Реформа Налогового кодекса: платить, нельзя откладывать

14760

Известный казахстанский эксперт, экономист Алмас Чукин – об особенностях налогообложения в Казахстане

Фото: © Depositphotos.com/4eX

На днях прошло обсуждение в Минэке [Министерстве национальной экономики РК] подходов (еще не документ) к реформе Налогового кодекса.

Тема тяжелая, и симпатий тут не заработаешь ни с одной стороны. Поговорил после встречи с министром [Алибеком] Куантыровым. Сошлись в одном: задача понятная – бюджет несбалансированный, расходы растут, и для здоровья экономики доходы надо приводить в соответствие с расходами.

Глава МНЭ сказал, что в министерство пришло заявок с обоснованиями на расходы больше 50 трлн тенге. Для сравнения, по расходам бюджет этого [2023] года – 21 трлн тенге (из которых 8 трлн тенге дефицит, частично перекрытый 4,5 трлн тенге трансфером из Нацфонда). Везде и во все времена все хотят денег из казны.

У налогов есть три основные функции: главная – фискальная, сбор денег для финансирования государственных расходов; вторая – регулятивная; третья – перераспределение доходов (богатые люди и регионы платят больше, бедные – получают).

Есть четыре принципа налогообложения – простота исполнения, прозрачность, нейтральность и стабильность. Нарушение любого из этих принципов приводит к неэффективному регулированию поведения субъектов налогообложения.

И отдельная «гора» – это администрирование, то есть сам процесс учета и сбора налогов.

В Казахстане, по большому счету, бюджет пополняется за счет пяти налогов: НДС, налог на компании КПН, индивидуальный подоходный налог, соцналог и акцизы. Но, по сути, только два основных плательщика: природная рента, взимаемая с добывающих минералы предприятий, в первую очередь это нефть. Второй плательщик – это гражданин, который в итоге всего платит: НДС, ИПН, акцизы и соцналог.

Так с кого же собрать недостающие в бюджете 4-5 трлн тенге? С нефтяников больше не соберешь, их и так уже обложили по полной, а основные защищены стабильными контрактами СРП (соглашение о разделе продукции – F). С компаний берут 20% от прибыли, и это уже достаточно. Остается только гражданин.

Главный налог на потребление – это НДС. У нас бизнесмены так много шумят по поводу НДС, можно подумать, они его платят. На самом деле они его собирают, но платит потребитель. Бизнесмен платит НДС поставщику, который отправляет его в бюджет, сам получает с потребителя цену товара плюс НДС и тоже отдает его в бюджет.

Есть два фактора, которые «портят настроение» бизнесмену.

Во-первых, цена товара с НДС увеличивается на величину НДС, и, естественно, такой товар становится дороже и его тяжелее продать. С другой стороны, цена у всех увеличивается одинаково, и тут особой разницы нет.

Во-вторых, тяжело находить деньги на НДС при импорте, особенно в инвестиционных продуктах. Платить НДС надо сразу, а отработаешь его на продаже готовой продукции не скоро. Получается отвлечение значительных средств в виде финансирования государства авансом.

Наш ВВП сейчас – около 100 трлн тенге, то есть цель – сбор налогов на дополнительные четыре-пять процентных пунктов. Единственным выходом остается увеличение НДС. Вопрос – на сколько и как быстро. У соседей по Центрально-Азиатскому региону НДС 12%, в РФ – 20%. С точки зрения конкурентоспособности размер НДС можно расположить где-то посередине. Если за четыре года поднять два раза по 2%, мы выйдем на 16%, и это даст большую часть покрытия дефицита. В какой-то степени повышение НДС может защитить отечественных производителей от импорта. Если привозной товар для потребительского рынка не получит никаких вычетов, для них это прямая наценка, а наши производители могут брать НДС к зачету.

Вторым источником может быть прогрессивная шкала налогообложения доходов граждан. Здесь в силу того, что эти доходы не такие значительные и число людей с высокими доходами очень мало, больших резервов нет. Еще надо обратить внимание, что по факту у нас и так нормальная нагрузка. Давайте посчитаем, и, поскольку важны детали, надо начать с конца.

