Кайрат Боранбаев: У меня нет активов от «семьи»

Эксклюзивное интервью с бизнесменом из списков Forbes Kazakhstan, находящимся в СИЗО

Кайрат Боранбев (в центре) перед очередным судебным процессом
Кайрат Боранбев (в центре) перед очередным судебным процессом
ФОТО: © Саша Гусовв

Кайрат Боранбаев - казахстанский бизнесмен, который контролирует проекты в нефтегазовом секторе, девелопменте и ретейле. Список его активов можно перечислять долго, а его имя знает почти каждый в стране. В 2021 году, когда Боранбаев входил в рейтинг «50 богатейших бизнесменов Казахстана», редакция журнала Forbes Kazakhstan оценила его состояние в $590 млн. Арест и последующее уголовное преследование бизнесмена стало одним из самых резонансных уголовных дел 2022 года.

30 декабря 2022 года в Астане начали рассматривать уголовное дело в отношении учредителей ТОО «АзияГазЧунджа» Кайрата Боранбаева и директора компании Романа Наханова, а также бывшего заместителя председателя правления АО «Qazaq Gaz» Тайыра Жанузака. Боранбаева и Наханова обвиняют в пособничестве присвоению чужого имущества в особо крупном размере, а также в легализации преступных денег в крупном размере. Жанузака – в присвоении или растрате вверенного чужого имущества в особо крупном размере. Следствие считает, что несмотря на реальную возможность приобретения товарного газа по более низкой цене, должностные лица «КазТрансГаза» (ныне Qazaq Gaz) умышленно приобрели его через подконтрольную посредническую компанию ТОО «АзияГазЧунджа» по завышенной цене и осуществили вывод денежных средств из финансово-хозяйственного оборота госкомпании с целью хищения. По версии обвинения, Боранбаев нанес ущерб АО «КазТрансГаз» на сумму более 14,5 млрд тенге. Сегодня бизнесмен содержится в одном из следственных изоляторов Астаны.

Редакция Forbes.kz связалась с бизнесменом, чтобы выслушать его точку зрения на происходящее. В марте 2023 года нам удалось договориться на интервью в дистанционном формате. Вопросы Кайрату Боранбаеву были переданы через его адвокатов, через них же были получены ответы. В письменном виде на каждой странице ответов на вопросы стоит подпись бизнесмена.

К сожалению, удаленный и не самый быстрый формат интервью не позволил оперативно задать г-ну Боранбаеву уточняющие вопросы, хотя местами они требуются. Поэтому мнение бизнесмена публикуется «как есть», с небольшими сокращениями.

F: Кайрат Советаевич, вы находитесь под стражей с марта 2022 года, то есть уже год. Как вы себя чувствуете сегодня?

- Какими бы ни были тяготы неволи, мужчина должен держаться, сохранять достоинство и крепость духа. К сожалению, к месту, где я нахожусь, привыкнуть невозможно. Истина в поговорке «человек привыкает ко всему». Стараюсь пройти и это испытание в своей жизни. Сейчас идет процесс, и я поглощен защитой в суде. Мы с моими адвокатами камня на камне не оставили от версии обвинения. Нам удалось доказать не только свою невиновность, но и то, что не было самого факта вменяемого нам преступления. Потому на ваш вопрос отвечу так: чувствую себя в рабочем режиме.

F: Основное обвинение, предъявленное вам, связано с завышением стоимости газа, который был продан АО «КазТрансГаз» по $105 без учета транспортировки до ГИС «Акбулак» от границы России и Казахстана. В результате сделки, по версии обвинения, вы нанесли ущерб «КазТрансГазу» на более чем 14,5 млрд тенге. О какой преступной схеме идет речь и почему вы не признаете вину?

- Речь идет о том, что ТОО «АГЧ» купило газ у АО «Газпромэкспорт» по цене ниже, чем была установлена международными соглашениями между КМГ И ПАО «Газпром» для взаимных обменных операций по газу. И продала этот газ национальному оператору, который в свою очередь, заместив этим газом свои внутренние потребности, сформировавшийся таким образом излишек продал в Китай, заработав на этом в конечном итоге более $265 млн. Никакого ущерба от этой сделки вообще никто не понес. Обвинение сейчас не может предъявить ни одного доказательства такого ущерба. Сделка носила чистый коммерческий, гражданско-правовой характер.

Выступающий сейчас в качестве потерпевшего QazaqGaz только на транспортировке этого газа заработал для своих дочерних компаний более $130 млн, не говоря уже о прочих доходах. Как может компания, получившая такой доход, быть потерпевшей? Вы бы видели поданный ими гражданский иск: он состоит из трех маловразумительных предложений, в которых нет никакого объяснения тому, каким образом был причинен «ущерб». На вопросы в зале суда представитель QazaqGaz двух слов связать не может. Все, кто в зале, уже не скрываясь, смеются над его ответами.

Высшая аудиторская палата РК не выявила никаких нарушений, в том числе завышения цен на газ, причем процесс аудита был начат в рамках проводимого Агентством финансового мониторинга досудебного расследования в июне 2022 года. Ответ за подписью председателя Натальи Годуновой был дан 13 сентября 2022 года. Мои адвокаты представили заключение профессора, доктора юридических наук, члена наблюдательного совета при Верховном суде РК, члена рабочей группы разработки Уголовного кодекса РК Исидора Борчашвили. Эксперт установил, что в деле органом уголовного преследования используются доказательства, которые не могут быть признаны достоверными и допустимыми.

Я вам рассказал только основные аргументы, подтверждающие мою невиновность. Парадокс в том, что даже заключение специалиста криминалистического управления АФМ и заключение эксперта института судебных экспертиз города Астаны не доказывают выводов об ущербе, а говорят о разнице между покупкой и продажей, то есть они показывают прибыль ТОО «Азия Газ Чунджа» в размере 14,5 млрд тенге. Ответьте мне, в чём я должен признать вину?

F: Расскажите о ваших впечатлениях о суде, следствии и об условиях вашего содержания.

- К сожалению, вынужден признать крайне низкую квалификацию следователей АФМ. Они за десять месяцев следствия так и не смогли разобраться с сутью этого дела. Когда в открытом судебном заседании адвокаты начали препарировать его на глазах у суда и всех, кто присутствовал на процессе, обвинение стало сыпаться как карточный домик. Сами прокуроры в начале процесса путали рыночные цены на газ с ценами, установленными КМГ и «Газпромом» для взаимных обменных операций. Только в суде у прокуроров наступило прозрение, что цены на обменные операции - это цены, устанавливаемые национальными компаниями России и Казахстана самостоятельно, без учета конъюнктуры внутренних рынков, и от этих цен просто невозможно рассчитать реальную коммерческую цену газа на границе России и Казахстана. А если этого нельзя сделать, то никак невозможно подтвердить, что цена коммерческой сделки была завышенной.

В нашем процессе выяснилось, что моя компания продала газ КТГ по цене ниже, чем цена, установленная для обменных операций, то есть по самой минимальной цене. В чем тогда претензии? В чем ущерб для КТГ? Прокуратура, на мой взгляд, плохо оценив результаты расследования, с такими ошибочными, плохо изученными выводами пошла в суд, где оказалась в ловушке: обвинение развалилось, так как многие обстоятельства дела следствием не были выяснены, хотя я указывал на них следователям АФМ! [...]

ФОТО: ©  Саша Гусов

F: С чем, на ваш взгляд, связан ваш арест и последующее обвинение? Может, это январские события, или межклановые войны, или изменение политического ландшафта страны?

- Я не имею никакого отношения к политике. Всегда старался держаться от неё подальше. Не хочу копаться в причинах ареста и надеюсь, что суд разберется. Для меня это (причина разибрательства в суде - F) обычная коммерческая сделка, где все стороны получили прибыль.

Ваше имя редко упоминалось в  прессе до 2013 года, пока Айсултан Назарбаев, сын Дариги Назарбаевой и Рахата Алиева, не женился на вашей дочери Алиме Боранбаевой. Считаете ли вы, что обязаны своим богатством, бесчисленным активам первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву? 

- Я занимаюсь предпринимательской деятельностью с момента получения независимости нашей страной, и те возможности, которые позволили мне стать успешным предпринимателем, появились до того, как моя дочь вышла замуж за Айсултана. Если вы посмотрите на мои активы, то увидите, что они созданы мной или куплены на рынке. Я не участвовал в приватизации, у меня нет активов от «семьи», как пишет желтая пресса, но я, как любой казах, воспитанный в традициях уважения к нашим обычаям, с большим почтением отношусь к кудалар (сватам - F). Мне кажется, что мы должны сохранять и воспитывать в наших детях фундаментальные традиции и обычаи нашего народа.

F: Расскажите о происхождении ваших активов, о том, как вы стали долларовым миллионером. Многие в Казахстане перестали верить в то, что без протекции и лоббирования интересов можно стать влиятельным бизнесменом. Вы же всегда были участником наших рейтингов, и, по последним нашим расчётам за 2021 год, ваше состояние составляло $590 млн.

- Я рад, что выбрал путь предпринимательства, и развитие превзошло все мои ожидания. Я в равной степени стремился к работе и отношениям, наполненным смыслом. Моим приоритетом были и остаются отношения между людьми, а деньги для меня всегда стояли на втором месте. Я старался заниматься тем, что у меня хорошо получается. Долгое время я провел в Москве, многому учился и научился.

Мои основные доходы связаны с маркетингом угля и газа вне территории Казахстана. Я смог убедить корпорацию McDonald’s прийти в Казахстан, и это открыло для меня новые возможности бизнеса в совершенно другой отрасли.

Предпринимателя не должно останавливать неверие других людей, главное - верить самому. Желательно иметь интуицию, а также быстро мыслить и быстро принимать решения. Мой совет молодым предпринимателям – работать в Казахстане, ведь легче всего делать бизнес дома. Дурные доходы 90-х прошли, мы живем и работаем в правильном месте, главное - быть в тонусе и в рынке.

F: Что происходило и происходит со всеми вашими активами сейчас? Речь в первую очередь о тех активах, которые входят в холдинг «Алмалы»: компания по розливу минеральной воды «Алекс-Сарыагаш», ТОО «Казахстанская нефтехимическая компания «Кемикал», ТОО «Холдинговая компания «КазТурбоРемонт». Кроме того, я говорю о сети фитнес-клубов Fitnation, отеле «Рахат Палас», доли 50% в ТРЦ Esentai Mall, 50% БЦ Esentai Tower, мажоритарной доле футбольного клуба «Кайрат». Перешли ли какие-то из этих активов к другим владельцам? Может, кто-то пытался их «отобрать»?

- Холдинг «Алмалы» по управлению активами объединяет до 40 компаний в разных сферах экономики. Мы себя позиционируем как социально ответственную компанию. Я давно ушел от управления компаниями, передав полномочия генеральным директорам. Мы как холдинг занимаемся стратегией, инвестициями и образованием через свою бизнес-школу Qosy.

Все компании работают в штатном режиме. После моего ареста я через адвокатов согласовал удержание всех бизнес-показателей и процессов, хотя, конечно, проблем много. К сожалению, следственные органы наложили арест на активы и остановилось финансирование семи проектов, которые кредитовались через банки и фонд «Даму». За счет перераспределения бюджетов внутри холдинга мы завершили ряд проектов в 2022 году. Так, мы открыли завод Food Packaging по производству упаковки и получили сертификат соответствия международным стандартам. В Алматы и Шымкенте мы открыли Центр ядерной медицины для лечения и диагностики рака, заканчиваем еще один центр в Уральске. В Атырау и Астане мы открыли рестораны McDonald’s («Мы открылись» с 2023 года - F). Продолжаем строительство центра современной культуры «Целинный» в Алматы, открыли экоотель Qazaq Auyl на Медеу и строим гостиницу «Медео». ФК «Кайрат» я также финансирую через свои компании и спонсоров. Мы передали компанию A-Parking в государственную собственность, акимату города Алматы. Никто не пытался отобрать мои активы, но были разные предложения по продаже, что нормально.

F: Да, вам принадлежало ТОО «RR2», которое ранее управляло платными парковками A-Parking в Алматы. Вы купили долю государства в этой компании в 2021 году за 5 млн тенге - смешные деньги, учитывая, что компания большая и оперирует большим числом парковочных пространств. Расскажите о том, как осуществлялась та сделка.

- Проект A-Parking был презентован акимату для совместной реализации, так как городу принадлежали земельные участки и городские парковки. После нашего анализа и презентации мы предложили собственную цифровую платформу проекта по управлению парковками. Город представил нам в аренду земельные участки. Мы полностью взяли на себя финансирование проекта в размере $7 млн, то есть строительство парковок, ремонт, установку площадных и пешеходных автоматов для оплаты, мобильное приложение, открыли колл-центр и сервисное обслуживание.

На самом деле мы охватили всего 6% города, так как проект начался с проблемных зон в центре города для их разгрузки. К сожалению, все договоренности с городом не были решены. Основная проблема – это штрафы за неправильную парковку. По закону только дорожная полиция имеет право собирать штрафы и эвакуировать машины. Более 3 млрд тенге штрафов мы передали в дорожную полицию. По результатам деятельности мы перечислили 5 млрд тенге налогов и платежей в доход государства. Мы полностью убрали оплату наличными, вся оплата производилась через мобильное приложение или через автомат на парковке.

Продажа 30%-й доли, принадлежащей государству, осуществлялась согласно постановлению правительства, и оценка доли осуществлялась государством. Только с третьего раза на аукционе мы купили 30%-ю долю, так как, кроме нас, никто не участвовал в торгах. По моему мнению, никто не хотел покупать 30%, так как это не дает возможности принимать решения или блокировать решения, то есть у вас нет права голоса при принятии решений. Сегодня мы 100% компании передали городу.

F: Очень много шума наделал ваш совместный проект с российским миллиардером Виктором Харитониным и другими партнерами - речь о Карагандинском фармацевтическом комплексе, разливавшем российскую вакцину от ковида «Спутник-V»...

- ТОО «КФК» было открыто в 2012 году для выпуска биотехнологических препаратов. Мы инвестировали более $100 млн в строительство завода и получение сертификата международной стандартизации GMP Всемирной организации здравоохранения. Мой партнер является акционером научного института Гамалеи, где была разработана вакцина «Спутник V».

COVID-19 не жалел никого, и тогда президент Токаев и правительство много сделали для закупки вакцин у разных компаний и стран. Фонд прямых инвестиций в России отвечал за поставки в разные страны, но вакцины не хватало. Тогда мы вышли с предложением привезти суспензию от COVID-19, разлить на КФК и произвести готовую вакцину «Спутник V» в Караганде. Министр здравоохранения проводил множество совещаний на заводе и после получения результатов анализов и тестов вышел к нам с предложением выпускать вакцину на КФК, что ускорило вакцинацию и спасение многих людей.

Вакцина не является маржинальным продуктом, главное было обеспечить ее выпуск. Фонд прямых инвестиций имел контракт с СК «Фармация». Наш завод выпускал вакцину, остальным занималась СК «Фармация». Выпуск вакцины «Спутник V» удался благодаря соблюдению международных стандартов GMP на заводе и работникам, которые профессионально выполняли свою работу. Завод после выпуска вакцины продолжает работать, выпуская свою основную продукцию. Кстати, когда мы с партнером завезли первую партию «Спутник-Лайт», 350 тыс. вакцин на сумму 2 млрд тенге в феврале 2022 года мы подарили государству бесплатно. Президент нашей страны наградил государственной наградой «Достык» Виктора Харитонина за помощь в вакцинации во время COVID-19.

F: Вообще как часто за годы вашего предпринимательства вы пользовались государственными деньгами и другими «квазигосударственными» рычагами?

- У меня нет контрактов, и я не участвую в государственных тендерах и закупках в квазигосударственном секторе.

F: А как относитесь к отмене закона «О первом президенте»?

- Раз закон отменили, значит, надо исполнять.

F: Что думаете о «новом Казахстане»?

- Времени у меня сейчас достаточно, и я много читаю и слушаю радио в камере. Могу с уверенностью сказать, что все инициативы президента Токаева связаны с улучшением жизни страны. Решение проблем, которые были озвучены, требует времени. Нельзя делать выводы за год, необходимо время для реализации всех программ и поставленных целей и задач. Я могу на примере наших проектов подтвердить, что внедрение, запуск и исполнение требуют анализа и совершенствования управления проектами. Всякий раз, когда перед нами возникал выбор, как идти к достижению цели, мы без колебаний выбирали лучшее решение. Конечно, это затягивает проект, но в итоге вы получаете преимущество перед конкурентами. Мы научились управлять так, чтобы сотрудники разных типов эффективности проявляли свои сильные стороны, а слабые - им не мешали. Я уверен, что нас ждет большое будущее.

F: Какой прогноз своему делу вы даете - как думаете, какой вас ждет приговор?

- Казахстан – правовое государство. Я очень надеюсь, что суд, изучив все факты при рассмотрении дела, учтет основополагающие принципы, изложенные в Конституции нашей страны. Мы, сторона защиты, полностью доказали нашу невиновность, и уголовное дело полностью развалилось. Если наши надежды не оправдаются, то будем действовать дальше в рамках закона. Каждый имеет право на справедливый и честный суд, ведь на этом строится нормальное цивилизованное государство.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22590 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить