Открытый банкинг внедряют в РК: что он даст казахстанцам?

358040

Клиенты банков смогут синхронизировать счета «под один ключ», а сторонние компании - получать о них информацию через технологию Open API и создавать инновационные продукты и услуги

Иллюстрация: © Depositphotos/denisismagilov

Казахстанцы в ближайшие три года получат возможность самостоятельно управлять своими персональными банковскими данными. А сторонние поставщики услуг получат к ним оперативный доступ с согласия клиента через открытые программные интерфейсы.

До 2025 года на финансовом рынке планируется внедрить инновацию Open banking (открытый банкинг), которую уже адаптировали около пятидесяти стран. Так, в Европе действует директива о платежных услугах (PSD2), документ - катализатор открытого банкинга в Европейской зоне. Аналогичный закон и разработка цифровой инфраструктуры в Казахстане – в процессе формирования. Над большим проектом впервые совместно работают сразу три структуры: Национальный банк, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка и Агентство по защите и развитию конкуренции. Создающаяся «интернет-платформа открытых данных» через технологию API позволит финтехкомпаниям предлагать инновационные продукты и услуги, например сервис по анализу финансовых привычек и любые другие приложения, работающие с персональной информацией клиента. Отпадет необходимость распечатывать в отделениях БВУ выписки по транзакциям, чтобы предоставить их, к примеру, в визовый центр, и так далее.

Когда открытый банкинг запустят в пилотном режиме, какие бизнес-процессы будут улучшены и как это изменит финансовый рынок – в интервью Forbes.kz рассказала управляющий директор Национальной платежной корпорации (дочерняя организация Нацбанка РК) Жанар Самаева.

F: Жанар, расскажите доступно, в чем суть открытого банкинга?

- Открытый банкинг представляет собой новый этап в развитии банковской индустрии, который способствует конкуренции, инновациям и повышению качества услуг для клиентов. Эта инициатива потребует от банков предоставлять информацию через открытые API и обеспечивать безопасный обмен данных с третьими сторонами.

В экосистеме Open banking есть участники – это БВУ, сторонние организации и мы, как оператор, предоставляем технологическую инфраструктуру и регуляторный фреймворк (платформа, определяющая структуру программной системы - F).

Жанар Самаева
Жанар Самаева
ФОТО: © Максим Морозов

В целом концепт открытого банкинга - больше про клиента, который приобретает гибкость в управлении своими финансовыми данными. Он может позволить той или иной организации получить информацию о его счете, о транзакциях, об остатке, о балансе.

Например, если дать разрешение сторонней организации на доступ к информации о своем счете, то можно в одном мобильном приложении подтянуть все свои банковские счета, управлять, видеть все транзакции, движения твоих денег, получать персональную аналитику - куда тратишь, сколько, настраивать автоплатежи и т.д.

Или, скажем, для получения визы нужно предоставить баланс на текущем счету. Сейчас надо идти в банк, где у тебя есть счета, получать распечатку за последние полгода. А при внедрении открытого банкинга этот процесс изменится. Можно будет в автоматизированном формате дать поручение своему банку или дать согласие визовому центру, который сам запросит информацию по твоему счету у банка. И это будет твое целевое разрешение.

F: А каким образом это согласие будет выдаваться?

- Оно цифровое. Мы создаем цифровую финансовую инфраструктуру для участников финрынка. Она разделена на компоненты, каждый из которых, можно сказать, - отдельный сервис. Участник – финорганизация - может взять тот или иной сервис, компонент и составить свой новый финансовый продукт. Например, использовать сервис биометрической идентификации. Таким образом, финорганизация может теперь оказывать услугу удаленно, используя наш сервис удаленной идентификации. Мы сами идентифицируем человека.

Второе - сервис управления цифровыми согласиями. Человек может как дать свое согласие, так и отозвать его, а мы как регулятор храним этот реестр и управляем им. Но важно, что согласиями гражданин управляет сам. По сути открытый банкинг – такой регуляторный фреймфорк.

F: Какие банковские данные клиента будут открытыми?

- У нас запланировано поэтапное внедрение. Начинаем с передачи информации о счете клиента, остатке на счете и информации о транзакциях. Пока с ограниченным количеством участников - пилотируем только физлица. Естественно, с последующим масштабированием. К концу 2023 года клиент у себя в одном мобильном банковском приложении уже сможет увидеть информацию по всем своим счетам.

F: Сторонние компании смогут получать доступ к информации о счете исключительно с согласия клиента и никак иначе, верно?

- Именно так. Только для целевого использования сторонняя организация может получить информацию, то есть для получения клиентом определенной финансовой услуги. При этом клиент может отозвать это согласие: «Я больше не хочу видеть все свои счета в этом мобильном приложении». Как видите, происходит смена парадигмы – мы передаем управление личными данными клиенту.

F: А как это будет выглядеть в смартфоне клиента?

- Это будет личный кабинет. Мы - за омниканальность. Естественно, так как мы ведем реестр цифровых согласий, то будет личный кабинет у клиента, который может встроиться и в мобильное приложение банка. Можно зайти и видеть историю всех своих согласий и там же их отозвать. Банки в свои приложения смогут внедрить эту опцию. Используя, естественно, наш Open API.

F: Что такое Open API в этом процессе?

- Open API - это технология. Каждый банк будет создавать этот программный интерфейс самостоятельно, но мы как регулятор задаем стандарты. Open API подразумевает и пропагандирует интероперабельность - взаимодействие между банком и сторонними организациями. То есть API - это такая интеграционная связь. И мы задаем стандарт, чтобы любая организация могла в однообразном интероперабельном формате получить информацию, которой владеет банк.

F: Жанар, кто особенно ждет внедрения открытого банкинга? Чьи бизнес-процессы значительно упростятся?

- Технология Open API очень обширна. Она используется во многих индустриях и в общем для всех будет полезна. Но пока ограничена теми участниками, которых мы регулируем. Например, платежные организации очень ждут этот регуляторный фреймфорк, потому что тогда они смогут развивать и создавать новые финансовые продукты, расширять сферу своей деятельности и доставлять новую ценность для конечного потребителя, чего банки не могли делать ввиду какой-то негибкости. Это нужно любым технологическим компаниям.

Пилот мы начинаем с банков второго уровня, дальше будем принимать результаты по масштабированию и подключению иных организаций: финтехкомпаний, микрофинансовых организаций и так далее. Открытый банкинг может масштабироваться до другого концепта – это Open finance. Когда можно подключать уже не только банки, но и пенсионные фонды, инвестиционные фонды и пр. Есть еще более обширный термин Smart data, или «открытые данные». Это уже когда идет кросс-индустриальный обмен данными с подключением телекоммуникационных компаний. Но на данный момент мы развиваем открытый банкинг, и, повторюсь, начинаем пилот непосредственно с коммерческих банков.

F: Возможна ли здесь оптимизация затрат для банков и потребителей?

- Здесь многое зависит от стратегии банков. В идеале для таких банков, чьей генеральной стратегией является фокус на банковские услуги, открытый банкинг позволяет снизить затраты на разработку и поддержку собственных приложений и систем, так как они могут использовать сторонние разработки, внедрять инновационные решения и предоставлять услуги через API. Банки могут сотрудничать с финтехкомпаниями и другими сторонними разработчиками для создания новых продуктов и услуг, не вкладывая значительные ресурсы в разработку с нуля. Это создает новые бизнес-модели и позволяет сократить время на выход на рынок и снизить затраты на инновации. Ну и расширяется спектр партнерской сети. То есть у тебя открываются новые возможности.

Если говорить о сторонних организациях, то оптимизация затрат идет как раз за счет интероперабельности, стандартизации интеграции с банками. А это позволяет сократить время выхода твоего цифрового продукта на рынок. И, в принципе, улучшает эффективность взаимодействия между системами.

F: Какова мировая практика внедрения открытого банкинга и как эта инновация добралась до нас?

- Это мировой тренд, к которому мы бы рано или поздно пришли. С чего начался открытый банкинг? В Евросоюзе в 2016 году была принята вторая платежная директива, которая обязала все банки делиться информацией о клиентах через API с согласия клиента. И это стимулировало рынок в развитии открытого банкинга. Сейчас инновация внедряется более чем в пятидесяти странах. Где-то это делается регуляторно: в Великобритании, в Бразилии применяется обязательность исполнения стандартов Open API. Где-то, как, например, в США – добровольно, когда участники рынка, финтехи сами, в добровольном формате, определили некий стандарт и обмениваются этой информацией. В Англии уже более 6 млн пользователей открытого банкинга. В Индии - больше миллиарда счетов охвачено! Россия опубликовала концепцию Open banking и сейчас идет уже в сторону Open Finance - это более обширная тема. Кыргызстан, Узбекистан – пока нет.

F: У нас, как я понимаю, открытый банкинг внедряется регуляторно, как, например, в Великобритании. Почему не добровольно, как в США? В чем преимущество такой реализации?

- Еще в 2017-18 годах Национальный банк, анализируя международные процессы цифровой трансформации как банковской, так и всей финансовой системы, предпринимал меры по созданию устойчивой регуляторной среды: обсуждал это с участниками финансового рынка, рекомендовал стандарты и техспецификации для развития открытого банкинга.

Однозначно мы ориентируемся на мировых лидеров в сфере Open banking, но нужно развиваться, ориентируясь не только на международный рынок, а также учитывая местную финансовую среду - страновые отличия, готовность к инновациям и т. д. По некоторым аспектам Казахстан уже опережает ряд стран в развитии цифровых инструментов, упрощающих процессы и на государственном, и на частном уровнях. Именно благодаря сформированной в Казахстане технологической инфраструктуре и ее уникальности – это наличие ИИН, эталонной базы ГБД ФЛ (государственная база данных физлиц – ред.) и пр. – мы эффективно можем реализовать Open banking.

Таким образом, я думаю, наш банковский сектор, рынок готовы к внедрению этой технологии. Мы в какой-то момент перейдем к обязательности, учитывая местную специфику финрынка. Главное, сначала протестировать нашу инфраструктуру.

F: Открытый банкинг – это больше про упрощение бизнес-процессов или это скорее - про прозрачность в банковском секторе?

- Это про полное изменение подходов, которые в последующем могут улучшить конкуренцию на финрынке. Возможность в сводном формате обмениваться данными не только улучшит существующие финуслуги, но и создаст абсолютно новые продукты, услуги и сервисы. Это больше про стимулирование рынка, предоставление большего спектра финуслуг для клиентов. И увеличение игроков на финансовом рынке в том числе.

F: Как проект будет масштабироваться, кто первый ощутит перемены?

- На сайте Нацбанка опубликовали «Концепцию развития открытого банкинга на 2023-2025 годы». Формат, который мы выбрали, – поэтапное внедрение. Это нормальная практика в международном пространстве, просто какие-то страны начинают с передачи открытых данных – допустим, информации о банкоматах и так далее. Мы начнем с обмена информацией о счете клиента. В конце 2023 года у нас запланирован первый этап среди БВУ по агрегации банковских счетов.

Банки в своих мобильных приложениях реализуют такой функционал, где клиент сможет подтянуть другие счета других банков с дальнейшим привлечением других бизнес-процессов. Например, дальше мы пойдем в переводы, где клиент сможет в этом приложении осуществлять переводы между счетами. До 2025 года мы рассчитываем полностью внедрить открытый банкинг.

Сейчас активно ведем подготовительные работы к запуску пилота: разрабатываем необходимую инфраструктуру, уже создали стандарты Open API и сформировали рабочую группу среди участников финансовой среды, банков и регулятора. Оператор проекта - Национальная платежная корпорация Казахстана. Часто обмениваемся опытом с регуляторами других стран, при этом не подразумевается импорт каких-то вендорских решений, разработка наша внутренняя – Нацбанка.

F: Какие нужны изменения в действующее законодательство? Все-таки речь идет об открытии персональных банковских данных.

- Регуляторная среда обмена информацией между банками и сторонними сервисами в Казахстане сейчас находится в серой зоне. Поэтому наша цель как раз-таки создать прозрачные правила игры, когда эти организации в свободном, но безопасном формате будут обмениваться данными. Что это подразумевает? То, что развитие регуляторной среды должно стремиться к созданию стандартов и протоколов, определению требований к безопасности данных, установлению процессов авторизации и аутентификации клиентов, а также урегулированию ответственности за обработку и защиту данных клиентов.

F: А как будет обеспечена безопасность данных клиента?

- Открытый банкинг никому не дает доступа к финансам клиента, только к информации о счете. Это разное. Что касается безопасности самих данных, то здесь важны правильно выстроенные методы аутентификации, идентификации, стандарты информационной безопасности, требования к участникам, к самому мобильному приложению, то есть к инфраструктуре участника, и так далее. Это все решается регуляторными внедрениями.

Важным аспектом обеспечения безопасности является аутентификация клиентов - это процесс проверки и подтверждения личности пользователей, позволяющий им получить доступ к своим финансовым данным и пользоваться услугами, предоставляемыми третьими сторонами.

В открытом банкинге, основанном на концепции PSD2, в Европейском союзе применяется принцип сильной аутентификации клиентов (Strong Customer Authentication, SCA - F). SCA требует использования не менее двух факторов аутентификации.

В нашем случае мы также применяем двухфакторную аутентификацию клиентов. Это обеспечит дополнительный уровень безопасности и защитит клиентов от мошенничества и несанкционированного доступа к их финансовым данным.

F: В 2023 году Нацбанк анонсировал внедрение цифрового тенге. Пересекаются ли эти два проекта и какую значимость оба имеют для развития финрынка?

- В дальнейшем Нацбанк может предоставлять доступ к цифровой валюте, используя программные интерфейсы Open API, то есть любой участник рынка сможет иметь доступ к цифровому тенге от центробанка через Open banking и создавать уже свои финансовые продукты с использованием инструмента цифрового тенге. В дальнейшем такое открытое предоставление доступа к цифровому тенге простимулирует рынок в части создания абсолютно новых финансовых сервисов для конечного потребителя.

F: Таким образом, это два равных по своей значимости проекта?

- Естественно. Проекты, которые мы внедряем, очень значимы.

F: Какие возможные риски вы видите?

- Когда внедряется любой инновационный проект, всегда есть риски. Невозможно знать наверняка, что в итоге получится. В нашем случае большой бизнес-риск, который я бы хотела озвучить, это замедленная адаптация открытого банкинга - если конечные пользователи – финтехи, банки не увидят ценности в нем и не смогут донести эту ценность до потребителя. Нам со своей стороны нужно оценить все риски, правильно вести коммуникацию, предоставить безопасный регуляторный фреймворк и в целом стараться точечно минимизировать каждый риск.

Но, повторюсь, что общесистемный успех открытого банкинга зависит от того, как справятся все участники экосистемы – регуляторы, финансовые организации и даже сами клиенты.

Думаю, что благодаря своевременным инициативам регуляторов и нашему прогрессивному и гибкому рынку положительный эффект от внедрения открытого банкинга будет незамедлительным и его оценят в первую очередь граждане нашей страны.

F: Как банки второго уровня взаимодействуют с вами по проекту? И, как вы считаете, насколько они консервативны?

- Нельзя сказать, что существует единая позиция. Есть банки, которые видят в проекте потенциал, видят, как можно начать взаимодействовать с финтехорганизациями, делегировать им свои цифровые продукты. А есть, конечно, банки, которые хотят сохранить статус-кво и считают, что существующие методы банковских услуг достаточно эффективны и не требуют изменений. Но мы со своей стороны точно будем ориентироваться на выгоды конечного потребителя. Потому что очень важно в Казахстане расширить и улучшить клиентский опыт, снизить стоимость финансовых услуг.

F: А какие банки будут участвовать в пилоте?

- Сейчас собираем кандидатов. Желание уже изъявили 12 банков - это будет довольно большой пилот. Какие именно – скажем позже. Но интерес есть.

F: Каким вы видите финансовый рынок Казахстана через три года, когда завершится внедрение цифрового тенге и открытого банкинга?

- Клиент не привязан к определенному мобильному приложению, к определенной организации, банку и спокойно передвигается между ними. Есть сквозное взаимодействие всех кросс-индустриальных услуг: финтех, электронная коммерция и иные услуги.

F: Как вы оцениваете темпы цифровизация финансового рынка Казахстана?

- У нас цифровизация финансового рынка происходит достаточно активно. Банки уже давно перешли на стадию оказания небанковских услуг, то есть стерты границы между банковскими услугами, электронной коммерцией. И исходя из сложившейся ситуации финтеху сложно конкурировать, войти в этот рынок. Нацбанк, АРРФР (Агентство по регулированию и развитию финансового рынка - F), АЗРК (Агентство по защите и развитию конкуренции - F) создают инициативы, концепции по урегулированию конкуренции на финрынке. Нам важно сделать устойчивое развитие цифровой финансовой инфраструктуры на основе того фундамента, который мы создаем.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube