Дина Рубина: Мы не знаем, будут ли читать наши внуки

В интервью Forbes.kz известная писательница рассказала о жизни в Израиле, тотальной безграмотности и о том, как описывала в своих книгах старую Алма-Ату, в которой никогда не была

Дина Рубина.
Фото из архива Дины Рубиной
Дина Рубина.

6 сентября в рамках проекта Lectoriy.kz в Доме приемов в Алматы состоится литературный концерт известной писательницы Дины Рубиной (подробнее о мероприятии – здесь). Накануне своей поездки в Казахстане Дина Рубина дала интервью Forbes.kz.

F: Дина Ильинична, в романе «Желтухин» цикла «Русская канарейка» вы с необычайной любовью и точностью описали старую Алма-Ату. Откуда у вас такие хорошие познания о городе?

- Благодарю, это самый дорогой мне комплимент, тем более, что в Алма-Ате я никогда не бывала. Вот сейчас еду в первый раз. Хотя, конечно, много читала и слышала об этом незаурядном городе. Когда описываю город (любой) как место обитания и развития характера героя, я добросовестно работаю и над источниками, и с картами, но, главное – с воспоминаниями людей. Причем, нескольких коренных обитателей данного города, ведь известно: у каждого человека вырабатывается с годами взгляд и воспоминания о родном городе – своем, личном, всегда ином, чем у других. И вот такое стереоскопическое освещение места действия в романе дает как бы разносторонний обзор местности. Прием нехитрый, но срабатывает всегда. При этом, остается последний не раскрываемый секрет автора: собрать воедино в общую органичную картину образ Города. Но это уже дело таланта и умения создавать мир из разрозненных свидетельств разных людей.

F: Вы также точно так же - с любовью - описали в романе и Одессу с одесситами. Говорят, теперь это другой город и другие люди. А вы как считаете, сильно ли они изменились после 1991 года?

- Вы как будто нарочно подбираете каверзные вопросы: в Одессу впервые в жизни я попала в 1993 – у меня об этом есть даже эссе, которое, кстати, я читаю всегда на публике. Прочитаю и на сей раз на своем концерте в Алматы. А была там вновь совсем недавно, весной. И как всегда: прекрасная публика, полный зал, замечательная реакция и забавные вопросы из зала. Одесса – место такое, нескончаемое. Уж, кажется – все, одесситы разъехались по всему миру, сейчас они и в Израиле, и в Америке и – уверена – в Южной Корее тоже имеются… Но приезжаешь, и все на своих местах: одесская интонация, юмор, жаренная барабулька в ресторанчике на берегу моря…

F: После жизни в Ташкенте, а после в Москве вы переехали в Израиль. Каково вам там живется? Не пожалели о переезде?

- Знаете, это такой широкий вопрос… Вернее, это очень длинный, мучительный и разнобокий вопрос, на который отвечать придется в девяти интервью. Я живу в Израиле четверть века. Там мой дом; там выросли, отслужили армию мои дети, там родились мои внуки… Это все равно, что спросить любого из алма-атинцев: вы не жалеете, что родились в этом городе? На вас в лучшем случае просто изумленно вытаращат глаза.

F: Можете ли вы сказать, что в Израиле русские писатели востребованы не меньше, чем в странах бывшего СССР?

- Думаю, тут надо говорить не о востребованности, а о том, сколько еще людей и сколько лет будут читать книги – вообще, вне зависимости от стран и пространств. Говоря о писателе и читателе, невозможно не учитывать того, что случилось на нашем веку со всеми нами в конце 20-го столетия: а случился дикий, неумолимый и безжалостный зверь – интернет, под влиянием которого любое общество настолько изменилось - буквально на наших глазах, - что судьба писателя накренилась и зависла, и вообще, висит на ниточке. Мы не знаем, мы можем только предполагать и прогнозировать – сколько и как будут читать наши внуки. Я имею в виду не только русских писателей, а писателей вообще. Что касается Израиля – здесь живет миллион русско-читающих людей, положим, настоящих читателей из них тысяч триста… Считаю, что это неплохо. Все неплохо, пока мы живы…

F: Вы стали автором «Тотального диктанта» в 2013. Какие впечатления у вас сложились? Можете ли сказать, что уровень тотальной безграмотности растет?

- Уровень тотальной безграмотности, разумеется, страшно подскочил – все по той же причине. Много ли вы пишите в своей жизни писем? В основном, эсэмэски, записочки в ватсапе, да просто ведь легче звякнуть и потрепаться. А между тем, эпистолярное дело всегда держало на плаву наши, затверженные в школе, навыки и знания языка.

Что касается самой этой акции – «Тотальный диктант» - это дело симпатичное и благородное, затеянное с любовью к русскому языку группой замечательных, неравнодушных к родной культуре людей. С удовольствием приняла участие в этой затее.

F: Как чувствует сейчас себя современный писатель? Как считаете, ему легче или тяжелее, чем писателю XIX и XX веков? Больше ли стало тем для создания книг?

- Не могу расписываться за всех писателей. У кого-то на веку прослеживаются десять тем, у кого-то три, но зато глобальные, воссозданные в пяти мощнейших романах… Шиллер, кажется, считал, что сюжетов в мировой литературе, условно говоря, 36: Золушка, Гамлет, Отелло… ну и так далее. Он считал, что никому еще не удалось придумать 37-й. Но если учитывать всё то же чудище - интернет – то тем, конечно, стало побольше, технических таких, социальных тем. Кстати, «Тотальный диктант» у меня – как раз о влиянии интернета на человечество.

F: От того, что сегодня весь мир переходит на цифровые носители, люди качают книги в интернете, вы несете убытки?

- Убытки – это очень мягко сказано. В самом деле, отчего не грабануть бедолагу-писателя на большой дороге под названием Всемирная Сеть! Знаете, среди тысяч писем, которые я получаю, встречаются поистине изумительные образчики наивного признания в любви: «Я так люблю ваши книг… Я приложил огромные усилия, чтобы отыскать все их в интернете и скачать. Теперь у меня все они есть. И я могу поделиться ими с друзьями». Причем, наверняка этот любитель хорошей литературы возмутится, если его обсчитают в гастрономе на колбасе.

F: Жителей СССР называли «самой читающей нацией». На ваш взгляд, можно ли так сказать про современных жителей СНГ?

- Самой читающей нацией в мире называли себя сами жители СССР. Все мы в это свято верили. С тех пор я побывала не раз и в Германии, и в Австрии, и во Франции… Процент читающих и покупающих книжные новинки людей всюду примерно одинаков, как одинаков примерно в европейских странах процент интеллигенции к остальной массе народа.

F: Если рассматривать писательство как способ зарабатывания денег, выгодное ли это дело сегодня?

- Знаете, с тех пор, как в девятом классе я послала в журнал «Юность» свой первый рассказ и его напечатали, я никогда не рассматривала свое занятие с точки зрения выгоды. Так что, вопрос не ко мне… Но если ваши книги выходят большими тиражами и вам повезло издаваться в большом и уважающем себя издательстве, где принято платить автору потиражные, то этим можно прокормить семью. Дело за большими тиражами и покупателями, которые их раскупают.

Подробнее о литературном концерте Дины Рубиной в Алматы можно узнать здесь и здесь. Купить билеты можно на сайте Lectoriy.kz и в сети магазинов «Меломан».

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

6531
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.