Как Африка оказалась в долговых тисках Китая

Автор: Паола Субакки
профессор международной экономики в Институте глобальной политики при Лондонском университете королевы Марии

Китайское финансирование было предоставлено на условиях, с которыми мог согласиться «только алкоголик»

ЛОНДОН – Из-за пандемии бедные страны с высоким уровнем задолженности оказались перед страшной дилеммой. В апреле 2020 премьер-министр Эфиопии и лауреат Нобелевской премии мира Абий Ахмед жаловался, что властям приходится выбирать между «выплатой долга и перенаправлением финансовых ресурсов на спасение жизней и источников существования». В случае, если они выбирают второй вариант, отвечать им обычно приходится перед Китаем – крупнейшим двусторонним кредитором стран Африки.

По мнению Ахмеда, Эфиопии был абсолютно необходим мораторий на долговые выплаты, чтобы она смогла бороться с Covid-19. Такой мораторий позволил бы Эфиопии, а это одна из самых бедных стран в мире, сэкономить $1,7 млрд с апреля по декабрь 2020 и ещё $3,5 млрд в случае продления срока моратория до конца 2022. Ахмед отмечал, что эффективные меры борьбы с Covid-19 обойдутся в $3 млрд.

Долговой мораторий спас Анголу (по крайней мере, пока что). Так же как Чад, Республика Конго, Мавритания и Судан, Ангола столкнулась с серьёзными финансовыми трудностями из-за краха цен на сырьё, спровоцированного кризисом Covid-19. Однако в сентябре 2020 Ангола заключила соглашения с тремя главными кредиторами, в том числе с Китайским банком развития (сокращённо CDB; этом банку Ангола должна $14,5 млрд) и Экспортно-импортным банком Китая (сокращённо EximBank; размер долга Анголы –  $5 млрд), о смягчении долгового бремени на $6,2 млрд в течение ближайших трёх лет.

Замбия в октябре пропустила процентные выплаты на сумму $42,5 млн по облигациям, номинированным в долларах, и оказалась на грани дефолта по внешнему долгу, который равен $12 млрд, то есть примерно половине ВВП страны. Однако те же самые китайские кредиторы помогли смягчить это давление: банк CDB заморозил выплаты процентов и основного долга на шесть месяцев (до апреля 2021 года), а EximBank разрешил приостановить все выплаты по предоставленным Замбии суверенным кредитам (их общая сумма составляет $110 млн).

Сделка EximBank была согласована в рамках «Инициативы по приостановке обслуживания долга» (DSSI), которая была одобрена «Большой двадцаткой» и позволяет 73 беднейшим странам мира попросить временную передышку в выплатах по двусторонним долгам. На сегодня 46 стран, в том числе 31 страна Африки, среди которых Ангола и Замбия, обратились с запросами в рамках инициативы DSSI.

Примерно 70% затрагиваемых инициативой платежей – на сумму около $8 млрд – это долги перед Китаем. На долю этой страны приходится 62% межгосударственной двусторонней задолженности Африки. Не стоит удивляться: после мирового финансового кризиса 2008 года Китай постепенно наращивал прямое кредитование развивающихся стран. У 50 получателей таких кредитов с наибольшим размером задолженности средний объём долга перед Китаем вырос с менее чем 1% ВВП в 2005 до более 15% в 2017 году.

В результате возникают серьёзные риски. Начать с того, что китайские кредиторы склонны предоставлять кредиты на обременительных условиях (повышенные процентные ставки, укороченные сроки кредитов), чем многосторонние банки развития. В апреле 2020 года сообщалось, что президент Танзании Джон Магуфули пригрозил отменить проект стоимостью $10 млрд, начатый его предшественником, потому что китайское финансирование было предоставлено на условиях, с которыми мог согласиться «только алкоголик».

Кроме того, почти всё двустороннее кредитование Китая предоставляется специализированными банками или государственными коммерческими банками, которые могут находится под контролем китайского правительства, однако действуют как юридически независимые структуры, а не суверенные кредиторы. Именно поэтому, в отличие от членов Парижского клуба крупных суверенных кредиторов, они часто требуют залог по кредитам на развитие. Примерно 60% всей суммы предоставленных ими кредитов развивающимся странам обеспечены залогом. Когда страна просит смягчить долговую нагрузку, китайские кредиторы могут предъявить права на заложенные активы.

Кроме того, из-за своего невнятного статуса (они не государственные и не частные) китайские банки обычно пересматривают условия суверенных кредитов в двустороннем порядке и в секрете. Это относится, например, к соглашению Замбии с банком CDB, которого Китай считает коммерческим кредитором. Отказавшись прислушаться к призывам Всемирного банка и «Большой двадцатки» включить банк CDB в инициативу DSSI в качестве государственного двустороннего кредитора, Китай настаивает, что возможность приостановить выплаты по обслуживанию долга была предоставлена «на добровольной основе и в соответствии с рыночными принципами».

Да, конечно, Китай не в одиночку несёт ответственность за сложившуюся ситуацию.  Другие кредиторы не смогли предоставить адекватное финансирование, прежде всего, инфраструктурные инвестиции, что вынудило такое большое количество стран с низкими доходами обратиться к китайским кредиторам.

Африканские страны часто не могут себе позволить строительство инфраструктуры, крайне необходимой для поддержания жизни растущего населения. И у них нет доступа к международным рынкам капитала и банкам. Государственные кредиторы не восполнили этот недостаток: в 2017 году на долю Парижского клуба приходилось лишь 5% межгосударственных (или имеющих межгосударственную гарантию) долгов стран Африки южнее Сахары.

Напротив, китайские кредиторы готовы предоставлять кредиты бедным африканским странам, не требуя многого в сфере реформ государственного управления или мер борьбы с коррупцией. В результате появляются проекты с драконовскими кредитными условиями, и при этом очень дорогие в эксплуатации; они вряд ли когда-либо принесут приличную отдачу.

Долговой мораторий во время кризиса Covid-19 может дать бедным странам временную передышку, высвобождая средства для борьбы с пандемией. Однако он не решит долговые проблемы этих стран. Напротив, окончание моратория может спровоцировать волну синхронных дефолтов, что потребует вмешательства Международного валютного фонда и других многосторонних организаций.

Для устранения этих долговых рисков устойчивым образом нужна новая международная система. Избранный президент США Джо Байден должен возглавить процесс создания такой системы, которая сможет справиться с последствиями хищнического китайского кредитования. Привлечение Китая к ответственности за его несправедливые приёмы во внешней торговле – это один из тех немногих вопросов, по которому имеется согласие обеих главных партий США, а действия Китая в финансовой сфере даже менее прозрачны, а потенциально ещё более деструктивны.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
45799 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
1 декабря родились
Алексей Огай
экс-член правления АО «Самрук-Энерго»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы Смотреть на Youtube