Надежда Ким об иске к «Яндекс.Такси»: Мы - не патентные тролли

В интервью Forbes.kz представитель компании-истца рассказала о том, как были оформлены патентные права на автоматизированную систему такси

ФОТО: © pixabay.com

В первой половине июня стало известно, что Cпециализированный межрайонный экономический суд (СМЭС) Алматы своим постановлением решил приостановить действие «Яндекс.Такси» в Казахстане. Истцом выступила компания G-Taxi, которая заявляет, что в Казахстане обладает правом на использование патента «Автоматизированная система заказа такси».

Напомним, согласно постановлению, «Яндекс.Такси» обязана прекратить:

- оказание информационных услуг;

- предоставление доступа к «Сервису «Яндекс.Такси», «Сервису для перевозчиков», «Сервису для водителей «Яндекс.Про» для пользователей, перевозчиков и водителей на территории Казахстана;

- заключение договоров предоставления информационных услуг, связанных с автоматизированный системой заказа такси «Яндекс.Такси», с перевозчиками на территории Казахстана.

Решение суда пока не вступило в законную силу и может быть обжаловано.

После того как эта новость попала в информационное пространство, в отечественных СМИ начали обсуждать громкое дело. Все-таки не так часто на нашем судебном поле происходят процессы, где предметом спора является нарушение авторских либо патентных прав. Многие к этой истории отнеслись с определенной долей скептицизма, а истцов едва ли не в открытую стали называть патентными троллями. Forbes.kz посчитал нужным выслушать истцов.

Надежда Ким - владелица патента на «Автоматизированную систему заказа такси», причастная к деятельности ТОО «G-Taxi», в интервью Forbes.kz рассказала о деталях спора. 

Надежда Ким
ФОТО: из личного архива
Надежда Ким

F: Надежда, расскажите о вашей компании. Как давно вы присутствуете на рынке перевозок? 

- В 2007 году я и мои партнеры приобрели таксомоторную компанию Garage, которая была создана годом ранее. Практически сразу мы переименовали ее в Garage Taxi. Летом 2007-го наша компания значительно обновила и пополнила имеющийся автопарк, в том числе автомобилями бизнес-класса, например Mercedes Benz E Class, BMW 5 серии, Camry, Volkswagen Passat и т.д. Всего в нашем автопарке на тот момент числилось 217 автомобилей такси.

Одними из первых в Алматы, да и возможно в Казахстане, мы стали брендировать наши автомобили – размещали лайтбоксы с логотипами «Фудмастер», Big Bear, «Maxi чай» и т.д. – наверняка клиенты запомнили наши такси. 

В 2012-2013 годах мы продали парк машин, но не объекты интеллектуальной собственности и не наработки, которые создавались для собственных нужд таксопарка. На имеющейся базе образовались два бизнеса: G-Taxi – приложение заказа такси и Garage monitoring, предоставляющая услуги мониторинга автотранспорта уже больше 10 лет. Garage monitoring является крупнейшей компанией автомониторинга в Казахстане и известна под брендом Garage-GPS. Есть и другие проекты, например Nezaberete – антиэвакуация, G-Moika – онлайн-автомойка.

Добавлю, что наш сайт G-Taxi работает и сегодня, а приложение все еще доступно в AppStore, его можно скачать, но заказать услугу такси не получится. Наши программисты по-прежнему работают в нашей команде, они пишут новые коды и программы, оптимизируют и улучшают имеющиеся IT-разработки. 

F: То есть сегодня конкретно перевозкой пассажиров в такси вы не занимаетесь?

- Нет.

F: Когда пришла идея создать собственную автоматизированную систему по заказу такси?

- В 2007 году мы, как и большинство других таксопарков, принимали заказы по телефону с помощью диспетчеров, но всё больше сталкивались с проблемой угона наших автомобилей самими водителями или внезапными сходами с маршрутов. Мы попросту не видели, где находятся наши авто, чем они занимаются конкретно. И задумались над тем, чтобы установить на наш транспорт GPS-трекеры. Мы их закупили, установили на машины, и автомобили таксопарка отслеживались на карте, а заказы клиентов распределялись по рации. С помощью этих GPS-трекеров мы также могли подсказывать водителям, как доехать до адреса в случае, если они заблудились или когда клиенты не могли найти дожидавшегося их авто.

В 2008 году на массовый рынок вышел iPhone 2, в котором уже был установлен GPS-модуль. В тот же год мы поехали в Китай, где приобрели партию iPhone 2 - около 20 штук, раздали их наиболее ответственным водителям. В конце 2007 года мы уже начали разрабатывать компьютерную программу для автоматизации оказания услуг такси, чтобы наши диспетчеры в режиме онлайн могли видеть, где находится экипаж, и оперативно раздавать заказы. В 2008 году у нас уже была первая версия приложения, которую мы начали тестировать, в том числе с помощью смартфонов. Конечно, в то время у основной массы населения еще не было продвинутых гаджетов, но тем не менее опыт у нас начал накапливаться еще в тот момент - в 2008 году.

Кроме того, данное приложение мы разработали не только для сервиса такси, но и для таких собственных проектов, как, например, «Автоняня», когда наши водители отвозили детей в детские сады и школы, студентов - в вузы, а мы могли контролировать водителей. На тот момент мы обслуживали очень большое количество корпоративных клиентов, где очень важна безопасность, а также оперативность и точность посадки и высадки пассажиров. Мы были крупнейшим игроком в Алматы по перевозкам корпоративных клиентов. К слову, мы обслуживали и VII зимние Азиатские игры.

Повторюсь, что написание кодов, компьютерной программы и приложения началось еще в 2007-2008 годах, они уже в тот период работали. И на основе этих разработок сегодня мы продвигаем наши другие бизнесы.

Более того, компания G-Taxi пыталась заинтересовать таксопарки своим коммерческим предложением по предоставлению услуги нашего автоматизированного сервиса: мы ходили в различные компании, рассказывали о преимуществах и перспективах. Однако на тот момент все это было несколько сложнее воплотить в жизнь, поскольку не у всех еще были смартфоны.

F: Когда вы оформили патент на свою автоматизированную систему?

- На момент, когда у нас уже было создано приложение, мы об этом сразу не задумались. Осознание пришло спустя несколько лет. Но, как выяснилось, у нас очень мало специалистов по этим вопросам, было очень много различной бюрократической и юридической волокиты. Первую заявку мы подали в 2013 году. 6 марта 2014 года нам было выдано свидетельство на объект авторского права на наше программное обеспечение. Мы еще раз проконсультировались с юристами и поняли, что это было не то, что мы хотели получить. После оформления очередной кипы документов, в декабре 2015 года мы подали заявку на получение патента на полезную модель нашей «Автоматизированной системы заказа такси» и получили его в августе 2016 года.

Полезная модель – это техническое решение. И к нему не предъявляют таких высоких требований, как к изобретениям. Полезная модель не должна соответствовать изобретательскому уровню. Если какой-то из признаков полезной модели признан новым, то есть он нигде ранее не был использован, либо зарегистрирован, либо описан, то объект считается новым. Полезные модели часто становились результатом не научных исследований, а накопленного опыта работы. В нашем конкретном случае мы подтверждали не уникальность всей технологии, а только часть решений, которые дают нам право считать наши разработки авторскими и уникальными.

F: То есть полноценной экспертизы не было?

- Нет. При подаче заявки на получение патента на полезную модель углубленная проверка не проводится. Срок охраны патента на полезную модель составляет от 5 до 8 лет. Более длительной охраной пользуются патенты на изобретения, они проходят более углубленную проверку и экспертизу, но в нашем случае мы об этом и не говорим. Мы подали заявку в декабре 2015 года, ее одобрили. Мы обладаем правом на наш патент до декабря 2023 года.

F: Подав в суд, вы считаете, что «Яндекс.Такси» пользуется в том числе вашими разработками?

- Мы считаем, что система «Яндекс.Такси» повторяет запатентованное нами решение. В вопросе патентования важно то, кто первый запатентует. Одинаковые разработки могут создаваться параллельно. Но необходимо запатентовать свою разработку, чтобы получить исключительное право.

F: «Яндекс.Такси» пришел на рынок РК в 2016 году. Почему вы подали в суд только в 2018? Вы пытались урегулировать споры мирным путем до этого момента?

- Во-первых, в суд мы подали в 2017 году. А во-вторых, мы еще в конце 2016 года писали письма в «Яндекс.Такси Казахстан», но на них никакого ответа так и не последовало. Нас просто проигнорировали. Только после этого мы обратились в суд. Нужно объяснить, по какой причине мы проигрывали в тех судах – суд в ранее поданных исках устанавливал, что иск подан к ненадлежащему ответчику. Сейчас мы судимся с «Яндекс.Такси».

F: Как вы считаете, автоматизированная информационная система заказов, например, Uber или иного другого крупного международного сервиса такси выстроена на аналогичных алгоритмах, что и ваша программа?

- Мы не изучали этот вопрос, поскольку у нас нет доступа к их внутренним системам. Обосновывая свои претензии к «Яндекс.Такси», мы опираемся сегодня в том числе на их публичную оферту, где расписаны принципы работы их системы.

F: В Казахстан недавно пришли другие сервисы, Bolt и DiDi. С ними вы тоже будете судиться?

- Мы не собираемся судиться просто для того, чтобы судиться. У нас есть права, которые охраняются законом. К тому же мы сегодня заняты делом с «Яндекс.Такси». Результат спора покажет, что делать дальше.   

F: В интернете вас называют «патентным троллем».

- Нас это возмущает. Мы действительно самостоятельно разработали собственную автоматизированную систему, и, чтобы сохранить на нее права, мы оформили патент. Патентование наработок – обычная практика. Каждый предприниматель старается закрепить за собой исключительное право на объект, чтобы иметь преимущество на рынке и извлекать из патента прибыль.

Кроме того, на наши компании оформлены и другие объекты интеллектуальной собственности, связанные с автобизнесом. Так, мы зарегистрировали несколько товарных знаков, в том числе международных, другую полезную модель - «Система автоматической регистрации структуры и интенсивности движения транспортных средств», есть авторское свидетельство «Программа «G-taxi» от 2014 года. «Патентный тролль» это тот, кто ничего не производит, патентуя известные вещи исключительно с целью предъявления претензий. И к компании G-Taxi это понятие никаким образом не подходит.

F: Какой исход вас устроит? Чего вы добиваетесь в суде?

- Удовлетворения иска.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
43555 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
бывший управляющий директор АО «Самрук-Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Бейбит Алибеков: как совмещать luxury-жизнь и активную гражданскую позицию? Смотреть на Youtube