Япония возвращается на радары международных инвесторов

20820

Япония проживает переходный период в своей истории и как раз это является интересной возможностью для инвесторов

ФОТО: Depositphotos/ imagex

Япония, вторая в списке крупнейших развивающихся экономик и третья по размеру экономика в мире, возвращается на радары международных инвесторов. Японские ценные бумаги сегодня получают все больше внимания со стороны глобального инвестиционного сообщества, которое рассматривает это островное государство как рынок, где заемные средства доступны и дешевы, а активы не так дороги, как на других основных рынках.

Инвесторы готовятся к переменам на мировых рынках в связи с тем, что Банк Японии все больше отходит от старых политик, которые десятилетиями оказывали давление на иену, тем самым стремясь вернуть японские капиталы домой. Банк, наводнивший финансовую систему страны дешевыми деньгами и годами сохранявший отрицательную базовую ставку, превратил национальную валюту своей страны в идеальный механизм финансирования, чем заставил триллионы долларов японских капиталов отправиться за рубеж в поисках более высокой доходности.

В 1970-х и 1980-х Япония была больше похожа на место действия какого-нибудь фантастического романа: сверхскоростные пассажирские поезда, караоке и переносные плееры, манга и анимэ, PacMan и Pokémon, онлайн-платформы для обмена фотографиями и забавные эмодзи. Однако с подъемом экономики Китая Япония как инвестиционное направление постепенно стала сдавать свои позиции, во многом из-за десятков лет рецессии и социальной дисфункции. Процесс зашел так далеко, что даже биржевые брокеры в отношении этого региона использовали термин «Азия, не включая Японию».

Сегодня управляющим инвестиционными портфелями в своих расчетах и прогнозах приходится учитывать укрепившуюся иену и ожидание серии слияний и поглощений, которые, вероятно, будут сопровождать подъем японского рынка. Триггерами для изменения восприятия японского рынка ценных бумаг стали повысившиеся процентные ставки и укрепление нацио­нальной валюты. Япония – это рынок, который недооценивали на протяжении многих лет, который оказался примером «ловушки стоимости».

Японская иена укрепилась примерно на 11% от 13-летних минимумов относительно доллара США, которых достигла в октября прошлого года. Между тем пандемия коронавируса и война в Украине создали инфляционное давление, которое ждал Банк Японии, дабы поддержать падающие после 20 лет применения механизмов количественного смягчения цены.

Японский фондовый рынок – третий крупнейший рынок ценных бумаг в мире, и относительно прочих развитых экономик он более чувствителен к событиям в мировой экономике.

Многие международные инвесторы, когда речь заходит об инвестициях в японские ценные бумаги, до сих пор придерживаются мнения «Япония потеряла целое десятилетие» и воспринимают Японию как страну с нулевым ростом экономики и фондовым рынком, чьи результаты значительно отстают от американских и даже европейских аналогов. Японские компании в пух и прах разбивают прогнозы аналитиков, в моменте добавляя привлекательности акциям японских компаний, так что биржевые брокеры ожидают притока множества иностранных инвесторов (а не только господина Баффета).

Япония – стареющая страна, страдающая от дефляции, а планом правительства по борьбе с дефляцией оказалось ослабление иены. Такой подход позволил японским корпорациям получить некоторые выгоды, даже находящаяся в упадке компания Sony сумела вновь зафиксировать прибыль и даже перезапустить некогда мегапопулярный аудиоплеер Walkman.

Книга «Жизнь в цифровом мире» Николаса Негропонте, представляющая собой научно-популярное рассуждение о цифровых технологиях и их возможном будущем, стала переломным моментом для Японии и Южной Кореи. Изменение цен на акции корейской Samsung и японской Sony после публикации книги в 1995 году выглядело очень красноречиво: Samsung показал рост на 8642%, тогда как Sony – на 424%. Японские власти и производственные компании придерживались «аналогового» типа мышления, тогда как Корея приложила максимум усилий, чтобы стать флагманом нового цифрового мира.

Спад, настигший японскую электронную промышленность, был очевиден даже простым обывателям, заметившим исчезновение брендов вроде Sony, Sharp, Hitachi, Panasonic и многих других, ранее бывшим неотъемлемым элементом интерьера в каждой среднестатистической семье на планете. Япония старалась не отставать, улучшая существующие технологии. Однако, когда человечество отошло от аналоговых моделей и вступило в эпоху цифровизации, где появилась необходимость придумать кардинально новые приемы и методы, это оказалось скорее недостатком, нежели преимуществом.

Одну из японских проблем зачастую называют «Галапагосским синдромом» с отсылкой к наблюдению, сделанному Чарльзом Дарвином о том, как животные адаптируются к специфическим условиям окружающей среды. Применительно к Японии это означает путь технологического развития, который узконаправленно работает на излишне придирчивый внутренний рынок. Япония выпустила телефоны с выходом во Всемирную сеть примерно за 10 лет до того, как мы впервые узнали об iPhone. Sony изобрели устройство для чтения электронных книг на несколько лет раньше Amazon, однако не сумели извлечь из своей разработки коммерческую выгоду. Sharp были первыми, кто соединил мобильный телефон с фотокамерой. Основатель и генеральный директор Apple Стив Джобс очень тепло относился к Японии и умело монетизировал наблюдения за этой страной и ее культурой к выгоде акционеров Apple.

Структурные реформы важны для Японии, ее технократов и политиков. «Нет роста без реформ», – гласил один старый девиз. Сегодня этот девиз можно немного перефразировать: роста может не быть без Китая. Как в начале XX века Великобритания уступила США звание крупнейшего промышленного производителя в мире, так и Япония уступила Китаю в 2010-х. Глава Китая Си Цзиньпин помнит о вековом притеснении Китая, в том числе со стороны Японской империи, которая в свое время захватила материковую часть Китая.

Япония испытала период некоторого экономического спада, но, кажется, уже извлекла из него необходимые уроки. Рост основывается на производстве: период, который последует за временами восстановления, будет иметь целью определить, как наилучшим образом использовать то, что у Японии уже есть. Будучи и так одной из крупнейших мировых экономик, страна должна научиться больше соответствовать мировым трендам.

Если сила государства определяется его населением, то мощь Японии находится под угрозой. По некоторым прогнозам, к 2050-му Япония может насчитывать 1 млн человек в возрасте старше 100 лет.

Это островное государство ищет пути построения более инклюзивного общества, сфокусированного в том числе на устойчивом развитии в качестве меры защиты от «джунглей свободного рынка». В начале текущего года японские ценные бумаги показали результаты пусть не намного, но все же опередившие показатели американских рынков. Япония проживает переходный период в своей истории: систему, функционирующую с применением принципов устойчивого развития, еще только предстоит построить, и как раз это является интересной возможностью для международных инвесторов.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить