Баян Алагузова: Я тоже жертва «старого Казахстана»

94509

Только на музыкальной группе «КешYOU» продюсер, по ее словам, зарабатывала полтора миллиона долларов в год

Баян Алагузова
Баян Алагузова
Фото: Forbes Q&A

Гостью студии Forbes Q&A Баян Алагузову ведущий Батырхан Тогайбаев представил как актрису, продюсера и лидера общественного мнения — и поинтересовался, почему она никогда не называет себя «бизнесвумен», хотя уже давно и успешно занимается продюсированием.

- Я не делаю бизнес. Я занимаюсь творчеством. Я очень творческий человек из творческой семьи. Просто так получилось, что мое творчество приносит деньги, — ответила собеседница журналиста и добавила, что не разбирается в бухгалтерии и финансах, плохо считает и с математикой у нее в школе были большие проблемы; зато у нее есть «огромный талант» — окружать себя хорошими специалистами.

Баян Алагузова
Баян Алагузова
Фото: Forbes Q&A

В жизни Баян Алагузовой было много как хороших историй, так и не самых приятных, но громких, продолжил Батырхан Тогайбаев, однако при этом «нет ощущения, что ее репутация как-то пострадала». Ведущий попросил рассказать, как Алагузовой «все эти годы удавалось сохранять лицо в разных жизненных штормах».

- Если ты будешь думать о том, как тебе сохранить репутацию, ты никак ее не сохранишь, — заявила собеседница. — Если человек с гнильцой, то как бы он ни старался сохранить свою репутацию, он так или иначе проколется. Поэтому моя репутация - это я сама. Мне гораздо важнее разговор самой с собой. Если мне за что-то не стыдно, то мне всё равно, кому за это стыдно. Моя репутация идет абсолютно параллельно с моей личностью.

Перейдя от личных вопросов к более общим, ведущий спросил, что для нее олицетворяет старый Казахстан, с чем он ассоциируется в контексте «рейдерского захвата» компании ее нынешнего мужа Турсенгали Алагузова.

- Если говорить в рамках моей семьи, то мой муж судился со «старым Казахстаном» пять лет, и у него ничего не получалось. Пришел «новый Казахстан» – и справедливость восторжествовала, ему вернули его компанию. Вот и всё – что тут говорить? В «старом Казахстане»это было бесполезно, пришел «новый Казахстан»— и уже [появилась] какая-то справедливость в суде, - сделала она вывод.

Баян Алагузова с пяти лет живет в Алматы, всего 42 года. «Не хотелось ли вам за все эти годы хотя бы один раз выбрать акима?» - поинтересовался Батырхан Тогайбаев.

- Нет, мне не хотелось, потому что я тоже жертва «старого Казахстана», потому что тогда в моей голове не было, что акима можно выбирать — даже при условии, что я часто бываю за границей, где выбирают мэров. Это было как само собой разумеющееся - что акимов назначают. Но я думаю, что мы придем к тому, что будем выбирать акимов, в ближайшие пять лет, — дала прогноз гостья студии.

Как отметила Алагузова, свой жизненный принцип она вычитала в книге американского психолога: «Ты живешь именно так, как ты того заслуживаешь».

- Я себе сказала: это так понятно! Если ты сейчас не в этом кресле, ты его не заслужила. Если ты сейчас не на экране телевизора, значит, ты не заслужила. А чтобы заслужить, нужно работать, убрать свою гордыню, убрать свое «не хочу, не могу, не умею». Много чего нужно убрать, чтобы стать личностью, — заключила гостья студии.

Что входит в «бизнес-империю» Баян Алагузовой, кто называл ее бездарной, почему для нее не важно, сколько она зарабатывает, и что она сказала бы себе 20-летней — смотрите на YouTube-канале Forbes Kazakhstan.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить