Бишимбаев: Она упала и ударилась лицом о пол

14339

На процессе по убийству Салтанат Нукеновой обвиняемый рассказал свою версию событий

Куандык Бишимбаев
Куандык Бишимбаев
Фото: Верховный суд

В Астане продолжается уголовный процесс по делу экс-чиновника Куандыка Бишимбаева, обвиняемого в убийстве своей гражданской супруги Салтанат Нукеновой. В среду, 3 апреля, на заседании продолжился допрос обвиняемого. Бишимбаев подробно, час за часом, рассказал о событиях дня и ночи, когда погибла Салтанат: поездке в магазин, ссоре на концерте и после того, как пара вышла из концертного зала.

В качестве причины своего раздраженного состояния вечером того дня Бишимбаев назвал «обстоятельства по работе», а также то, что он перед концертом 40 минут прождал на холоде доставку шампанского.

Когда Нукенова и Бишимбаев пришли в гастроцентр, по его словам, ссора продолжилась. «Три часа выслушивал ее претензии, обиды. Я хочу, чтобы прокурор понял, что диалог длился три часа. Пока говорили, еще одну бутылку шампанского выпили. Я хотел уже уйти. К тому моменту уже прилично было выпито, бутылки три шампанского», - рассказал Бишимбаев. Затем, по его словам, они проговорили еще «час-полтора» перед выходом из ресторана. «Из раза в раз повторяла [претензии]. Потом мы вышли на улицу, и на улице еще где-то час простояли. Она стояла и не принимала решения. Один и тот же разговор был на протяжении пяти часов, - утверждает Бишимбаев. - В какой-то момент мы стали двигаться к машине, и у нее начала риторика меняться, она меня начала задевать. С этого началась более острая фаза конфликта. Она сорвала кулон, который я ей дарил на день рождения. Я выкинул из машины ее покупки. Начался накал страстей».

После ссоры на улице Бишимбаев и Нукенова вернулись в ресторан через кухню, прошли в вип-зал. «С бара я взял бутылку шампанского. Мы были спокойны, но когда прошли в вип №1, опять начался тот же разговор. И где-то час-полтора она повторяла одно и то же. В какой-то момент она перешла на крик, я сказал — если хочешь кричать, давай зайдем в туалет. Мы зашли в туалет, сели на пол. Она вернулась к теме ее прежних отношений...» - продолжил рассказ обвиняемый.

Далее, по словам Бишимбаева, Нукенова сняла с себя и бросила в унитаз серьги, обручальное кольцо, браслет и часы и нажала на спуск. «Я потеряла дар речи. Вещи дорогие, и каждая вещь - символ моей семьи... Я не знал, что делать. Я сказал: что-нибудь попить принесу. Потерялся. Схватил первую попавшуюся бутылку, побрел назад, - перешел к ключевому моменту обвиняемый. - Она закрылась изнутри, и оттуда какой-то крик, шум, стуки, удары об стену и мат-перемат. Я начал стучаться в эту дверь, она меня не слышит, там что-то грохочет. Я стал бить по двери. Она подбежала к двери и стала кричать: это ты меня довел. Я потерялся, у меня стала появляться агрессия, стал кулаками бить в дверь. Схватился за штатив и стал бить по двери, появилась дырка».

По словам Бишимбаева, Нукенова сама открыла дверь туалетной кабинки, и в ходе «серьезной перепалки» он схватил ее за плечи и толкнул о стену. «Потом схватил ее сзади [за пояс брюк], в какой-то момент отпустил, получился противовес, она дернулась резко, потеряла равновесие и ударилась о стенку, оттолкнулась рукой и упала лицом об унитаз и упала на пол. <...> Она приподнялась, плохо контролировала свое тело и снова упала и ударилась о кафельный пол. И второй раз, когда она начала подниматься после двух падений, она, прислонившись к стенке, села. Я спросил у нее: все в порядке? Она молчала», - сказал обвиняемый.

Затем, как рассказал Бишимбаев, он принес салфетку и вытер кровь с лица девушки, оставив ее на полу в туалете «практически голой». «Я прошел в вип-зал, нашел зажигалку, закурил сигарету, стал переворачивать все в зале, кричать: ну почему всё так? Она в это время находилась в туалете. Где-то час мы так сидели», - сказал он. 

Когда Бишимбаев вернулся в туалет, девушка, по его словам, так же продолжала сидеть прислонившись. «Я ей сказал: давай, поднимайся, пошли в зал! Начал ее поднимать, она не владела своим телом. Я начал ее поднимать за руки, время было уже 4—4:30, я был уставший. Но она то ли сопротивлялась, [но] приподнять ее до конца не мог. И она билась коленями о пол. В какой-то момент я ее сзади ухватил за живот, прокинул руку, и мы прошли в соседнюю комнату. И где-то на шаге пятом она сама начала идти, она прошла сама шага четыре. Я ее отпустил, и опять ее повело, она грохнулась лицом вперед, опять ударилась. Это неожиданно для меня было. Я не мог понять — она пьяна или что. На ней не было одежды, и все эти царапины, ссадины — оттого, что я пытался поднять ее. Опять она поднимается на ноги, еще шаг сделала и опять упала. Опять лицом ударилась. Я перевернул ее, спросил: ты в порядке? Она молчала. Это меня удивляло: просто смотрела на меня и молчала, ни слова не проронила, - продолжил рассказывать свою версию Бишимбаев. - В какой-то момент она ожила, встала и самостоятельно уверенным шагом дошла до дивана, села на диван. Я подумал — неужели она меня разыгрывает? Играет? Придумывает? И всё время хорошо себя чувствовала. Я спросил: Салта, ты специально это делаешь? Я не мог угадать ее состояние. В какой-то момент она прилегла на диван».

У Бишимбаева в это время, по его словам, «опять был нервный срыв». «Я начал в зале пинать стулья. В какой-то момент я обессилел, полшестого было. Она наблюдала за этим», - сказал он. На этих словах судья, увидев состояние брата Салтанат Айтбека Амангельды, объявила перерыв на десять минут.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
ЧТО НЕ ТАК С СУДОМ НАД БИШИМБАЕВЫМ Смотреть на Youtube