Аграрная страна: почему Казахстан не смог обеспечить McDonald’s мясом

184733

Глобальные сети фастфуда, работающие в РК, закупают мясо за рубежом

ФОТО: © Максим Морозов

Одной из самых обсуждаемых новостей в начале года стал уход из Казахстана бренда McDonald’s. Это произошло после прощания франшизы с российским рынком, но не из-за войны напрямую — сработал принцип домино: казахстанский «Мак» столкнулся с трудностями в поставках мясных котлет из РФ. Видимо, головной офис компании настаивал на полном прекращении сотрудничества с поставщиками из России. Замена полуфабрикатов на местные, казахстанские, рассматривалась недолго. Чиновники из Минсельхоза РК, напомним, начали оперативный анализ рынка в поисках компании, способной удовлетворить спрос McDonald’s. Но, видимо, такие не нашлись.

Оператор сети в Казахстане - ТОО «Food Solutions KZ» - рестораны McDonald’s сначала временно прикрыл, а потом заново открыл, но уже под странной вывеской «Мы открыты». При этом прежнее меню McDonald’s казахстанские рестораны сохранили, но переименовали блюда, поскольку прежние названия были торговыми марками McDonald’s. В компании сообщили, что весь необходимый объем продукции в наличии: видимо, прежние поставщики продуктов в рестораны сохранились, но работают они уже не для бренда McDonald’s.

Глобальный бренд с местным содержанием?

Уход бренда показал основную проблему многих казахстанских предприятий: низкую локализацию. Тот же McDonald’s в Казахстане изготавливал только булочки для бургеров, да закупал местные яблоки, морковь и томаты. Крупнейшим поставщиком мясных полуфабрикатов для сети был российский производитель «Мираторг», работающий теперь и с «Мы открыты», а также с другими компаниями, например, пиццерией Papa John’s и дургими сетями фастфуда. Производственная цепочка этого агрохолдинга включает полный цикл: от производства кормов и выращивания животных до мясопереработки и реализации готовой продукции в торговые сети. Молочные продукты, курица и рыба в казахстанский McDonald’s поставлялись из России. Салат айсберг – вообще с Ближнего Востока. 

Ближайший конкурент McDonald’s – Burger King - тоже пока слабо локализован. Как рассказал Forbes.kz руководитель TOO «QSR» - казахстанского офиса Burger King - Мустафа Озгул, в компании сегодня поставлен вопрос максимальной локализации продукта. Специалисты ищут на внутреннем рынке производителей булочек, упаковки и, главное, мясных полуфабрикатов. Сейчас крупнейшие поставщики казахстанской сети из полусотни ресторанов – иностранные производители.

Мустафа Озгул
Мустафа Озгул
ФОТО: © Максим Морозов

В казахстанском Burger King уже готовы сократить импорт в пользу локализации. В компании поясняют: чтобы минимизировать ущерб от санкционных ограничений, из-за которых серьезно пострадал бизнес конкурента. Терять свои позиции на казахстанском рынке сеть Burger King не намерена и, по словам руководителя сети Мустафы Озгула, локализация – ближайшая приоритетная задача. С прошлого года специалисты TOO «QSR» активно мониторят рынок в поисках добросовестного отечественного производителя. Основная проблема - в отсутствии необходимых сопроводительных документов к мясу и международных сертификатов у потенциальных поставщиков.

«Нынешняя ситуация – хорошая возможность для развития казахстанских мясопроизводителей. Одно из главных условий для работы с мировыми сетями питания – это наличие сертификатов, таких как HACCP и GFSI. Наличие этих сертификатов гарантирует, что продукт безопасен для потребителей, а вся цепочка создания мясной продукции – откорм, забой и переработка мяса – работает в соответствии с высокими международными стандартами. Таким образом, производство, казалось бы, просто котлет дает мощный стимул для развития животноводческой отрасли, в целом, и открывает большие возможности для экспорта продукции. Если казахстанские поставщики пройдут международную сертификацию, мы будем рады оказать всю необходимую поддержку с нашей стороны», - рассказал Мустафа Озгул.

ФОТО: © Максим Морозов

Процесс утверждения включает в себя тщательную проверку поставщиков и их продукции с точки зрения стандартов качества Burger King.

«Закрытие McDonalds для нас тоже было стимулом. Могу сказать, что мы видим в этом возможность быстрее локализоваться, но в целом мы сфокусированы на этом вопросе последние полгода. Сейчас даже упаковка у нас – импорт, булочки тоже. Есть намерение их максимально локализовать, но нужно найти нормальное производство. Пока готового предложения в Казахстане нет. Две-три международные компании пытались сюда прийти, открыть производство, развиваться. Но они ждали, когда пройдет пандемия, потом их планам помешали международные санкции, связанные с военным конфликтом, - и они приняли решение в Казахстане не работать. Поэтому для местных производителей – это шанс. Им сейчас нужно инвестировать в отдельные производственные линии международного стандарта, и это вложение окупится выгодным сотрудничеством. Есть мы, есть компания, которая сейчас управляет бывшими ресторанами McDonald’s, - им тоже необходим качественный продукт и перед ними, я думаю, стоят такие же вопросы», - отметил собеседник.

Вкусовые качества казахстанского мяса, по мнению спикера, вполне приемлемы, и есть несколько компаний, с которыми TOO «QSR» уже ведет переговоры.

Автор публикации Виктория Кучма и Мустафа Озгул
Автор публикации Виктория Кучма и Мустафа Озгул
ФОТО: © Максим Морозов

«У Казахстана есть крупные производители, есть! Но они в основном работают на стейки и другие продукты и не производят котлеты-полуфабрикаты, которые нам нужны. Для этого необходимы отдельные современные линии и отдельные инвестиции, целесообразность которых они сами пока анализируют. Сейчас мы практически каждую неделю общаемся с двумя-тремя местными компаниями. Но готовности у них пока нет, нужно время. Совместно с нашим глобальным офисом мы занимаемся их подготовкой: собираем данные по рынку - сколько у нас может быть потребителей, и пытаемся вместе посчитать, какой будет окупаемость этих инвестиций. Я думаю, это займет полтора-два года в любом случае», - рассказал руководитель TOO «QSR».

«Нет гарантий не получить кучу неприятностей»

Большая часть элитных ресторанов и сетей быстрого обслуживания местное мясо не закупают, отмечает Ирина Лебедева – финансовый директор Клуба рестораторов РК и аудитор европейской сертификации HACCP в Казахстане. Спрос - на ввозной продукт, например, из Эмиратов или из России. Казахстанские производители не соответствуют высоким стандартам пищевой безопасности.

«Одна из накопившихся на мясном рынке проблем в том, что у нас практически нет современных мясокомбинатов с выстроенной экосистемой, которая включает в себя четкую, прозрачную для покупателя информацию: где появился теленок, чем его откармливали до момента убоя, в каких условиях животное было забито, как хранилось мясо. Вся цепочка разорвана. Если мясокомбинат хочет работать с крупными ресторанами, он должен иметь сертификаты европейских стандартов и подтверждать их каждый год. Как у нас сейчас покупается мясо? Допустим, вы – ресторатор, вы поехали на базар, привезли. Что у вас будет с собой на это мясо? Только справка ветеринара, больше ничего у продавца нет. А соответствует ли справка этому мясу, точно ли это тот бычок, присутствовал ли гормон роста, антибиотик? Нет гарантии, что вы не получите кучу неприятностей», - говорит спикер.

ФОТО: © Максим Морозов

Как же местным производителям заинтересовать крупные рестораны в своем продукте? «Вложиться в современное оборудование, пригласить мировых специалистов для анализа производства, получить сертификат и ежегодно подтверждать его», - рекомендует Ирина Лебедева. Однако действующие предприятия, по словам эксперта, пока не готовы инвестировать в установку дорогого современного оборудования и получение сертификата, который к тому же нужно ежегодно подтверждать. «Это не миллион тенге, это намного больше – десятки тысяч долларов», - подчеркивает специалист.

HACCP – стандарты безопасности не только для мясной, но и молочной, жировой, спиртовой и даже зерновой промышленности. Это своего рода внутренний менеджмент, по которому готово работать производство. Согласно требованиям, компания обязана иметь собственные лаборатории, с каждой партии мяса делать анализы. Все эти процессы четко прописаны. В Казахстане такая сертификация сегодня доступна, но спрос на нее минимален.

Появились международные эксперты на нашем рынке в то уже далекое время, когда правительство заявляло планы на расширение экспорта казахстанского мяса. Сегодня, напомним, в стране действуют ограничения как на экспорт мяса, так и на вывоз живого скота. Теперь стимула придерживаться зарубежных систем по контролю качества у производителей нет: это и повысит цену на их продукт на внутреннем рынке, и не гарантирует, что их выберут в качестве поставщиков, не гарантирует и поставку товара на экспорт, говорит спикер.

Ирина Лебедева работает аудитором HACCP больше пяти лет. Рассказывает, что сначала эксперты проводят анализ всего сырья: едут на место, чтобы оценить условия хранения - например, складироваться продукция должна строго на палетах, а бывает, что и лежит на полу; выясняют географию закупа, берут множество проб. Она и сама владеет цехом полуфабрикатов, который прошел подобный контроль.

ФОТО: © Максим Морозов

«HACCP – это внедрение системы, начиная от чек-листов входной группы. Важно, что просчитываются и минимизируются все точки риска. Допустим, у меня на полуфабрикатах точка риска - это мои «шоковики», там, где продукция замораживается. Если режим заморозки в полуфабрикатах будет нарушен, в мясе произойдет химическая реакция, что может впоследствии привести к отравлению. У нас халалное производство и стандарт сингапурский, то есть я могу экспортировать свой продукт в другие страны. Соответственно, когда мы запускались, мне нужны были стандарты халала не местные, а именно европейские, поэтому у меня тогда запрашивали весь процесс. Полгода я искала подходящего поставщика мяса, объездила все ближайшие фермы в области и всех мясников города обошла. Я, к сожалению, нашла только одну такую ферму, в Мерке. Затем полгода заняло прохождение сертификации: срез с каждой партии мяса на анализы, лабораторное исследование муки и приправ и т.д. Аудиторы халал, с которыми я в компании работаю, могут прийти ко мне на территорию в любое время, без предупреждения», - поделилась опытом собеседница.

Клуб рестораторов помогает зарубежным брендам изучить внутренний рынок, в том числе и потенциальных локальных поставщиков. Спикер рассказывает, что до пандемии к ним, например, обращались предприниматели из Израиля, которые хотели открыть в РК завод кошерной продукции. У них это не получилось именно потому, что они не нашли мяса по своим стандартам. Единственное положительное решение, как оказалось, было по местной курятине. Экосисистема по говядине их не устроила.

«Иностранцы к этому очень щепетильно относятся, они работают в системе, где четко делегировано, кто за что отвечает. Если они покупают у вас продукт, они требуют от вас 100%-ную гарантию этого продукта, что он безопасен для потребителя», - подчеркнула Ирина Лебедева.

Ситуация на мясном рынке

Общее производство мяса в Казахстане второй год в положительной динамике. В 2022 году казахстанские животноводы произвели всего 1,06 млн тонн мяса, объемы выросли в среднем на 0,4%, сообщали ранее в Министерстве сельского хозяйства. Но при этом, как уточняют в Мясном союзе РК, показатели растут за счет увеличения производства мяса птицы, а не говядины. Экстенсивное животноводство, в котором рост продукции достигается за счет увеличения поголовья КРС, расширения территорий выпаса – напротив, на спаде, говорит глава союза Максут Бактибаев.

Показатели экспорта по-прежнему невелики. В другие страны за прошлый год, по данным Бюро национальной статистики, поставлено свежего, охлажденного или замороженного мяса всех видов made in Kazakhstan - 43,4 тыс. тонн, хотя еще десять лет, как вспоминают представитель отрасли, в правительстве ставили планку экспорта 180 тысяч тонн, достижение которой, как видим, еще очень далеко. Весь наш мясной экспорт сейчас почти равен импорту одних только колбасных изделий (42,1 тыс тонн). Отечественных мясопродуктов производится и поставляется ничтожно мало сравнительно с теми объемами, которые закупаются у импортеров: 170 тонн (!) наших колбас на экспорт против тех же 42 тысяч тонн зарубежной колбаски на витринах.

Наметилась тенденция к снижению импорта свежего мяса - почти наполовину сравнительно с 2021 годом, но общая цифра ввоза мяса и мясопродуктов в РК все еще внушительна - 238 тысяч тонн на $450 млн за прошлый год.

Таким образом, Казахстан пока завозит почти вчетверо больше мяса, чем экспортирует сам. Абсолютно большая часть всего мясного импорта на сегодня - мясо птицы (153,1 тыс тонн). При этом каждая третья «курочка» в продаже – заграничная.

Глобальным брендам, таким как Burger King, KFC и др. требуются готовые полуфабрикаты высокого качества и по приемлемым ценам. Соответственно, отечественная мясопереработка должна стремиться не только к сертификации, но и к оптимизации затрат – задача для местного бизнеса затруднительная. Фермеры не торопятся сдавать скот мясокомбинатам, предпочитая реализовать его живьем за границу – в тот же Узбекистан, где сеть откормочных баз налажена, как отмечают эксперты, лучше. В связи с чем, напомним, и были наложены ограничения на вывоз скота.

ФОТО: © Максим Морозов

Около половины всего крупного рогатого скота в стране числится в личных подсобных хозяйствах населения, порядка 40% - в крестьянских или фермерских хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей, немногим более 9% - на сельхозпредприятиях.

Для строительства крупных конкурентоспособных перерабатывающих комплексов фермерам остро не хватает инвестиций, комментирует ситуацию на рынке Максут Бактибаев. Сорвались несколько многообещающих международных проектов. Например, итальянская компания Cremonini, входящая в топ-3 компаний по мясу (говядине) в Евросоюзе, еще в 2016 году заключила меморандум с Минсельхозом о запуске в Казахстане современного мясокомбината, наметила и дату ожидаемого запуска – 2020 год. Не найдя общего знаменателя с чиновниками, инвестор свернул проект. Такая же история в 2018-м году «не случилась» в Восточном Казахстане с инвестпроектом австралийской компании Cedar Meat.

Тем не менее привлечение больших инвестиций в АПК остается одной из приоритетных задач власти, а примеры успешных действующих кейсов есть. Это, например, компания Kazbeef, которая наладила полный производственный цикл от выпуска кормов и выращивания молодняка высокопродуктивного КРС до переработки мяса. В Костанайской области два года назад ТОО «Beef Export Group» с участием российского капитала открыло мясоперерабатывающий комбинат мощностью 1500 голов КРС в сутки. Значительно продвинулся Казахстан в улучшении пород крупного рогатого скота, производстве дорогой мраморной говядины, говорят эксперты.

Максут Бектибаев сравнивает текущее состояние отрасли с ракетой на первой космической скорости: вроде стартовали, не падаем, но и «выйти на орбиту» пока не в силах.

«Десять лет назад стейки были сугубо эксклюзивным товаром импортного производства – американские, австралийские, и стоили в районе ста долларов. Сейчас же стейк хорошего качества превратился в товар народного потребления стоимостью от четырех до десяти тысяч тенге. Если бы мы никаких усилий не предпринимали, то все бы сети, рестораны работали на импортном сырье. За последние 10-12 лет достаточно большой рывок произошел, много фермерских хозяйств семейного типа на 50-100 голов создалось нуля. Работает около полусотни промышленных площадок и с десяток современных мясокомбинатов. Все это не без помощи государства. Но по-прежнему есть ряд негативных моментов. Во-первых, без экспортной выручки, после запрета с 2020 года, отрасль начала сжиматься как шагреневая кожа - рентабельность падает, инвесторы уходят. Второй момент – упущение ветеринарной безопасности. Там настолько все было плохо, что, к сожалению, эта ситуация сейчас на самотеке. Доля мяса, которое проходит через мясокомбинаты, сегодня не превышает 25-30%, остальное непонятно где забито, в каких условиях, и нужно понимать, что это бомба замедленного действия. И третье – постоянная смена парадигм правительства и Минсельхоза», - перечисляет Максут Бектибаев.

Эксперт рекомендует возродить то, что уже работало раньше: льготные кредиты фермерам в приобретении поголовья – но не менее 50 голов; и снова сделать ставку на экспорт.

«То есть в этом случае он уже становится бизнесменом, ему есть что терять. На сегодняшний день удалось создать 20-25 тысяч таких фермеров для того, чтобы отрасль была полноценной, но, учитывая наш потенциал, таких фермеров должно быть не меньше 100 тысяч. И конечно же, ни в коем случае не запрещать экспорт, а наоборот, всеми силами его поддерживать», - отмечает спикер.

В минувшем январе Минсельхоз сообщил, что в отрасли сейчас реализуются и находятся на стадии проработки 38 проектов с участием иностранных инвесторов общей стоимостью $3,6 млрд. В частности, как позже уточняли СМИ, это ввод семи мясокомбинатов общей мощностью 1,7 тыс. тонн продукции в год и десять проектов по ежегодному выпуску 124 тыс. тонн мяса птицы.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить