Инновационная экономика – это возможно

Может ли Казахстан сделать зарождающийся инновационный сектор своей экономики новым Эльдорадо для инвесторов? Может. Надо дать этому сектору льготы и преференции, которые трудно найти в других странах, считает президент АО «Национальный центр научно-технической информации» Адил Ибраев

Фото: banker.bg

Сегодня наша страна вновь столкнулась с серьезным вызовом, на этот раз технологическим. Темпы роста экономики Казахстана снижаются все последние годы, несмотря на огромный приток «нефтяных» денег. Причины кризиса носят фундаментальный характер: капитала в «старые» сырьевые отрасли вложено слишком много, и этот капитал перестал приносить адекватную отдачу в виде дохода. Новых привлекательных сфер для инвестирования в стране явно недостаточно.

Отечественный бизнес (это относится как к субъектам реального сектора, так и к финансовым институтам в широком смысле – банкам, инвестиционным компаниями и фондам) пока не готов нести определенные затраты на внедрение инноваций, не видя в этом отдачи в плане получения дополнительной прибыли, зато учитывая значительные риски в части маркетинга и сбыта. В результате бизнес вкладывает деньги за рубежом, а экономика страны все больше скатывается в стагнацию.

Есть и хорошая новость: в 2015 Казахстан значительно – на целых 8 пунктов – улучшил позицию в Глобальном рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ). Казахстан занял 42 место из 140 стран, оказавшись в этом престижном списке между Польшей и Италией. В СНГ нас обошел только Азербайджан, получивший на два балла больше. Новость об успехе страны процитировал весь Казнет (более 40 тыс. информационных сообщений в зоне. kz), об этом говорят чиновники и депутаты.

На самом деле рейтинг Казахстану «подправили», главным образом, недавно принятые поправки в Трудовой кодекс, позволяющие работодателям «гибко» сокращать затраты на рабочую силу. Теперь эффективность нашего рынка труда на 18 месте в мире, на целых десять пунктов выше Германии. Для бизнеса это хорошо, а для миллионов наемных работников, у которых и так совсем не европейские зарплаты – не очень.

Другим фактором, который высоко оценили эксперты ВЭФ, стала благоприятная для Казахстана «макроэкономическая среда» (25 место). Первые места в мире по этому показателю занимают Саудовская Аравия, Норвегия, Катар и Кувейт, то есть производители углеводородов. Как показали события последних месяцев, эта среда становится все менее благоприятной.

По всем остальным показателям мы не попадаем даже в первые 50 позиций рейтинга. По уровню инвестиций в здравоохранение и базовое образование Казахстан получил совсем не почетное 93 место.

Финансовый рынок страны эксперты оценили, как отсталый и неспособный обеспечить потребности экономики (91 место). Несколько лучше дела обстоят с инфраструктурой (58 место) и высшим образованием (60 место).

Тревогу вызывают низкие оценки по фактору «технологическая готовность» нашей экономики. Общий невысокий рейтинг (61 место) обеспечен главным образом развитием телекома и информационных сетей (53 место), в то время как внедрение новых технологий в других сферах происходит крайне медленно (92 место).

Можно уверенно сказать, что при сохранении существующих тенденций в сфере науки и инноваций ситуация с технологическим уровнем экономики нашей страны не улучшится. Откуда такой пессимизм?  Для опережающего роста технологичных и инновационных производств, по мнению тех же экспертов ВЭФ, требуется два условия: система создания инноваций и «продвинутый» частный бизнес, который способен эти инновации использовать в производстве.

Сейчас уже все осознают, что без науки, использования ее достижений в виде новых прогрессивных технологий, технических решений, инновационных материалов и продукции невозможен не только качественный, но и количественный рост экономики и благосостояния населения. Современный этап цивилизационного развития характеризуется сменой экономических парадигм, технологических укладов, наука все в большей степени становится определяющим фактором производства, движущей производительной силой.

Но – это в теории… А на практике, несмотря на предпринятые усилия по активизации научной политики, разработке целого ряда мер и механизмов регулирования, поддержки и стимулирования научного сектора, внедрения специальных финансовых инструментов коммерциализации результатов научно-технической деятельности уровень инновационности и наукоемкости экономики Казахстана остается низкий. Согласно ВЭФ, Казахстан по фактору «Инновации» занимает 72 место – это между Гайаной и Вьетнамом. Много это или мало? Недостаточно, если учесть, что мы занимаемся инновационным развитием уже второе десятилетие и претендуем на место в группе самых развитых стран планеты. Тех самых стран, которые как раз отличаются от остального мира высоким уровнем развития системы инноваций.  Самыми слабыми  местами  нашей  инновационной  системы авторы рейтинга ВЭФ считают взаимодействие науки и производства (88 место), а также эффективность деятельности научных организаций (81 место).  Неважно обстоят дела с трансфертом технологий (103 место) и наличием в стране квалифицированных ученых и инженеров (70 место), хотя определенный прогресс в этой сфере есть. А вот правительство Казахстана, по мнению экспертов, в последние годы снижает и без того незначительный заказ на инновационные разработки (63 место).

Существующему казахстанскому бизнесу инновации не интересны, делают вывод специалисты ВЭФ. Они ставят нашу страну по этому показателю на 79 место, между нашими ближайшими соседями – РФ и Таджикистаном, выше Марокко, но ниже Доминиканской Республики. По их мнению, инновационным бизнесом в мире лучше всего занимаются не корпорации и тем более не госхолдинги, а сообщества небольших компаний в смежных сферах, образующие кластеры. Такие кластеры, несмотря на усилия в этом направлении, в Казахстане фактически отсутствуют (114 место в мировом рейтинге). Именно в рамках кластеров компании МСБ, как показывает опыт, создают цепочки переделов сырья в высокотехнологичную продукцию (102 место), выстраивают гибкие сети поставщиков (106 место), успешно занимаются маркетингом (71 место) и придумывают новые идеи на рынке (66 место).

К мнению экспертов ВЭФ можно относиться скептически, но такой подход – не более чем попытка уйти от проблем, с которыми мы столкнулись. В реальности инновационность и наукоемкость экономики Казахстана, несмотря на серьезные усилия в этом направлении, растет крайне медленно и все еще находится на недопустимо низком уровне.

Почему казахстанские предприниматели практически не участвуют в развитии отечественной инновационной системы? Как показала практика, инвестиции в новые технологические решения крупный отечественный бизнес все же делает. Однако чаще всего речь идет об инвестициях за пределами Казахстана. Крупный бизнес учреждает венчурные фонды в США, Израиле и других развитых странах, не делая из этого особого секрета.

Согласно данным государственной статистики в Казахстане действует 392 организации, выполняющие работы в рамках НИОКР. С 2000 численность работников, занимающихся выполнением исследований и разработок, в Казахстане увеличилась в два раза и на конец 2014 составила 18930 человек. Поддерживается серьезная инфраструктура, на которую государство ежегодно выделяет десятки миллиардов тенге. В последнее десятилетие на бюджетные средства активно закупалось новое оборудование, тысячи молодых специалистов получили первоклассное образование за рубежом по программе «Болашак»...

В то же время инноваций, как конечных продуктов инновационной деятельности, сегодня в стране фактически нет. Научные организации существуют на бюджетные средства, выделяемые в рамках грантов и научно-технических программ, более чем на 50%. При нехватке денег в бюджете республики инвестиции в науку могут прекратиться.

Как превратить науку из аутсайдера в локомотив экономики?

Это вполне возможно, более того, Казахстан уже имеет уникальный и успешный опыт такой трансформации стратегической отрасли. В 1990-х, когда речь шла о выживании молодого государства, наша страна сделала ставку на ускоренное развитие добычи углеводородов. В результате к 2014 мы оказались на 29 месте в мире по объему привлеченных инвестиций, на две позиции ниже ОАЭ и на две позиции выше Саудовской Аравии, далеко опередив Нигерию и Венесуэлу. А ведь Казахстан по размеру запасов нефти и газа не входит даже в первую десятку мировых лидеров. Наша страна привлекла инвестиций больше, чем ЮАР и Вьетнам, хотя значительно отстает по них размеру экономики и численности населения.

За инвестиции пришлось конкурировать. Инвесторы получили очень большие льготы и преференции. И они принесли в страну деньги, которых у нас тогда просто не было. Можно ли условия соглашений тех лет считать «неравноправными» с позиций дня сегодняшнего? Наверное, да. Могли мы обойтись без инвестиций на таких условиях и справиться своими силами? Определенно нет!

Может ли Казахстан сделать едва зарождающийся инновационный сектор своей экономики новым Эльдорадо для инвесторов? Может. Надо дать этому сектору льготы и преференции, которые трудно найти в других странах. Кроме того, надо дать инвесторам в этот сектор гарантии соблюдения условий заключенных договоров на десятилетия вперед. Все это мы уже проходили, мы умеем это делать. И что особенно важно - нам верят.

В первую очередь это касается налоговых льгот. При обсуждении недавно принятого Закона Республики Казахстан «О коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности» имевшийся в первоначальном проекте закона пункт о 5-летних налоговых льготах для новых компаний был из документа исключен. В качестве меры стимулирования стартапам предлагают становиться в ту же очередь за грантами на коммерциализацию технологий, в которой уже теснятся сотни государственных и «квазигосударвенных» научных и образовательных структур. Таким образом, инноваторов «допускают» к бюджетным деньгам, одновременно делая их абсолютно неинтересными для частных инвестиций.

Является ли такой подход правильным? Ведущие инновационные экономики мира, как правило, привлекают инвестиции в инновационную сферу именно налоговыми льготами. Консервативная Великобритания позволяет стартапам вычитать из налогов расходы на НИОКР за более чем 2 года, часть этих расходов возмещается государством.

Схожая схема стимулирования инноваций действует в Ирландии, Сингапур освобождает инноваторов от налогов на первые $150-300 тыс. прибыли, а Чили, помимо налоговых льгот, приглашало иностранные стартапы, выдавая им по $40 тыс. и офис сроком на 6 месяцев.

Деньги из бюджета раздавать совсем необязательно. У государства уже имеются огромные активы, часть которых на определенных условиях может быть предоставлена новым инновационным компаниям. Это, например, десятки тысяч квадратных метров в образовательных учреждениях, НИИ и научных центрах. Долгосрочная аренда на условиях оплаты текущих коммунальных расходов для бюджета ничего не стоит, но поможет выжить небольшой фирме. Другим вкладом может стать доступ к научному оборудованию, информационным сетям, базам данных и другой инфраструктуре.

Казахстанские инноваторы молоды, образованы, знают языки, и если им не создать условия на родине, они просто уедут туда, где эти условия уже есть.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заслуженный деятель РК, кандидат политических наук

 

Статистика

6556
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.