Остановит ли коронавирус рост экономики Китая?

Автор: Шан-Цзинь Вэй
бывший главный экономист Азиатского банка развития, профессор финансов и экономики Колумбийского университета

Пик смертности и новых заражений, вероятно, придётся на вторую или третью неделю февраля

НЬЮ-ЙОРК – Паника из-за нового коронавируса 2019-nCov, впервые появившегося в Ухане, одном из крупнейших городов и транспортных центров Китая, многим напомнила о страхах и нестабильности на пике кризиса атипичной пневмонии (SARS) в 2003. Фондовый рынок Китая, который рос несколько месяцев подряд, в последние дни начал падать, а глобальные рынки последовали его примеру. Они явно озабочены влиянием эпидемии на китайскую экономику и на глобальный экономический рост. Насколько оправданы эти тревоги?

Мой базовый прогноз – ситуация с коронавирусом будет ухудшаться, прежде чем улучшиться: пик смертности и новых заражений, вероятно, придётся на вторую или третью неделю февраля. Но, по моим расчётам, уже к началу апреля китайские власти и Всемирная организация здравоохранения объявят, что эпидемия поставлена под контроль.

Согласно этому базовому сценарию, негативный экономический эффект этого вируса будет весьма ограничен. Его влияние на темпы роста ВВП Китая в 2020 году, скорее всего, окажется небольшим: возможен спад на уровне 0,1 процентного пункта. Конечно, в первом квартале 2020 влияние будет существенным. Темпы роста могут снизиться на один процентный пункт в годовом выражении, но в последующие месяцы года этот спад будет постепенно компенсирован темпами роста выше тренда. Влияние вируса на темпы роста мирового ВВП будет ещё менее значительным.

ФОТО: Depositphotos.com/leungchopan

В этом прогнозе учитывается опыт кризиса, вызванного атипичной пневмонией: серьёзный спад темпов роста ВВП Китая во втором квартале 2003 был в основном компенсирован повышением этих темпов в двух следующих кварталах. По итогам 2003 темпы роста составили около 10%, поэтому стало ясно, что многие экономисты инвестбанков в своих прогнозах преувеличивали негативное влияние эпидемии на экономический рост. Взгляните на годовые реальные темпы роста ВВП Китая в период с 2000 по 2006, и попробуйте найти там эффект SARS.

Есть опасения, что время возникновения эпидемии – в начале длящихся неделю празднований китайского Нового года и в разгар школьных каникул, когда китайцы традиционно путешествуют, – усугубит её экономические последствия. Многие люди будут держаться подальше от магазинов, ресторанов и туристических центров. Тем не менее, есть три важных фактора, способных ограничить влияние вируса на экономику.

Во-первых, в отличие от прежней ситуации со вспышкой SARS, сегодня Китай вступил в эпоху интернет-торговли: покупатели всё чаще занимаются шоппингом в онлайне. Снижение продаж в оффлайне из-за вируса, скорее всего, будет в значительной степени компенсировано ростом онлайн-покупок. А путешествия, отменённые сегодня, вероятно, будут совершены позднее, потому что зажиточные домохозяйства уже отложили на них деньги.

Многие заводы заранее планировали остановку производства на время новогодних каникул, поэтому тот факт, что эпидемия началась именно сейчас, наоборот, может снизить потребность в остановке производства в будущем. Многие государственные ведомства и школы также собирались закрыться на каникулы, и это никак не было связано со вспышкой эпидемии. Правительство только что объявило о продлении периода каникул, но многие компании найдут способ компенсировать эту потерю рабочего времени позднее. Тем самым, краткосрочный негативный эффект, скорее всего, будет сконцентрированным: удар будет нанесён по ресторанам, отелям и авиакомпаниям.

Во-вторых, судя по имеющимся сообщениям, уханьский коронавирус менее смертоносен, чем вирус атипичной пневмонии (хотя изначально он может распространяться более быстрыми темпами). Не менее важно и то, что китайские власти действуют сегодня намного быстрее, чем во время эпидемии SARS, переходя от контроля за распространением информации к контролю за распространением вируса. С помощью радикальных мер, призванных изолировать существующих и потенциальных больных от остального населения, власти повысили шансы намного быстрее поставить эпидемию под контроль. Это, в свою очередь, повышает вероятность, что экономические потери первого квартала будет компенсированы ростом активности в остальные месяцы года.

В-третьих, когда 15 января торговые представители Китая подписывали соглашение «первой фазы» с США, они, конечно, могли и не осознавать опасности уханьского вируса, но время, выбранное для заключения этого договора, оказалось крайне удачным. Значительно увеличив импорт медицинских масок и иной продукции из США (и других стран), Китай может не только бороться с эпидемическим кризисом, но и выполнить зафиксированное в соглашении обещание импортировать больше товаров.

Влияние вируса на экономику других стран будет ещё более сдержанным. За последние полвека многие крупнейшие центральные банки разработали модели, позволяющие оценить влияние замедления темпов роста в Китае на экономику их стран. Эти модели разрабатывались без учёта медицинских кризисов, подобных нынешнему, но они учитывают торговые и финансовые связи своих стран с Китаем.

Если упрощать, негативное влияние спада темпов роста ВВП в Китае на американскую и европейскую экономику равно примерно одной пятой в процентном выражении. Например, если нынешняя эпидемия коронавируса снизит темпы роста ВВП в Китае на 0,1 процентного пункта, тогда темпы роста в США и Европе, вероятно, замедлятся примерно на 0,02 процентного пункта. Для экономики Австралии эффект может быть вдвое сильней, учитывая сильные туристические и сырьевые связи этой страны с Китаем, но даже снижение темпов роста на 0,04 процентных пункта выглядит небольшим.

Все эти расчёты сделаны на основе предположения, что коронавирус не будет широко распространяться в этих странах и не причинит им прямого ущерба. Сейчас такой вариант выглядит маловероятным, учитывая небольшое количество заболеваний за пределами Китая.

Конечно, влияние коронавируса на Китай и другие страны может оказаться более серьёзным, если этот кризис продлится намного дольше, чем предполагается в базовом сценарии. Но здесь важно напомнить, что у китайских властей имеется пространство для проведения монетарной и бюджетной экспансии: размеры резервов в банковском секторе сравнительно высоки, а соотношение долга госсектора к ВВП по-прежнему находится на управляемом уровне (если сравнивать с международными партнёрами Китая). Китайские власти могут при необходимости использовать это имеющееся пространство, чтобы ослабить последствия нынешнего эпидемического кризиса.

Вспышка коронавируса вызывает тревогу в Китае и других странах, и это совершенно понятно. Тем не менее, с точки зрения экономики, паниковать пока слишком рано.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17318 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
1 декабря родились
Алексей Огай
экс-член правления АО «Самрук-Энерго»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить