Казахстанцы получают радиационное облучение даже после закрытия Семипалатинского полигона

13100

29 августа в мире отмечается Международный день действий против ядерных испытаний. Для Казахстана, где в течение 40 лет проводились такие испытания, – это особый день, когда вспоминают тех, кто пострадал от радиоактивного облучения в результате взрывов около 500 ядерных бомб

Фото: ОДВЗЯИ

На фоне противостояния двух супердержав – США и СССР – на территории крупнейшей в Центральной Азии республики, в Казахстане, который входил в состав Советского Союза, в 1949 году был открыт Семипалатинский ядерный полигон. Это единственный в мире полигон, на территории которого как во время испытаний, так и после жили люди, передает Центр новостей ООН.

Напомним, что первый тестовый взрыв на Семипалатинском полигоне был проведен советскими властями 29 августа 1949 года. Мощность первой бомбы тогда составила 22 килотонны. А всего с 1949 по 1989 год на этом секретном полигоне в Казахстане было произведено не менее 468 ядерных испытаний, как наземных, так и подземных.

Из-за них сотни тысяч людей в течение 40 лет подвергались радиации. Говорить об этом в прошлом было нельзя. Правда раскрылась лишь с обретением Казахстаном независимости. И лишь в 1989 году власти республики закрыли Семипалатинский полигон.

«В 1959 году в Казахстан прибыла специальная комиссия Министерства здравоохранения СССР из Москвы для проведения исследований о влиянии ядерных взрывов на здоровье жителей прилегающих населенных пунктов. Вывод был предельно циничным: «Полученная доза радиации от испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне была не смертельной». Это исторический факт и зафиксирован документально», – рассказала службе новостей ООН доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой радиологии НАО Медицинского университета города Семея Мадина Мадиева.

Однако казахстанские ученые после закрытия полигона провели собственные исследования и доказали, что влияние испытаний, длившихся в течение 40 лет, негативно отразилось на здоровье трех поколений казахстанцев.

Ядерная лаборатория под открытым небом

«Главным аргументом принижения ущерба здоровью от ядерных испытаний в Казахстане было заявление комиссии Минздрава СССР о том, что радиационное облучение в Казахстане на Семипалатинском полигоне было опосредованным, а не прямым, как это было в случаях с бомбами, сброшенными на японские города Хиросиму и Нагасаки. Мол, у нас и дозы облучения были не такими большими, как те, которые получили японцы или даже чернобыльцы. Но при этом в выводах почему-то забывали упомянуть, что облучение в ходе испытаний в казахстанской степи на полигоне было «хроническим», то есть в течение нескольких лет», – отметила казахстанский профессор.

Мадиева напомнила, что этапы деятельности полигона делятся на два периода: первый, когда производились наземные взрывы с 1949 по 1962 год, и второй период подземных испытаний с 1963 по 1989 год.

«Люди, жившие в населенных пунктах вокруг Семипалатинского полигона в период наземных испытаний ядерного оружия видели те самые характерные ядерные «грибы», а, следовательно, подверглись самому настоящему острому радиационному облучению. В период с 1962 по 1989 год подземные испытания проводились в выходные дни. Я родилась и выросла в Семипалатинске, в те годы была ребенком и хорошо помню, как в моменты подземных взрывов у нас в шкафах дребезжала посуда», – рассказала Мадиева.

Трудно понять, почему советские власти не утруждали себя тем, чтобы предупредить население близлежащих казахских аулов о проводимых испытаниях. Люди не прятались в бомбоубежищах, как это было положено.

Данные о результатах исследований Минздрава СССР были засекречены и лишь годы спустя стали известны казахстанским медикам после официального закрытия полигона. Мадиева предполагает, что умалчивание точных результатов исследований в советское время было обусловлено двумя причинами. Первая – не говорить о реальных дозах облучения населения, второе – снизить накал недовольства среди местного населения.

«Во время работы над диссертацией и в ходе моих исследований в районах, максимально пострадавших от ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне, было выявлено, что количество заболеваний крови и кроветворных органов, иммунной, нейроэндокринной, сердечно-сосудистой систем у людей, живших вокруг Семипалатинского полигона, было намного выше общереспубликанских. Так называемое «хроническое» облучение малыми дозами запускает каскад клеточных изменений которые приводят к росту мультифакторных заболеваний», – подчеркнула профессор.

Проклятие полигона

Но даже спустя 30 лет после закрытия Семипалатинский полигон продолжает оказывать негативное воздействие на здоровье людей, рассказала службе новостей ООН Гульшара Абильдинова, главный внештатный генетик Минздрава Казахстана, руководитель лаборатории персонализированной геномной диагностики, доктор медицинских наук, профессор.

«Как только закрыли полигон, и у нас, казахстанских ученых, появилась возможность туда поехать, то первое, что я увидела – это траншеи и ямы, которыми была изрыта вся огромная площадка для испытаний. Дело в том, что для проверки ударной волны на прочность разных материалов здесь были построены здания, железная дорога и другие строения. Под землей были проложены кабели, содержащие медь», – пояснила генетик.

Это «наследие» после закрытия полигона осталось бесхозным и стало «приманкой» для «охотников» за цветными металлами. Добывая здесь медь, люди получали облучение, а их одежда, которая должна была после пребывания в опасной зоне сжигаться, становилась не менее опасным источником облучения для других.

Гульшара Абильдинова более 30 лет занимается исследованиями влияния радиации на организм человека на клеточном уровне.

«Для меня в ходе моих исследований важно было понять, как именно происходит разрыв хромосом при ионизирующей радиации. Но для этого нужно собрать как можно больше генетического материала. Считаю, что исследования должны продолжаться, чтобы человечество имело полную картину по воздействию радиации на организм. Механизм этот еще до конца не изучен», – отметила Абильдинова.

Опасность радиации сохраняется до сих пор на фоне звучащих в последние годы требований некоторых фермеров открыть земли, прилегавшие к полигону, для пастбищ или посевов зерновых культур.

«Они заявляют, что такие опасные элементы, как стронций и цезий, прошли период полураспада, а потому эти земли не представляют угрозы. Хочу напомнить, что на полигоне прошли испытания двух водородных бомб и зарядов с ураном и плутонием, а это значит, что изотопы этих радионуклидов всё еще содержатся в почве и окружающей среде», – напомнила Мадина Мадиева.

Ядерный полигон может представлять опасность еще как минимум миллион лет, если учесть, что активность радиационного излучения плутония снижается наполовину каждые 24 тысячи лет. А это значит, что опасность для здоровья последующих поколений казахстанцев сохраняется.

По официальным данным, в 2021 году количество новых случаев онкозаболеваний в Казахстане выросло на 25–30% и достигло отметки 36 тысяч. «Лидером» в этой печальной статистке является не только Семипалатинская область, но и соседние с ней регионы. Медики также отмечают, что рак заметно «помолодел». 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube