Юань на минимумах 2008 года: почему китайская валюта дешевеет

11965

Курс китайской валюты опустился до 7,3 юаня за доллар — это самый низкий уровень со времен мирового кризиса 2008 года

ФОТО: © pixabay

В начале недели, 21 августа, курс юаня ослаб до 7,3 за доллар. На таком низком уровне юань не торговался последние 15 лет, со времен мирового финансового кризиса. С начала года китайская валюта потеряла к доллару почти 7%, передает Forbes.ru.

Одна из основных причин ослабления китайской валюты в том, что экономический рост Китая в этом году оказался гораздо слабее ожиданий. В начале года, после снятия пандемийных ограничений, китайской экономике прогнозировали быстрый восстановительный рост и укрепление юаня к другим валютам. Однако этого не произошло, и на фоне выхода негативных экономических данных крупные банки начали снижать свои прогнозы по китайской экономике. К примеру, Barclays снизил свой прогноз роста ВВП в этом году с 4,9% до 4,5% в августе, а JPMorgan Chase, который еще в мае прогнозировал экономический рост по итогам года на уровне в 6,4%, в середине последнего месяца лета снизил ожидания по приросту ВВП до 4,8%.

Теперь Китаю все чаще предрекают медленный экономический рост в долгосрочной перспективе и развитие по японскому сценарию. Международный валютный фонд оценивает рост ВВП Китая ниже 4% в ближайшие годы. Это меньше половины темпов роста, которых достигала китайская экономика в допандемийную эру. Лондонская исследовательская фирма Capital Economics более пессимистична в этом вопросе: по мнению экспертов компании, трендовый рост в Китае замедлился с 5% в 2019 году до нынешних 3%. Причем к 2030 году, согласно оценке Capital Economics, индикатор упадет до 2%.

Как сложная экономическая ситуация в Китае отразится на динамике юаня?

Низкие ставки и экономические проблемы

Юань продолжает падать в августе на фоне выхода новой негативной статистики. Согласно опубликованным на прошлой неделе данным Национального бюро статистики Китая, промышленное производство в июле в годовом выражении замедлилось с июньских 4,4% до 3,7%, розничные продажи выросли лишь на 2,5% после 3,1% — почти в два раза ниже, чем в консенсус-прогнозе от Reuters (4,5%).

Экспорт Китая в июле сократился на 14,5% в годовом выражении — это самое сильное снижение показателя с начала пандемии коронавируса в 2020 году. Импорт за тот же период сократился на 12,4%. Экономисты, опрошенные агентством Reuters, прогнозировали падение на 12,5 и 5% соответственно. Так как экспорт снижается быстрее, чем импорт, сокращается и положительное сальдо торгового баланса (объем экспорта в денежном выражении за вычетом импорта). По итогам июля этого года оно составило $80,6 млрд, что значительно меньше $102,7 млрд в июле 2022 года. Чем объем экспорта меньше, тем меньше и объем китайской валюты, которую покупают страны — торговые партнеры Китая. Таким образом, снижение профицита торгового баланса оказывает давление на юань.

Опрошенные WSJ эксперты считают, что Китай столкнулся с серьезными фундаментальными экономическими проблемами. По их мнению, страна вступает в эпоху гораздо более медленного роста, чему способствует неблагоприятная демографическая ситуация и геополитическая напряженность. Со времен пандемии не решил своих проблем и китайский сектор недвижимости: один из крупнейших застройщиков в стране Evergrande Group объявил о банкротстве на прошлой неделе. «Все эти факторы, безусловно, накладывают свой негативный отпечаток на курс юаня», — указывает аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов.

Другой важный фактор слабости юаня — расхождение монетарной политики Китая и западных стран, считает управляющий директор Газпромбанк Private Banking Егор Сусин. «Китай в условиях низкой инфляции вынужден снижать процентные ставки для стимулирования экономического роста, в то же время США и страны Европы вынуждены их повышать для борьбы с высокой инфляцией», — объясняет он. Только в августе китайский регулятор снизил годовую ставку по среднесрочным кредитам на 15 базисных пунктов, до 2,5%, а также изменил уровень ставки по кредиту сроком на один год, с 3,55% до 3,45%. В то же время ЕЦБ и ФРС на последних заседаниях повышали свои ключевые ставки. «Более привлекательная доходность инвестиционных бумаг в западных странах приводит к тому, что финансовые потоки направлены больше в западные страны, нежели в Китай, что дополнительно давит на юань», — объясняет Сусин.

Ослабление юаня может стать следующим «черным лебедем» для мировых рынков, считают в хедж-фонде EDL Capital, который управляет активами на $1 млрд. Там указывают на то, что снижение курса китайской валюты может продолжиться из-за слабого потока иностранных инвестиций в Китай: помимо геополитики, дело здесь в местном рынке труда, который становится все менее привлекательным по сравнению с рынками других азиатских стран, в частности, Вьетнама и Индии. Кроме того, валютные резервы Китая, которые используются для поддержки курса, «могут быть меньше, чем это принято считать».

Поддержка экспорта vs оттоки капитала

Слабеющий юань может оказать поддержку китайским экспортерам, которые в этом году сталкиваются с проблемами, пишет WSJ. «Дешевый юань, безусловно, более выгоден китайской экономике, и прежде всего экспортерам и государству, чем дорогой, так как при дешевом юане китайские товары в долларовом эквиваленте стоят дешевле», — отмечает ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова. Она допускает, что в связи с этим китайское правительство может допустить дальнейшую девальвацию китайской валюты. «Однако, если это и произойдет, процесс обесценивания будет управляемым и контролируемым Народным банком Китая», — указывает Мильчакова.

Однако резкое обесценение китайской валюты может привести к массовому оттоку капитала, что только негативно отразится на и так слабой экономике страны, напоминает WSJ. В 2015 году общий объем оттока капитала из Китая составил $1 трлн. Тогда на сдерживание падение курса было направлено около $1 трлн валютных резервов. Повторение такого сценария, вероятно, будет сдерживать китайские власти в решительных действиях по обесценению национальной валюты, констатирует WSJ. Юань «должен быть достаточно слабым, чтобы поддержать экспортную отрасль, но не должен снижаться резко, поскольку это усилит отток капитала из страны», — соглашается глава отдела валютной стратегии Commerzbank AG Ульрих Лейхтманн.

Скоро ли дно?

Риск дальнейшего ослабления курса юаня есть на фоне потенциальной более жесткой риторики ФРС и ЕЦБ, указывает Сусин из «Газпромбанк Private Banking». Фактор разнонаправленного движения ставок западных стран и Китая будет оказывать влияние на курс юаня до того момента, пока страны ЕС и США не развернутся в своей монетарной политике, считает он. «Но мы видим, что уже сейчас китайский ЦБ предпринимает меры по поддержке валюты. Хотя пока они незначительны, вероятно, в будущем он может начать действовать более агрессивно, если это потребуется», — продолжает эксперт.

В последние недели власти Китая все больше валютных резервов тратят на поддержку курса юаня, говорит макростратег из DBS Bank Ltd в Сингапуре Вэй Лян Чанг. По сообщениям Reuters, на прошлой неделе китайские государственные банки активно продавали доллары США в попытке замедлить снижение курса. Также в прошлую пятницу Национальный банк Китая установил средний фиксированный курс юаня на уровне 7,2 за доллар (именно по такому курсу ЦБ будет менять валюту). 21 августа в 17:30 по мск курс юаня составлял 7,27 за доллар. «Это подчеркивает стремление властей к стабилизации юаня и сдерживанию чрезмерных спекуляций в валюте», — считает Вэй. По его словам, на уровне 7,3 за доллар юань найдет поддержку.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить