Китайский золотой нестандарт

5594

Китайские компании интересуются золоторудными месторождениями в Казахстане и Монголии, но покупали их пока в Африке и России

Фото: © shutterstock.com

Март 2024 года стал рекордным для рынка золота. Цены несколько раз обновляли исторические максимумы. 20 марта золото стоило $2218,65 за унцию. Предыдущий максимум был зарегистрирован 8 марта.

Драгоценный металл дорожает с 2018 года. Несколько факторов разогревают рынок. Первый − промышленное потребление. Спрос со стороны ювелиров остается стабильным. Потребление золота в стоматологии и электронике колеблется, но есть мощный драйвер роста – Китай. Как отмечала недавно China Daily, восстановление китайской экономики в том числе увеличило скупку золота компаниями. По данным China Gold Association, в прошлом году КНР скупил драгметалла на 8,78% больше, чем годом ранее, и тенденция продолжится.

Второй фактор – скупка золота нацбанками нескольких стран. В первую очередь это развивающиеся государства «второго эшелона» – Турция, Индия, Польша. Они ожидают системного уменьшения роли доллара в мировой экономике на фоне ослабления американской валюты и политической неопределенности в США в преддверии выборов президента. Недавний опрос центральных банков, проведенный Всемирным советом по золоту (WGC), показал: 62% центральных банков собираются наращивать долю золота в своих резервах.

Хотя лишь четверть опрошенных банкиров сообщили, что будут это делать в текущем году, рынок реагирует на ожидания ростом цен. Тем более, что в числе активных скупщиков − Народный банк Китая. За 2023 год он накопил 224,88 метрические тонны золота — около четверти суммарной годовой закупки мировых центробанков. К концу 2023 года золотой запас страны составил 2235,41 тонны. Это лишь седьмое место по золотым запасам в мире – например, у России на конец 2023 года запасы составляли 2 350 тонн, а у США (первое место) – 8 133 тонны. Однако Народный банк КНР не скрывает, что продолжит агрессивно приобретать золото – оно составляет лишь 4,3% от общих резервов КНР на фоне среднемировых 15%. 

Интересно, что если Народный банк Китая выступает главным покупателем золота среди нацбанков мира, то главным продавцом в прошлом году выступил Нацбанк Казахстана, продавший 57,43 тонны драгметалла. Впрочем, даже после этого доля золота в резервах нашей страны составила 54,2%, что намного больше в процентном выражении, чем доля золота в резервах по миру в целом, не говоря уже о Китае. 

Неудивительно, что на спрос со стороны Народного банка Китая и промышленности реагируют китайские производители. В прошлом году они добыли 375,155 тонны драгоценного металла – первое место в мире (более 10% мировой добычи). При этом собственные геологические запасы золота у КНР сравнительно скромные – около 2000 тонн. Для сравнения, Австралия — 9600, ЮАР — 6000, Российская Федерация — 5300.

Вероятно, на самом деле китайские компании добыли еще больше золота, чем сообщается. Китайская экспансия в мировой золотодобыче идет нестандартно – тихо и незаметно, но верно. Крупнейший добытчик КНР China National Gold Group Corporation (China Gold, подконтрольна Комитету по контролю и управлению государственным имуществом Китая) за последние годы приобрела активы в России (70% Ключевского золоторудного месторождения) и Кыргызстане (Куу-Тегерек). Zijin Mining Group приобрела в 2015 году золотую шахту Porgera в Папуа-Новой Гвинее, а в 2020-м за $1,3 млрд – канадско-колумбийскую  Continental Gold Inc, владеющую Buritica – крупным месторождением золота в Колумбии.

В конце ноября 2023 года в мировые СМИ попала информация, что китайская  Zhaojin Mining намерена полностью выкупить западноафриканскую золотодобывающую компанию  Tietto Minerals – 93% акций Tietto были оценены в $400 млн. При этом подавляющее большинство китайских проектов по добыче золота в Африке непубличны. Однако их масштабы настолько велики, что известный британский аналитик Доминик Фрисби уверенно предположил, что контролируемые Китаем запасы золота превосходят чьи-либо другие, включая США. Конкуренцию китайцам составляют компании из ОАЭ (впрочем, иногда они действуют как партнеры). После начала очередного конфликта между Израилем и ХАМАС страны Персидского залива тоже начали переводить свои резервы в золото.

В свою очередь исполнительный директор China Gold Сун Синь не раз заявлял, что приоритетными для компании являются регионы, близкие к Китаю, в частности Монголия и Центральная Азия. Тут уже начинается распродажа – попавшие под санкции российские миллиардеры избавляются от своих активов.  29 января 2023 года группа «ИСТ» российского миллиардера Александра Несиса объявила о продаже 23,9% уставного капитала в российском подразделении Polymetal, которое владеет двумя десятками месторождений золота и серебра. Покупателем оказалась «дочка» государственного фонда Омана. Сумма сделки составила $520–570 млн. Китайцам компания не досталась, хотя в прошлом августе Виталий Несис (брат Александра) говорил, что сделкой более всего интересовались именно китайцы и россияне.

Осенью 2023 года Виталий Несис заявил, что после «переезда» юридического адреса Polymetal с острова Джерси в Казахстан группа, возможно, продаст все свои российские активы, сосредоточившись на добыче в Казахстане и Центральной Азии. 

Источники на рынке говорят, что китайские золотодобытчики могут взять реванш, купив ряд активов российской Nordgold (принадлежит Марине Мордашевой – жене миллиардера Алексея Мордашева). Еще летом 2022 года холдинг продал свою долю в совместном с канадской Orea Mining проекте Montagne d'Or во Французской Гвиане. Сумма сделки составила $77 млн. Однако из-за санкций продавец денег не получил, покупатель не нашел средств для инвестиций и в феврале 2024 года стало известно, что проект будет закрыт.

На этом фоне на рынке появились неофициальные сведения, что китайские компании интересуются активами Nordgold в Казахстане, Африке и России. Официально стороны не подтверждают переговоры, но источники на рынке утверждают, что золотодобытчики из Поднебесной активно присматриваются к месторождениям Nordgold. Если потенциальный продавец ответит согласием, то, вероятно, китайскую сторону мог бы заинтересовать рудник «Суздаль» около Семея (запасы – 763 тыс. унций золота). Впрочем, тут многое будет зависеть от позиции казахстанских властей. Гораздо проще будет продать российские активы компании в Якутии, Бурятии и Амурской области. Они в равной степени могут быть интересны как китайским золотодобытчикам, так и ближневосточным фондам, а российские власти к инвесторам из этих стран относятся сейчас более чем лояльно.

Учитывая нарастающее присутствие китайского бизнеса в Африке, активы Nordgold на Черном континенте — крупные месторождения Лифа в Гвинее и Бисса-Боули в Буркина-Фасо, которыми Nordgold владеет совместно с правительствами этих стран, вероятно, тоже будут больше интересны Китаю, чем Ближнему Востоку.

Что касается вероятности продажи россиянами золотых активов в Казахстане, ее можно оценить как невысокую. Пока они нацелены, скорее, на инвестиции, и китайские покупатели ограничатся приобретением золота, выставляемого на продажу Нацбанком РК – распродажа на пике цен, вероятно, продолжится. 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube