором нацкомпаний и других институтов, у которых не было необходимости выхода на фондовый рынок. В-третьих, кредитование банками экономики, осуществляемое главным образом за счет заимствований за рубежом, до 2007 восполняло недостаток инвестиций с рынка ценных бумаг. После кризиса 2008–2009 основным источником инвестиций для банков стали бюджет и Национальный фонд РК. «Народное IPO» же закончилось, не успев начаться.

- Все это приводило и приводит к тому, что у казахстанских государственных и частных компаний отсутствует острая необходимость осуществлять заимствования на внутреннем фондовом рынке, инвестиционная емкость которого остается небольшой. Поэтому и для иностранных эмитентов наш рынок неинтересен, – констатирует Махмутова. В то же время она отмечает, что сейчас фондовый рынок после нескольких лет стагнации подает некоторые признаки жизни.

- Из пяти направлений стратегии МФЦА только управление благосостоянием состоятельных лиц и активами, как в части обслуживания, так и в области управления репатриированными и привлеченными средствами состоятельных граждан соседних государств, вероятно, имеет перспективы реализации. Но стоило ли для этого создавать МФЦА? – задается вопросом Махмутова. – С момента создания центра более года назад команда МФЦА ездит по всем миру – Лондон, Шанхай, Токио, Гонконг, Нью-Йорк, Сингапур – и подписывает меморандумы о взаимопонимании и сотрудничестве. Больше всего удивляет практика подписания меморандумов с местными госорганами. Таковые МФЦА заключил с Министерством информации и акиматом Астаны, с АО «Самрук-Казына», с Министерством по инвестициям и развитию, с Министерством энергетики, с акиматом Астаны, автономным кластерным фондом «Парк инновационных технологий» и компанией Jumore. Это лишь небольшая часть. Стоит ли ждать от центра чего-то большего? Очень сомневаюсь.

Ряд инвесторов считают создание биржи МФЦА преждевременным шагом.

- По всем задачам, отраженным в Законе о МФЦА, имеется множество вопросов и сомнений в том, что новый финансовый центр сможет их осуществить, учитывая проблемы фондового рынка, – говорит член правления Halyk Finance Мурат ТемирхановНа мой взгляд, сначала надо решить фундаментальные проблемы в развитии фондового рынка и только потом можно думать о международном финансовом центре. Насколько мне известно, профучастники финансового рынка опасаются, что МФЦА фактически превратится в офшорный центр для иностранных финансовых компаний, которые благодаря налоговому и регуляторному арбитражу будут иметь здесь очень сильные неконкурентные преимущества. Мы не получили от МФЦА никаких пояснений по этому поводу. В целом беспокоит отсутствие прозрачности в деятельности центра. Уже видно, что на его создание требуются большие государственные затраты, поэтому нужно четко понимать, какую отдачу они будут иметь. Возникает очевидный вопрос – почему МФЦА не опубликует свой бизнес-план? Никто не объясняет, каким образом он сможет выполнить возложенные на него задачи, как нет никакого анализа с точки зрения уровня затрат против ожидаемых выгод.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Айжан Сулейменова, редактор Forbes Woman

Айша Еркебулан, корреспондент Forbes Kazakhstan

 

Статистика

7121
просмотров
 
 
Загрузка...