В поисках редких земель

Автор: Ирина Климан

Иностранцам не обойтись без наших редкоземельных металлов, которые нам самим, похоже, не нужны

В конце сентября председатель правления НАК «Казатомпром» Владимир Школьник подписал Соглашение о стратегическом партнерстве с французскими Бюро геологических и горных исследований BRGM и АО «Европейская компания мониторинга и стратегического консалтинга» (CEIS). Казахстанская и французская сторона будут сотрудничать в сфере изучения редких и редкоземельных металлов (РМ и РЗМ) Казахстана и их анализа (включая уран). Кроме того, предполагается разрабатывать технологии добычи РМ и РЗМ, обучать персонал.

Это первый пример, когда казахстанская сторона сама проявила интерес к международному сотрудничеству в области редкоземельных металлов. Раньше иностранные компании, озабоченные резким снижением экспорта этих металлов из Китая, сами выходили с предложениями к урановому монополисту Казахстана. Первые соглашения такого рода были подписаны с Sumitomo и Toshiba. В апреле 2010 года совместно с Sumitomo Corp. было создано СП «SARECO» («Казатомпрому» принадлежит 51%, а Sumitomo Corp — 49%). Сейчас СП изучает возможность извлечения РЗМ из отходов. По мнению экспертов, сотрудничество с японцами может вывести Казахстан в число полноценных участников рынка редких и редкоземельных металлов: «Я не вижу Казахстан в качестве конкурента (другим участникам рынка. — Прим. ред.), но я вижу Sumitomo и Toshiba в качестве таковых», — заявил Reuters основатель аналитической компании Technology Metals Research Джек Лифтон.

Reuters/VOSTOCK Photo

Не исключено, что через «Казатомпром» вообще будут проходить чуть ли не все редкометалльные и редкоземельные проекты: в руде, где содержатся нужные зарубежным инвесторам элементы, часто присутствует и уран, добывать который — сугубая прерогатива атомной нацкомпании. По добыче урана, к примеру, сейчас идут переговоры между «Казатомпромом» и владельцами компании «Балауса» — Ferroalloys Resource. Компания, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, в рамках проекта «Баласаускандык» производит 50–60 тонн метаванадата аммония (соль ванадия) в год. Технологию для получения продукции предоставил Национальный центр по комплексной переработке минерального сырья (НЦ КПМС) РК. С ними же по разработке РМ и РЗМ договариваются представители южнокорейской Posco и немецкой ThyssenKrupp Metallurgie GmbH. «Posko мы передали краткую информацию о возможных вариантах сотрудничества, 5 октября к нам приедет вице-президент компании для переговоров. C ThyssenKrupp переговоры приостановлены в связи происходящими там реорганизациями», — прояснил ситуацию с инвесторами гендиректор НЦ КПМС Абдурасул Жарменов.

Крупным частным компаниям Казахстана, которые разрабатывают полиметаллическую руду, до РМ и РЗМ, по большому счету, нет дела. «Мы производим рений в очень небольших количествах», — припомнил директор департамента корпоративных коммуникаций группы «Казахмыс» Максут Жапабаев. В годовом отчете компании редкие и редкоземельные металлы как отдельный источних дохода не представлен. А доля «попутной продукции» в доходах группы составляет всего 2,8%. «Казцинк» и вовсе сократил производство редких металлов: с 2009 года компания не производит индий и таллий, сохранив, правда, производство висмута, висмутистого свинца, кадмия и селена.

По мнению экспертов, дело в том, что спрос на медь, золото, алюминий, цинк и свинец более стабильный, а цены на них менее волатильны, нежели на РМ и РЗМ. Соответственно, на порядок выше рентабельность. Поэтому казахстанские компании рисковать своими инвестициями не хотят, предоставляя это иностранцам. Тем деваться некуда: Казахстан для них — один из немногих вариантов сохранить поставки РМ и РЗМ, после того как Китай снизил их производство, а цены резко пошли вверх. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10192 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить