Цены на российскую нефть падают: заработали ли санкции США?

С ноября 2023 года стали заметно снижаться цены на российскую нефть Urals, хотя всё ещё не опустились ниже уровня нефтяного потолка $60 за баррель, установленного для неё западными странами

При этом вырос дисконт к цене эталонного сорта Brent. Минфин США оценивает рост дисконта в 40% и утверждает, что это результат применения американских санкций против нарушителей. Forbes разбирался, действительно ли заработали западные санкции и что происходит с экспортом российской нефти.

В середине января представитель Министерства финансов США на брифинге с журналистами заявил, что санкции по отношению к нарушителям потолка цен на российскую нефть продемонстрировали результат. По его словам, дисконт российской нефти Urals к международной эталонной марке Brent увеличился примерно на 40% — с $13 за баррель в октябре до примерно $18,5 за баррель в первой декаде января. Это произошло после того, как США ужесточили контроль за соблюдением установленного «Большой семеркой» ценового потолка в $60 за баррель и ввели санкции в отношении танкеров, подозреваемых в перевозке российской нефти по цене, превышающей потолок. Увеличившийся дисконт подтверждает, что «рынок становится более восприимчивым к нашим правоприменительным действиям в отношении предельных цен», сообщил журналистам чиновник.

Из оценок российского Минфина следует, что дисконт в декабре действительно увеличился на 42,6% по отношению к октябрю. Но ведомство приводит несколько иные ценовые данные — в октябре дисконт цены Urals по отношению к Brent составлял $9,57 при средней цене Urals в $81,52 за баррель, а Brent — $91,09. В декабре дисконт вырос до $13,65, а цены на нефть упали: Urals — до $64,23 за баррель, а Brent — до $77,88. По данным Минэкономразвития, средняя цена на нефть Urals с 15 декабря по 14 января составляла $455,4 за тонну или $62,55 за баррель (из расчета тонна Urals соответствует 7,28 барреля). Таким образом, даже с учетом увеличившегося дисконта цена Urals все еще находилась выше установленного G7 потолка.

Эмбарго на импорт российской нефти морским путем и ценовой потолок, введенные G7 и присоединившимися к ним странами, вступили в силу еще 5 декабря 2022 года. Но с середины 2023 года потолок перестал работать, уже в июле цена Urals перешагнула установленную планку, а по итогам сентября превысила $83 за баррель, сообщал Минфин России. В октябре 2023 года Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) начало включать в так называемый список SDN танкеры, заподозренные в перевозке российской нефти по ценам, превышающим потолок. А в декабре было объявлено об ужесточении механизма контроля за соблюдением ценового потолка.

Опосредованное влияние

«Действительно, со второй половины ноября по текущий момент наблюдается тенденция увеличения дисконта на российскую нефть, — говорит главный директор по энергетическому направлению исследовательского центра «Институт энергетики и финансов» Алексей Громов. — По данным, которые мы получили за предыдущую неделю, дисконт на Urals в порту Приморска составлял $17,5. Это цифры близкие к тому, что пишут американцы. И это явно больше, чем снижение цены Brent».

С одной стороны, рассуждает Громов, начиная с октября американцы с завидной регулярностью вводят санкции в отношении судоходных компаний из ОАЭ, Гонконга, Турции и принадлежащих им танкеров, уличив их в поставках российской нефти по цене выше ценового потолка. Однако по факту, добавляет собеседник Forbes, на сегодняшний день под блокирующими санкциями OFAC находятся лишь 13 судоходных компаний и 25-26 танкеров, которые им принадлежат. В частности, напоминает эксперт, в декабре был принят масштабный санкционный пакет, в который попала целая группа судоходных компаний, в частности SUN Ship Management из ОАЭ, под управлением которой находились 92 танкера, перевозящих российскую нефть. Но как только появилась информация, что эта компания может попасть под блокирующие санкции США, она перевела под юрисдикцию других судоходных компаний практически весь флот танкеров, которыми управляла, и они продолжают функционировать, указывает Громов.

«Сейчас только 25-26 танкеров не работают, они сейчас выключены с мирового рынка, и мы пока не видим никаких признаков того, что они снова возвращаются в строй и перевозят нефть, — отмечает Громов. — Но с учетом того, что российскую нефть перевозят, по разным оценкам, от 400 до 600 судов теневого флота, мы должны понимать, что под санкции попало незначительное количество судов».

Однако, по словам эксперта, санкции все-таки оказали влияние на снижение цены и рост дисконта, хотя и не прямое, а опосредованное. «Одним из основных покупателей российской нефти сейчас является Индия, которая использует ужесточение вторичных санкций США как предлог для выбивания дополнительных скидок», — говорит Громов. По его словам, в последнее время дефицита нефти на рынке не наблюдалось, и это дало Индии дополнительную возможность сослаться на то, что в случае невыполнения ее условий она сможет получить дополнительные объемы нефти из Ирана, Венесуэлы и некоторых других стран.

Проблема существует, признает эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович: «Индийцы считают, что при поставках российской нефти выигрывают перевозчики и страховщики, а не сами индийские НПЗ, поэтому индийский министр нефти [Хардип Сингх Пури] просто говорит, что им нужны большие скидки. А американцы запугивают санкциями владельцев судов, и эти владельцы начинают переживать и из-за этого не могут довезти нефть до порта назначения».

«Я не вижу пока прямого влияния на дисконт мер США против нарушителей санкций», — говорит независимый аналитик Алексей Кокин. Но при этом он отмечает, что кроме оценок американского и российского ведомств есть и другие, которые показывают, что дисконт действительно вырос в конце прошлого года, хотя и не так резко, как отмечают министерства США и России, но снова стал снижаться в январе. Финская нефтеперерабатывающая компания Neste Oy, указывает Кокин, на своем сайте приводит график средних цен со ссылкой на агентство Thomson Reuters. «Согласно этому графику, дисконт с октября по декабрь расширился всего на $3-4 за баррель. Например, с $15,27 на 20 октября до $19,00 на 29 декабря. А по данным на 29 января дисконт снизился до $14,34, при цене Brent $82,64 за баррель и Urals - $68,30. Динамика Urals близка к динамике Brent, а изменение дисконта пока трудно связать с каким-то одним фактором», — говорит Кокин.

Обязательства перед ОПЕК+

Чтобы поддержать нефтяные цены, Россия в рамках соглашения с ОПЕК+ (альянсом стран - производителей нефти и государств, в него не входящих) взяла на себя обязательства по добровольному снижению экспорта нефти и нефтепродуктов. Вице-премьер Александр Новак 27 января сообщил журналистам, что с уже с 1 января Россия сократила объем экспорта на 500 000 баррелей в сутки, в том числе нефти — на 300 000 баррелей, а нефтепродуктов — на 200 000 баррелей по сравнению со средними объемами мая-июня 2023 года.

Согласно данным Bloomberg, за четыре недели, с 25 декабря 2023 года по 21 января 2024 года, из российских портов отправлялось около 3,36 млн баррелей нефти в день, что на 50 000 баррелей меньше 3,41 млн баррелей, вывозившихся в среднем в сутки за период с 18 по 14 января. Агентство объясняет это снижение, в частности, плохой погодой в ряде российских портов. Агентство также отметило, что отгрузки с 25 декабря по 21 января были лишь на 220 000 баррелей в сутки ниже среднего уровня мая-июня 2023 года, хотя, по словам Новака, должны были быть меньше на 500 000 баррелей в день.

Имеющиеся данные, связанные с объемом российского экспорта нефти и нефтепродуктов, противоречивы, говорит Громов из «Института энергетики и финансов». Поскольку российские данные засекречены, то приходится ориентироваться на зарубежные, напоминает он. По данным Bloomberg, указывает Громов, объемы перевозок российской нефти в январе выросли. Но Bloomberg оперирует только морскими поставками. В то же время, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), указывает эксперт, общий объем российской нефти и нефтепродуктов с учетом морских и трубопроводных поставок на конец декабря составлял 7,8 млн баррелей в сутки, что ниже среднего уровня экспорта России за 2022 и 2023 год, когда он находился на уровне примерно 8 млн баррелей в сутки. Таким образом, говорит Громов, выходит, что экспорт российской нефти снизился по сравнению с предыдущими годами.

Кроме того, есть еще один важный нюанс: Bloomberg оценивает экспорт нефти по танкерам, вышедшим из российских портов в направлении конечного покупателя, добавляет Громов. «Но экспорт может считаться состоявшимся только тогда, когда нефть отгружена покупателю, а деньги за поставку переведены, — говорит он. — Однако сейчас мы видим, что имеют место задержки платежей в случае с Индией, так что пока не все сделки можно считать завершенными».

Данные об отгрузках российской нефти, о которых пишет Bloomberg, не означают, что эта нефть была доставлена, говорит Митрахович из Финансового университета. «Некоторые танкеры еще дрейфуют в море, — отмечает он. — Думаю, что в итоге нефть дойдет до потребителя, поскольку это товар востребованный. Хотя на скидки скорее всего придется соглашаться. Может, не такие большие, как в 2022-м и 2023 году, когда они доходили до $30 за баррель».

По сообщению Bloomberg, танкеры с почти 12 млн баррелей премиальной сахалинской нефти марки Sokol и стандартной Urals, предназначенной для Индии, уже несколько недель простаивают в Тихом океане, еще около 3 млн баррелей находятся на танкерах, ожидающих ее перегрузки на другие суда. К ним недавно добавились еще пять танкеров с 3 млн баррелей нефти Urals, которые встали на якорь вблизи экспортного терминала в Усть-Луге на Балтийском море.

Громов предполагает несколько иное развитие событий. По его словам, рынок начал реагировать на ситуацию в регионе Красного моря. Если раньше хуситы атаковали в основном контейнеровозы, то в пятницу атаке подвергся уже танкер трейдера Trafigura, перевозивший российскую нафту. «И можно предположить, что если ситуация будет ухудшаться и толкать цены вверх, то позиция перевозчиков российской нефти, которые не желают снижать цены и держат паузу, выглядит оправданной: они просто ожидают улучшения ценовой конъюнктуры на мировом рынке нефти из-за геополитических проблем, не связанных с Россией», — резюмирует Громов.

Алекс Будрис

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте