Шанс бойца

4798

Выбравшись из бедности, Канело Альварес заработал состояние в $275 млн и стал лучшим боксером в мире вне зависимости от весовой категории

Строя свою бизнес-империю, включающую АЗС, магазины, автобусную компанию и коктейльный бренд, 33-летний чемпион продолжает бить сильнее, чем весит, в стремлении стать миллиардером
Строя свою бизнес-империю, включающую АЗС, магазины, автобусную компанию и коктейльный бренд, 33-летний чемпион продолжает бить сильнее, чем весит, в стремлении стать миллиардером
Фото: © Ethan Pines для Forbes

На своем ранчо в юго-западном пригороде мексиканской Гвадалахары Сауль Альварес, самый известный боксер этой страны, усаживается в кожаное кресло рядом с ковром из шкуры зебры. За хозяином дома располагается окно от потолка до пола. Отсюда открывается вид на загон, где спортсмен объезжает свои три десятка скакунов, живущих в конюшне рядом со скульптурой лошади и павлинами, которые приветствуют гостей около главных ворот усадьбы. Запасной въезд тоже весьма впечатляет: здесь владельца ждет Mercedes-AMG G 65, на котором он может поехать к ближайшему полю для гольфа (через огромные металлические ворота, как из «Парка юрского периода»), а персонал прибывает и уезжает на автомобилях с символикой в виде прозвища, по которому боксера знают во всем мире, – Канело.

В рейтинге самых высокооплачиваемых спортсменов 2023 года по версии Forbes Альварес занял пятую строчку, заработав к маю за предыдущие 12 месяцев $110 млн (до уплаты налогов). Если считать с момента дебюта списка в 1990-м, боксер является одним из всего 15 спортсменов, заработавших девятизначную сумму за один год, – он попал в компанию с Роджером Федерером, Лионелем Месси и Криштиану Роналду.

В действительности Альваресу, участнику американского рейтинга «30 до 30» 2018 года, под силу набрать половину уже за один бой и получить примерно $1,4 млн в минуту в ходе поединка на 12 раун­дов. По оценкам Forbes, заработок за всю карьеру у 33-летнего чемпиона во втором среднем весе приблизился к $600 млн (до уплаты налогов). Поэтому, когда Альварес говорит, что для него в боксе «дело не в деньгах», то отчасти может позволить себе это, потому что он в них не нуждается.

«В боксе мне нравится все, – говорит Альварес на 19-м году своей профессиональной карьеры (кстати, через две недели после уверенной победы над Джермеллом Чарло у него на лице ни царапины). – Я люблю режим, тренировки, люблю ходить в спортзал, люблю диету, спарринги – все».

На левом бицепсе у Альвареса вытатуирована фраза «Нет бокса, нет жизни». Спортсмен настолько дисциплинирован, что ходил в спортзал даже во время медового месяца. Работа, вне всякого сомнения, не из простых, но боксер вырос в нищете сельской местности, раньше дрался за $40, во втором раунде одного поединка 2016 года сломал большой палец на правой руке и все равно завершил бой нокаутом, а еще на одной неделе с турниром за звание чемпиона в 2018-м ему пришлось вести переговоры с похитителями собственного брата. По сравнению со всем этим небольшая пробежка на рассвете – сущий пустяк.

«Так я почувствовал себя живым», – вспоминает Альварес схватки с легендарными противниками вроде Флойда Мейвезера в 2013 году (одно из первых поражений мексиканского боксера) и Геннадия Головкина (ничья и две победы в период с 2017 по 2022-й). Кроме того, Канело часто принимает участие в боях на 12 раундов, хотя многим его коллегам вполне хватает и 10. «Вот зачем я здесь: чтобы рисковать собой, принимать вызов», – заявляет спортсмен.

Сегодня Альварес стремится к новым проектам за пределами ринга, а это означает бой с образной боксерской грушей для обретения формы и совершенствования деловой сноровки. Теперь у него есть еще одна цель, достичь которой даже сложнее, чем обрести титул величайшего боксера в истории. «Стать миллиардером», – твердо говорит боец.

Заработать десятизначное состояние получилось лишь у четырех спортсменов, и только двоим это удалось до завершения профессиональной карьеры: форварду команды НБА «Лос-Анджелес Лейкерс» Леброну Джеймсу и гольфисту Тайгеру Вудсу. Майкл Джордан и Мэджик Джонсон вошли в клуб миллиардеров спустя долгое время после ухода из НБА. Состояние Альвареса Forbes оценивает как минимум в $275 млн, несколько меньше, чем у других звезд спорта вроде баскетболиста Расселла Уэстбрука ($375 млн) и теннисистки Серены Уильямс ($290 млн). Однако это впечатляет, если принимать во внимание, что бизнес-империя Сауля только начала строиться. За последние два года боксер открыл сеть из пяти автозаправок Canelo Energy на западе Мексики и родственную сеть из 20 небольших супермаркетов Upper. Кроме того, недавно предприниматель запустил бренд коктейлей VMC на основе текилы в жестяных банках, а также линейку спортивных напитков и пищевых добавок под названием Yaoca. Все это вошло в портфель активов, уже состоявший из предприятий в области бокса и развлечений (Canelo Promotions и Canelo Espectáculos), фитнес-приложения I Can, линии одежды, которая продается через его онлайн-магазин Canelo Store, и такерии El Pastor Del Rica, которую спортсмен открыл вместе со своим братом на окраине Гвадалахары и которая скоро также появится в Сан-Диего (в настоящее время Альварес живет на два города).

Совокупная выручка этих предприятий довольно скромна (менее $50 млн), и с учетом низкой маржинальности многих из них Forbes полагает, что их общая стоимость тоже не превышает $50 млн. Однако некоторые проекты имеют огромный потенциал и активно развиваются. При создании VMC Альварес сотрудничал с местным изготовителем алкогольных напитков Casa Lumbre, а при разработке Yaoca – с мексиканским бизнесменом Хосе Карлосом Монтибельером, но, помимо этого, никаких инвесторов со стороны не привлекал и в других своих компаниях сохраняет за собой 100% собственности.

«Это очень важно, потому что я поднялся из нищеты, – поясняет Альварес свои амбициозные цели. – Я не учился в колледже, поэтому горжусь выпавшим мне шансом показать остальным, в том числе своим и чужим детям, что возможно все, даже если у тебя ни гроша за душой».

Сауль – самый младший ребенок в семье из восьми детей, выросший в городке под названием Хуанакатлан в 30 с небольшим километрах к юго-востоку от Гвадалахары. Впервые с бизнесом будущего чемпиона познакомил отец, который зарабатывал на продаже фруктового льда. В семилетнем возрасте Альварес стал работать на отца, проявив большой талант в качестве продавца на автобусных маршрутах. «Наверное, потому что я рыжий, и женщины говорили: «Какой милый, какой хорошенький», – с улыбкой рассказывает спортсмен. Из-за светлых волос – явления для Мексики непривычного – он также попадал в неприятности. Другие дети часто дразнили мальчика и называли его «Энчиладо» и «Чилакиль» (как распространенные национальные блюда с красноватым оттенком). Маленький Сауль обычно в долгу не оставался и отвечал кулаками.

Канело в банках. В магазинах Upper продаются спортивные напитки Yaoca, а также VMC, готовый к употреблению коктейль из текилы, который Альварес выпустил вместе с Casa Lumbre в 2022 году (Фото Canelo Energy and Upper)
Канело в банках. В магазинах Upper продаются спортивные напитки Yaoca, а также VMC, готовый к употреблению коктейль из текилы, который Альварес выпустил вместе с Casa Lumbre в 2022 году (Фото Canelo Energy and Upper)
Фото: © Ethan Pines для Forbes

В 10 лет он нашел занятие получше и, вдохновившись старшим братом Ригоберто, профессиональным бойцом с 22-летнего возраста, тоже увлекся боксом. Три года спустя брат повел подростка в спортзал Эдди Рейносо и его отца, Хосе Чепо Рейносо, который не только развил в Альваресе боевые навыки, но и придумал ему подходящее прозвище для выхода на ринг – Канело (от исп. Canelo – «корица»). В 15 лет юный спортсмен перешел в профессиональный спорт, забросил учебу в школе, чтобы больше заниматься боксом, и еще два года продавал фруктовый лед. После рождения первой дочери, когда Саулю было 17, работа стала в финансовом плане главным приоритетом. Сегодня у звезды бокса две дочери и сын.

Рост Канело составляет почти 172 сантиметра, и по меркам второй средней весовой категории ничем особенным Сауль не примечателен, однако он делает сокрушительные контратаки и виртуозно выстраивает тактику боя. Его официальные показатели в профессиональном спорте сейчас выглядят следующим образом: 60 побед, два поражения, две ничьи (и 39 нокаутов). Альварес является бесспорным чемпионом в весовой категории до 76 килограммов. Помимо прочего, Сауль может похвастать титулами в трех других весовых категориях и при этом не отстает в социальных сетях, имея в Instagram 16,7 млн подписчиков – больше, чем любой другой боксер из его поколения. Уже 10 лет мексиканец собирает аншлаги на аренах в Лас-Вегасе (и на любой другой площадке, где планирует появиться) и приносит огромные деньги на платных просмотрах поединков. «Этот парень всегда может обеспечить 500, 700, 800 тысяч платных просмотров, – восхищается Эдди Хирн, председатель совета правления компании Matchroom Boxing, которая продвигала шесть боев Альвареса вплоть до расторжения контракта в уходящем году. – В американском боксе это редкость, если не учитывать самые знаковые схватки. Суммы бывают $12–15, 15–20 млн. Опять-таки если не брать суперграндиозные поединки, то в Америке никто другой не идет ни в какое сравнение».

В Мексике, стране с собственной традицией бокса, Альварес – настоящий национальный герой. «Я видел Майкла Джордана в Чикаго, видел Дерека Джитера в Нью-Йорке, Тома Брэди в Бостоне, и это совсем не то», – заявляет агент звезды Майк Фонсека.

Как утверждает Карлос Бремер, президент финансового холдинга Value Grupo Financiero, бывший судья в мексиканской версии шоу Shark Tank, друг и деловой наставник Альвареса, когда в прошлом году боксер устроил в Гвадалахаре вечеринку в честь дня рождения одной из дочерей, рядом с домом собралось не меньше 20 тысяч человек. Рассказывая о похожем случае во время взвешивания в мае, когда десятки тысяч фанатов надеялись увидеть своего кумира, Хирн отмечает: «Все равно что гулять с The Beatles – сущее столпотворение».

Многие спортсмены с радостью лепят свое лицо на любой продукт, не важно, какой именно. Но только не Альварес: рекламные контракты он всегда отбирает очень тщательно и сейчас сотрудничает только с одним крупным спонсором – производителем пива Anheuser-Busch, сделка с которым ежегодно приносит приблизительно $2 млн. На первом плане своих проектов Канело находится не всегда, зачастую вставляя в рекламу шутки для своих, чтобы его связь с брендом покупатели нашли сами.

Например, продуктовые магазины Upper получили свое название от «апперкота», и в них продается эксклюзивная линейка кофе Santos (по имени самого Альвареса и его отца). На автозаправках Канело используется топливная присадка под названием P4P (от англ. pound for pound, «вне зависимости от весовой категории»). На оборотной стороне жестяных банок с коктейлями красуется фотография боксера и его автограф, но спереди есть лишь надпись VMC (сокращение от исп. Viva Mexico, Cabrones, – эту фразу спортсмен кричит после победы, и в переводе она означает «да здравствует Мексика, ребята»).

Кроме того, Альварес признает, что порой бывает сентиментален – даже с инвестициями. Так, в 2022 году он купил автобусного перевозчика, на маршрутах которого когда-то продавал фруктовый лед, а еще ему хочется открыть сеть собственных кафе с мороженым в Соединенных Штатах.

И все это не капризы, а сложные, низкомаржинальные деловые проекты в стране, где ежегодный доход на душу населения едва ли достигает $14 тысяч. Зато если у Альвареса все получится, то его бизнес может вырасти в цене и стать дороже типичного лицензионного соглашения. «Он может зарабатывать по несколько миллионов долларов в год и рекламировать бренд два-три года или же наладить бизнес и создать бренд, который потом можно будет продать за $300 млн, $400 млн или $500 млн», – рассуждает Фонсека.

Всерьез за предпринимательство Альварес взялся, когда ему уже было под 30 и он увидел, как другие спортсмены оказываются ни с чем. Те, кто знаком с боксером лично, как один приписывают ему проницательность, выработанную за годы переговоров с влиятельными промоутерами и вещателями. Гильермо Ороско, двоюродный брат и директор холдинга, владеющего брендами Canelo Energy и Upper, говорит, что Альварес двигается на «свинцовых ногах» – медленно, но верно. На открытие первых автозаправок у Сауля ушло три года, на планирование продуктовых магазинов – два, а на разработку присадки P4P – год.

В этом бизнесмену помогло умение заводить полезные знакомства и прислушиваться к советам. Помимо Бремера в число его важных наставников входят богатейший человек Мексики и миллиардер телекоммуникационной сферы Карлос Слим Элу (№11 глобального списка Forbes), а также Олегарио Васкес Ранья, основатель мексиканского конгломерата Grupo Empresarial Ángeles. Каждый день – «каждый божий день», повторяет Альварес для пущего эффекта, – звезда ринга просматривает отчеты по текущему положению дел на всех своих предприятиях и уточняет, что всегда находит на это время, потому что тренировки обычно длятся не более пяти часов в день.

«Я вовлечен в каждое направление своего бизнеса, в каждое решение», – подчеркивает Канело, имея в виду, что сюда относятся и разработка продуктов, и создание дизайна упаковки, и поиск маркетинговой стратегии. Его партнеры по коктейлям VMC, а именно Casa Lumbre в Мексике и Spirit of Gallo в США, отмечают, что Альварес не только отлично продвигает товар (он часто носит брендированную футболку и рассказывает о своих напитках, общаясь со СМИ после поединков), но и вдается в такие детали, как пути дальнейшего расширения каналов поставок и организация логистики.

VMC – идеальная комбинация рыночных трендов. Текила и готовые коктейли являются двумя самыми быстрорастущими сегментами в алкогольной отрасли, и на латиноамериканцев (целевую аудиторию торговой марки) сегодня приходится почти пятая часть населения США. После мягкого запуска в 2022 году и более масштабного дебюта в мае бренд можно увидеть на полках 12 тысяч магазинов в Мексике, а после старта продаж по другую сторону границы в минувшем сентябре – еще примерно в 6000 торговых точек в пяти штатах США. Поставщик алкогольной продукции Spirit of Gallo из калифорнийского Модесто заявляет, что среди готовых спиртосодержащих напитков (в данную категорию входят предварительно смешанные коктейли и хард-зельцеры) VMC стремительно взлетел на седьмое место по популярности в Калифорнии вообще и на второе – в супермаркетах сети Kroger, в частности. Спустя год после того, как VMC появился в продаже, Forbes полагает, что бренд реализовал товара уже более чем на $1 млн.

Помимо всего прочего, в пестрой бизнес-империи боксера есть широкий простор для перекрестной рекламы. Его магазины Upper закупают коктейли VMC, спортивные напитки Yaoca, одежду из Canelo Store и часто строятся рядом с автозаправками Canelo Energy.

Тем не менее Альварес находится под прессом больших трудностей. Топливная отрасль в Мексике регулируется очень жестко, и с учетом всех препятствий одна только закладка фундамента для новой автозаправки может растянуться на целый год. В 2021 году Альварес всех удивил, когда с полной уверенностью заявил телеведущему Грэму Бенсингеру, что Canelo Energy откроет 100 станций, однако теперь из-за задержек (и срыва сделки по приобретению 80 существующих АЗС) сеть планирует расширяться более скромными темпами, открывая по пять-десять автозаправок в год.

Розничные магазины в Мексике регламентируются куда проще, чем АЗС, поэтому Upper намеревается ежегодно открывать по 50 новых супермаркетов – расширение довольно агрессивное, хотя по сравнению с изначальной планкой в 80 тоже более сдержанное.

И пусть Канело убежден в том, что расширение бизнеса можно финансировать в основном за счет доходов на ринге и вновь пущенной в дело прибыли (по крайней мере, пока), рост предвидится недешевым. По словам аналитика-исследователя Золтана Ружбацки из британской консалтинговой фирмы в сфере энергетики Wood Mackenzie, стоимость открытия новой станции в Мексике варьируется в диапазоне $1–2 млн. При этом рентабельность бизнеса совсем невысока: чистая прибыль составляет 2,1% от общего объема выручки аналогичных автозаправок в США в 2021 году, а среди супермаркетов показатели настолько же печальны и достигают лишь 2,2% (по данным исследователей в IBISWorld).

Не стоит забывать и о конкурентах. У гиганта в мире небольших магазинов OXXO в Мексике насчитывается свыше 21 тысячи локаций – у Upper точек пока всего 20. Государственная компания Pemex вплоть до 2016 года занимала в автозаправочном секторе страны монопольное положение и до сих пор держит 7000 брендированных станций (согласно информации Wood Mackenzie, это более половины от их общего количества в стране). С момента либерализации местного рынка на нем также обосновались международные гиганты: ExxonMobil открыл 500 с лишним пунктов, а Shell – более 200.

Как бы там ни было, Альваресу прыгать выше головы не впервой. В Wood Mackenzie поясняют, что сейчас спрос на топливо в Мексике растет и тенденция сохранится как минимум до 2040 года. Несмотря на то что обороты компании Pemex и ее контроль над нефтяной промышленностью в целом дают ей неоспоримое преимущество при ценообразовании, нельзя утверждать, что в бизнесе, основанном на объемах производства, менее крупные сети обречены на провал. Взять, к примеру, Costco, которая нефть не добывает и не обрабатывает, но часто ставит на свой бензин ценник ниже, чем у гораздо более крупных конкурентов. Автозаправочные станции порой также пытаются отличиться от остальных другими способами, начиная прежде всего с удобного расположения. Ороско отмечает, что вдобавок к фирменной присадке P4P и потенциальным будущим продуктам типа моторного масла и смазочных материалов Canelo Energy (в отличие от ряда устаревших пунктов Pemex) большое внимание уделяет клиентскому обслуживанию и удобствам вроде чистых уборных и яркого освещения.

Помимо своих фирм Альварес инвестирует в жилую и коммерческую недвижимость, включая гостиницы. И сам спортсмен, и Ороско говорят, что хотят заняться контейнерными перевозками и открывать распределительные центры – строительство они надеются начать в течение полутора лет. Вопреки привычной для Альвареса осмотрительности, Фонсека заявляет, что они рассматривают, кажется, бесконечный поток предложений в сфере рекламы или лицензирования – от автомобилей и чемоданов до нижнего белья. «Представьте трусы-боксеры от Канело», – высказывается агент.

Опять-таки нужды в деньгах у Альвареса сейчас нет. Но он сам говорит, что в ближайшие четыре-пять лет планирует уйти из спорта, и готовится к новой жизни. И Сауль уверен, что в ней он будет успешен, как и в боксе. «Первый свой миллион я заработал, когда мне было 20. Поднявшись из нищеты, я понял, что хочу получать еще больше, – говорит Сауль. – Мне всегда мало. Даже сейчас».

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить