Как «доктор-легионер» из Германии лечит от рака малыша в Астане

Аскар Оразбеков, отец двухлетнего онкобольного мальчика, утверждает, что казахстанские медики списали первые признаки болезни на прорезывающиеся зубы

Казахстанцы нередко говорят о том, что «чем нанимать футбольных легионеров, лучше бы…»  и дальше в зависимости от ситуации. Аскар Оразбеков, единственный сын которого болен раком, считает: лучше бы в Казахстан приезжали медицинские легионеры.

Беда в семью Оразбековых пришла в июне прошлого года. Спустя месяц с лишним родители узнают диагноз: лимфобластный лейкоз.

- Наш сын родился в Китае, потому что я там вел свой бизнес, а супруга оканчивала университет. Приехали через 9 месяцев в Астану. Вскоре самочувствие малыша ухудшилось: начал быстро утомляться, потерял ко всему интерес, стал бледный, синяки начали появляться на теле. Мы ходили к семи врачам по Астане: и к частным, и к профессорам. Обратились во все детские больницы, которые здесь есть. И все врачи говорили: «У вас самый здоровый ребенок. У него просто зубы режутся. Ничего, пройдет, чуть подождите, будет все хорошо». Мы стали ждать. Я улетаю обратно в Китай. Сыну уже годик настает, и тут они сдают анализ крови, - вспоминает отец мальчика.

Лейкоциты повышены. Мама с сыном поступают в реанимацию 1-ой городской больницы. Почки увеличены – при лимфобластном лейкозе органы увеличиваются. Родителям непонятно, почему ни один врач, к которым они ходили, не отправил их сдавать анализы.  

- Например, в Шанхае, когда мы приходили с сыном к врачу, то перед приемом сдавали анализ. Здесь все проходило визуально: температуру смотрят, еще что-то смотрят, - возмущается Аскар.

Оразбаевы попадают в Центр материнства и детства. Уже здесь мальчику ставят диагноз: острый лимфобластный лейкоз.

- Это означает, что костный мозг вырабатывает больше опухолевых клеток. Поступив в центр, он проходит химиотерапию. Химиотерапия отвечает идеально, все хорошо. Мы думали о том, чтобы лечиться за границей, но в зарубежных клиниках нам сказали: протокол лечения в столичном центре практически такой же, как и у них. Также нам сообщили, что выживаемость при этой болезни составляет 80%. Через месяц он вышел в ремиссию, - рассказывает Аскар.

Затем была поддерживающая химиотерапия. Мальчика выписали год назад, и целых 9 месяцев не было причин для беспокойства. Родители выдохнули.

- Поддерживающая химиотерапия при этом диагнозе длится 5 лет. Если в течение этого времени рецидива не будет, пациент выздоравливает. К этому все шло. Я уже готовил семейную визу, чтобы забрать их в Китай. И тут снова началась утомляемость. Мы опять пошли к врачам. Нам сказали: «Все нормально, идеально». А ребенок начал пошатываться, у него начала кружиться голова. Мы идем в больницу, и ему именно в этот день нормально становится. Потом он начал много кушать. Волчий аппетит прям, все время просил еду. Оказывается, это первые признаки нейролейкоза, - делится Аскар.

Рецидив. Лейкоз обхватил центральную нервную систему. У ребенка сначала пропадает голос, потом он сникает и больше не встает. Все происходит резко, буквально на глазах. Кома. Аскар связывается с советником министра здравоохранения и социального развития РК по вопросам детской онкологической службы Гюнтером Хенце и приглашает профессора берлинской клиники «Шарите». Через неделю лучший онколог осматривает мальчика в Центре материнства и детства.  

- По статистике, как говорит профессор, в Казахстане лимфобластным лейкозом заболевает 600 детей в год. Из них выявляются 300-400 случаев. А часто ставят диагноз ОРВИ. Недавно был случай в Алматы: девочка заболела, врачи диагностировали простуду. А в конце концов выяснилось, уже на последней стадии, что она заболела раком крови, - говорит Аскар.

Из комы малыш вышел через 10 дней. Лечение Гюнтер Хенце ведет дистанционно. Каждый день родители отправляют отчеты о состоянии ребенка. Профессор также ежедневно пишет рекомендации и назначает лекарства.

Сейчас семья молится об улучшении здоровья малыша. Если все пойдет хорошо, то после усиленной 2-месячной химиотерапии ребенка ждет пересадка костного мозга. Но это пока – самая большая мечта родителей.

- Детская онкологическая служба в Казахстане продвинулась вперёд очень сильно. Значительно улучшились условия работы. Но нужно понимать и то, что мы пока далеки от оптимальных условий, сделать надо ещё многое, - резюмирует советник министра здравоохранения и социального развития РК по вопросам детской онкологической службы Гюнтер Хенце.  -  Нам надо сокращать фактически проживание детей в онкологических отделениях: для многих видов лечения и диагностики необязательно постоянно находиться в больнице. Надо создавать при больницах пансионаты для проживания больных детей и родителей – об этом я говорил всегда. Да, есть уже сдвиги в этом вопросе. Но мы не должны останавливаться на полпути, если хотим прийти к международным стандартам. Если бы в Казахстане в развитие детской онкологической службы вкладывались и поддерживали также интенсивно, как, например, футбол, мы двигались бы в правильном направлении значительно быстрее.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


журналист, Астана

 

Статистика

8544
просмотра
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.