Медианная зарплата по стране сегодня составляет 240 тыс. тенге (средняя – 365 тыс. тенге):

  • обязательные пенсионные взносы – 10% от оклада (ОПВ в ЕНПФ), это 24 тыс. тенге (10% от 240 тыс.). Есть потолок – 50 минимальных зарплат (МЗП) – 350 тыс. тенге, то есть при зарплате выше 3,5 млн тенге в месяц ОПВ уже не берутся;
  • взносы на обязательное медицинское страхование (ВОСМС) – 2% от оклада – 4800 тенге (2% от 240 тыс.). Есть потолок 10 МЗП, то есть выше зарплаты в 700 тыс. тенге платить уже не надо;
  • индивидуальный подоходный налог (ИПН) – 10%, надо вычесть из оклада необлагаемый доход 14 МРП (48 300 тенге), потом минус уже взятые ОПВ, ВОСМС. Получается (240 000 – 48 000 – 24 000 – 4 800)*10% = 162 900*10% = 16 290 тенге.

Таким образом, если вычесть из 240 000 – 24 000 – 4800 – 16 290 тенге (все налоги и налогоподобные взносы), то на руки остается 194 910 тенге, что равно 81,2%, или, другими словами, налоговая нагрузка 18,8%.

Не будем здесь разбирать еще три налога на зарплату, которые платит работодатель: социальный налог (9,5%), социальные отчисления (3,5%) и отчисления на обязательное медицинское страхование (ООСМС, 3%). Итого еще 16%, которые будем считать нагрузкой на бизнес, но их работник в ведомости не видит.

Это со средней зарплаты. Если человек получает свыше 700 000 тенге, его вычеты сокращаются на 2% ВОСМС. Если человек получает свыше 3,5 млн тенге, с превышения перестают брать ОПВ. То есть технически вроде выходит, что чем больше получаешь, тем меньше эффективная реальная налоговая нагрузка.

Это так и не совсем так. НДС – справедливый налог на потребление. Чем больше потребляешь, тем больше платишь НДС в бюджет. Но дело тут посложнее. Человек не может потребить больше, чем может. За определенным порогом начинаются накопления, депозиты и прочее, а там НДС нет. Таким образом, до какой-то степени богатые несут повышенную нагрузку: к примеру, купил «роллс-ройс» и отдал $100 тыс. НДС в бюджет, но потом уже – нет.

Или возьмем акцизы на алкоголь и сигареты. Это налог прежде всего на простой народ. И очень опасный налог, поскольку его бездумное повышение приводит только к уклонению от налогов и контрабанде. В литре простой водки и французском коньяке один и тот же акциз в несколько сотен тенге, и бьет он, естественно, больше по простому потребителю.

Подводя итог, можно сказать, что избежать повышения подоходного налога, скорее всего, не удастся, но и тут очень важна мера, иначе можно породить опять «конверты» и уход от налогов. 12, 14, 16 процентов для среднего класса, выше среднего и топ-менеджеров выглядят разумно. Гораздо важнее здесь убрать огромные дыры в подходах. У нас надавали льгот, которые не работают для экономики. К примеру, прирост стоимости акций, листингованных на KASE, не облагается налогом. Хоть миллиард долларов прироста – ни одного тенге налогов. Сделано это было для развития рынка капитала, но на самом деле не дало, по сути, ничего, кроме псевдопубличных компаний на бирже и нулевых налогов для олигархов.

И самое главное – нужна прозрачность, ясность и предсказуемость изменений в налогообложении. Люди скромных доходов не должны, по возможности, пострадать от повышения. Или, скажем так, они должны получить больше, чем пострадают.

И еще: снижение неэффективных расходов – это, по сути, повышение доходов. Когда видишь строительство ненужного ЛРТ за триллион тенге, как-то пропадает желание платить налоги. Или наше сельское хозяйство, которое практически освобождено от налогов (платит 200 с лишним млрд тенге, а получает субсидии на 700 млрд тенге), но не показывает больших успехов.

Налоги нужны на содержание и развитие государства и общества, но с ними надо как можно меньше играть в экономические игры, помня, что у палки два конца.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить